Ещё

Бизнес перед выбором: Или обанкротиться, или умереть в объятиях власти 

Бизнес перед выбором: Или обанкротиться, или умереть в объятиях власти
Фото: Свободная пресса
Многие бизнесы оказались на грани банкротства, а их работники — без средств к существованию. Тем не менее помощь государства для многих оказалась страшнее, чем банкротство. Крупные компании, как сообщает «Коммерсант», желавшие войти в список системообразующих предприятий для получения господдержки, испугались последствий этого шага. Предприниматели жалуются, что власть в обмен на помощь просто замучила их постоянными отчетами, таким изощренным бюрократизмом, что проще и дешевле обойтись без всякой помощи.
Считается, что на Западе ситуация выглядит получше, но, как выясняется, не всегда. Там есть свои «прелести».
Западные компании банкротятся «пачками», но радоваться не стоит
Financial Times пишет о рекордном количестве банкротств в США с 2013 года. Американские компании банкротятся одна за другой. Так, в конце июня о банкротстве заявила Corp. — первопроходец в добыче сланцевой нефти. В Канаде банкротится знаменитый организатор цирковых шоу Cirque du Soleil: из-за колоссальных долгов компании придется оставить лишь 213 работников, а остальные 3500 человек пойдут на улицу — искать работу.
В США огромный ущерб был нанесен розничной торговле. Причем не успели магазины и кафе оправиться от последствий закрытия во время коронавируса, как добавились новые проблемы — мелкий бизнес стал первой мишенью погромщиков, вышедших на улицы после убийства полицейским афроамериканца Джорджа Флойда в Миннеаполисе.
В России в течение первой половины 2020 года 47% компаний были вынуждены прерывать свою деятельность. Понятно, что главной причиной временного прекращения работы были введенные в связи с пандемией ограничения. Власть обещала помочь отечественному бизнесу, но многие предприниматели реальной помощи не ощущают. Так, и президент , и премьер-министр много говорили о поддержке пострадавших от пандемии отраслей экономики.
Еще в мае министр экономического развития озвучивал примерную сумму средств, которые правительство потратит на борьбу с последствиями пандемии: 3,3 трлн рублей. Но одно дело — поддержка национальных гигантов и стратегически важных компаний, и совсем другое — решение проблем малого и среднего бизнеса. Индивидуальные предприниматели и небольшие фирмы чаще всего остаются со своими проблемами и бедами один на один. Кто-то сокращает сотрудников, причем часто в обход законодательных норм, регулирующих увольнение, а кто-то — банкротится. Ведь как быть владельцу небольшого кафе или салона красоты, если он снимал помещение, рассчитываясь с арендодателем средствами от выручки, из этой же выручки оплачивал труд наемных работников и, к примеру, делал платежи по кредитам за оборудование? У многих малых предпринимателей все деньги были в обороте, так как никто не ожидал закрытия на несколько месяцев. Единственные, кто «выжили» — дистанционные бизнесы, которым не требовалось арендовать помещения и вести свою деятельность в реале, а не онлайн.
Осенью станет понятен настоящий ущерб пандемии для бизнеса в РФ Впрочем, на первый взгляд, количество банкротств компаний в России сейчас меньше, чем на Западе. Но это ни о чем не говорит. Адвокат Ирина Зуй считает, что сравнивать ситуацию с банкротствами бизнеса и вообще с последствиями коронавируса для экономики в России и в США или европейских странах преждевременно.
— Банкротства вызваны не только пандемией, но и обвалом цен на нефть. Например, двумя неделями раньше о своем банкротстве объявила американская Extraction Oil & Gas, а это, между прочим, второй по масштабу деятельности добытчик сланцевой нефти в Соединенных Штатах. Пандемия же повлияла в большей степени на банкротства транспортных компаний, ритейла, сферы общественного питания.
«СП»: — То есть, на Западе ситуация даже сложнее, чем у нас? А с чем это связано?
— Это может показаться лишь на первый взгляд, поскольку, во-первых, специфика российского менталитета: многие наши предприниматели находили разнообразные ухищрения и все же умудрялись извлекать какие-то доходы даже в условиях временного закрытия своих бизнесов. Во-вторых, закредитованность и населения, и бизнеса в США и странах Западной Европы выше, чем в нашей стране. Например, в России среднее соотношение кредитов к годовому доходу что-то порядка 28-30%, тогда как во многих западных странах это 50% и выше. Но если мы копнем глубже, то увидим, что проблемы бизнеса в России не менее существенные.
«СП»: — Есть ли какие-то отличия в банкротстве компаний в России и на Западе в условиях пандемии?
— В странах Европы бизнес и люди, в нем занятые, получали прямую финансовую помощь от своих государств, и это сильно помогло сдержать вал банкротств малого бизнеса, у нас как раз сильно пострадали самые незащищенные слои малого бизнеса. Многие кафе и рестораны не открылись вовсе, как и магазины розницы. Что же касается крупных и стратегически важных компаний, то в нашей стране они пользуются полной поддержкой и покровительством государства, на решение их проблем задействуются внушительные суммы из государственного бюджета в том числе. Кроме того, в России введен искусственно мораторий на банкротство до осени, и, как и цыплят по осени считают, мы посчитаем по осени всех предприятий, не переживших в России пандемию и обанкротившихся.
«СП»: — Какие бы меры поддержки бизнеса в условиях пост-пандемии Вы бы сочли наиболее важными и необходимыми?
— Прежде всего, это мораторий на банкротства, который был объявлен до октября 2020 года. Но действует он по отношению либо к стратегически важным и системообразующим предприятиям, либо к наиболее пострадавшим отраслям. Кредитные каникулы также предоставляются пострадавшим от пандемии бизнесам, индивидуальным предпринимателям, и это помогает снизить волну банкротств, но не решить проблему полностью.
Если говорить о налоговых льготах, то они действенны также лишь для наиболее пострадавших отраслей. Но ведь убытки во время пандемии понесли практически все сферы бизнеса, даже те, чья деятельность не приостанавливалась или велась дистанционно. Материальную поддержку малому и среднему бизнесу со стороны государства масштабной, к сожалению, признать нельзя. Остается очень актуальным вопрос о покрытии долгов по арендным платежам малого и среднего бизнеса за простаивавшие помещения салонов красоты, парикмахерских, кафе и ресторанов и так далее. К банкротству долги по аренде не приводят обычно, но на фоне других проблем они вполне могут стать одной из его причин.
«СП»: — Как обстоят дела с банкротством простых граждан?
Многие люди остались во время пандемии без работы, фактически без средств к существованию, поэтому запрос на банкротства будет только расти. Тенденция к увеличению количества банкротств физических лиц наблюдалась уже с начала года, еще до введения режима повышенной готовности и самоизоляции. По данным Федресурса, количество банкротств физических лиц в первом квартале 2020 года выросло на 68% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Это увидели даже власти, которые пошли на упрощение процедуры банкротства физических лиц и решили сделать эту процедуру бесплатной в связи с пандемией коронавируса.
Правда, неизвестно, во что и здесь может вылить помощь власти. Как признаются бизнесмены, она бывает гораздо опаснее, чем полное игнорирование.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео