Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Лолита спасла от самоубийства первую женщину Игоря Сорина

Актриса и певица снискала известность на рубеже 90-х и нулевых как участница юмористических телешоу «ОСП-студия» и «ЗЗ квадратных метра» и автор хита «Пошлю его на » из репертуара . В шоу-тусовке ее также знали как первую любовь покойного «Иванушки» , с которым она прожила несколько лет во время учебы в музучилище им. Гнесиных. Но в последние годы о ней вспоминали в основном в связи с мошенничеством при продаже земли, жертвами которого она стала вместе с мужем - звукорежиссером оркестра им. Дмитрием Фолковым.
Лолита спасла от самоубийства первую женщину Игоря Сорина
Фото: Экспресс газетаЭкспресс газета
- Нам до сих пор не удалось выпутаться из этой ужасной истории, - пожаловалась «Экспресс газете» Смирнова. - Все началось с того, что мы с моим теперь уже бывшим мужем Да, мы с Дмитрием Фолковым развелись два года назад на почве всего, что произошло. Несмотря на то что у нас есть общий ребенок.
Видео дня
Этот брак для обоих не первый. На двоих - четверо детей. А собственным жильем обзавестись не получалось. И вот пять лет назад решили приобрести землю, чтобы построить дом. Присмотрели 8 соток в Мытищинском районе Подмосковья, в деревне Терпигорьево на берегу Пироговского водохранилища. За участок просили 5 миллионов рублей. Продавал его по генеральной доверенности риэлтор Александр Гуцул. Как он нам объяснил, собственнице Светлане Деменковой он достался от умершего родственника.
Чтобы не попасть впросак, я обратилась за помощью к риэлтору Анне Черненко. Мы с ней были знакомы 10 лет. Когда-то я у нее работала. Потом Анна Максимовна помогала маме Дмитрия продать квартиру на Тверской и переехать в Медведково. Заключили договор. Черненко вместе с нами встретилась с Гуцулом. «Ребята, участок может уйти, - предупредила нас Анна Максимовна. - Надо внести предоплату - 30 процентов». Мы под расписку передали ей в общей сложности более миллиона рублей. Остальную сумму взяли в ипотеку на 9 лет в .
Как только сошел снег, мы начали разбирать стоявший на участке полусгнивший домик. К нам подошел сосед Роман Туранков и, узнав, что мы собираемся строиться, огорошил. «Ничего не получится. Под вашим участком проходят газовые трубы высокого давления. Эту землю в конце 80-х раздавали учителям из местной школы под картошку. На ней даже деревья нельзя сажать. Поэтому Дахнов, который здесь жил, уехал к дочкам в Ростов». - «Нам сказали, что он умер», - удивились мы». - «Нет, живой», - заверил сосед.
Черненко, узнав о ситуации, предложила кому-нибудь перепродать участок. «Я не буду врать, - отказалась я. - Не хочу, чтобы мне потом голову отрывали. А если сказать честно про трубы, его купят в лучшем случае за 300 тысяч рублей».
Уважительная причина
- Мы подали иск в Преображенский суд к Деменковой о соразмерном уменьшении стоимости участка в связи с открывшимися обстоятельствами, - продолжает Смирнова. - Думали: «Пусть с нас хотя бы ипотеку снимут! Будем сажать картошку. А потом, может, с местной администрацией договоримся». Суд встал на нашу сторону и обязал Светлану Валерьевну вернуть нам сумму кредита - 3 миллиона 750 тысяч рублей. Но тут выяснилось, что Деменкова с 1992 года состояла на учете в психоневрологическом диспансере с диагнозом шизофрения.
«Намерения продавать участок Светлана не имела и никаких договоров не подписывала, - заявила ее мать. - Да, она выдавала доверенности Гуцулу. Но не отдавала отчета в своих действиях. Доверенности были отозваны». И через Мытищинский суд они добились, что сделку аннулировали и участок вернули Деменковой.
При этом о возвращении мне денег в решении суда речь не шла. Все было представлено так, будто я совершила рейдерский захват. «Ну что, дорогуша, будешь сидеть, - начал пугать меня представитель Гуцула. - Будем заводить на тебя уголовное дело. Это ты подделала подписи Деменковой на договоре».
Я пошла в Мытищинскую ментовку и написала заявление о мошенничестве. В ходе проверки допросили «воскресшего» Николая Дахнова. И он под протокол подтвердил, что Гуцул ввел нас в заблуждение. Оказалось, в 1998 году Дахнов купил участок у Деменковой за 2 тысячи долларов. Но из-за ее психической болезни в собственность не оформил. Она просто написала на него завещание на участок. По словам Дахнова, наши деньги Гуцул передал ему. Правда, только полученные от банка. Еще миллион с лишним, которые мы передавали наличными, оставил себе. «Я предупреждал Гуцула про трубы, - сказал Николай Иванович. - Просил поставить в известность покупателей, чтобы все было по-честному».
Уголовное дело два года не заводили. «Я знаю, почему вы это затеяли, - говорил мне начальник «Мытищинское». - Вы плохая актриса, и вам нужен пиар».
Я рыдала от отчаяния. Мы остались без земли и попали в долговую яму. Полтора года платили банку по 63 тысячи в месяц. Просили хоть о каких-то послаблениях. Вместо этого банк подал на меня в суд как на злостного неплательщика. Поскольку собственности у меня не было, исполнительное производство через полгода закрыли и передали долг коллекторам. Я понимала, что с такими долгами становлюсь обузой семье. В какие-то моменты у меня даже возникали мысли о самоубийстве. Я целыми днями искала в Интернете лекарства для эвтаназии.
Спасибо Лолите Милявской, которая не дала совершить роковой шаг! Она выступила с заявлением по моей ситуации и договорилась с программой «Человек и закон». После их репортажа в Мытищи приехали с проверкой из МВД. Начальника управления уволили. А нескольких подчиненных арестовали за взятки. В моей истории наконец-то усмотрели состав преступления и возбудили уголовное дело.
На очных ставках Гуцул и Черненко признались, что знали про трубы и ПНД, но скрыли от нас, чтобы заработать. Менты уже обещали нам, что будут выходить с делом в суд. А потом вдруг заявили: «Бесперспективно. Невозможно установить виновных». Мы просили их привезти на допрос Дахнова. «Его нельзя беспокоить, - возражали они. - У него ноги болят». - «Пусть тогда руками отдаст 4 миллиона!» - говорили мы. «Он их уже потратил, - отвечали нам. - Это уважительная причина».
Недавно дело закрыли. У меня невольно сложилось впечатление, что кто-то кому-то занес. Но сдаваться я не намерена.