Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

RDI Group: Значимость расположения недвижимости будет снижаться по мере развития цифровых технологий (интервью)

Пандемия коронавируса ускорила процесс цифровизации общества. Онлайн-сервисы для доставки продуктов, различные интернет-курсы, освоение сервисов удаленного документооборота и программ для видеоконференций - все это и многое другое за считанные месяцы стало привычным явлением. О том, как и в каких направлениях будут дальше двигаться цифровые технологии, как сделать проект на стыке культуры и «цифры», и почему рынок недвижимости кардинально изменится из-за цифровизации, в интервью корреспонденту Ксении Сусловой рассказал председатель совета директоров компании RDI Group .

Ксения Суслова (К.С.): Дмитрий Юрьевич, расскажите, пожалуйста, про образовательные инициативы RDI Group в области Физтеха, и есть ли какие-то еще интересные идеи проектов, которые вы встречали за последнее время?

Видео дня

Дмитрий Аксенов (Д.А).: Как вы знаете, я вхожу в правление «Физтех-Союза» (партнерство инициативных выпускников МФТИ), который реализует долгосрочные проекты, направленные на развитие экосистемы вокруг Физтеха и физтех-комьюнити в целом. Также вхожу в эндаумент (целевой фонд, предназначенный для использования в некоммерческих целях организации - прим. Агентства «Москва»), созданный МФТИ для решения долгосрочных стратегических задач.

Из интересных инициатив, безусловно, заслуживает внимания стремительное развитие физтех-лицея имени Капицы. Школа относительно недавно приобрела статус физтех-лицея и уже по рейтингам попала в число лидеров не только в Московской области, но и в России.

Физтех-лицеем был создан Фонд развития физтех-школ с целью мультиплицировать, расширить удачные образовательные практики, которые реализуются в лицее, на образовательные процессы в России. Было проведено обучение детей и педагогов из региональных школ, выбранных по конкурсу, - им рассказывали и показывали, как можно организовать свою учебу в физтех-лицее.

Также Фонд развития физтех-школ выиграл крупнейший президентский грант. Он также был направлен на внедрение и расширение образовательных практик. И, в том числе отчасти на подготовку участников к финалу чемпионата мира по программированию ICPC, который состоится в Москве в 2021 году. В данном случае идея состояла в том, чтобы вовлечь не только студентов вузоов, но и школьников в процесс обучающего программирования, чтобы потом они смогли стать полноценными членами ACM ICPC (Международная студенческая олимпиада по программированию - прим. Агентства «Москва»).

Также совместно с министерством образования Московской области мы договорились о партнерстве по запуску физтех-классов и физтех-кружков в Подмосковье. Один из них находится в Химках, и сейчас обсуждаем запуск нескольких инициатив на территории Ленинского городского округа.

К.С.: Ранее вы озвучивали позицию, что, если о тебе никто не знает в цифровом пространстве, тебя не существует. Изменилось ли что-то в вашем понимании этой концепции? Как, учитывая эту концепцию, можно помочь культуре и искусству пережить последствия коронакризиса и развития технологий?

Д.А.: Нет, точка зрения не поменялась. Даже наоборот, все происходящее только подтверждает содержательность этой гипотезы. Во время изоляции, в частности, большое количество культурных инициатив стало появляться в интернете, потому что физическое взаимодействие с институтами культуры стало невозможным. Все музеи, театры, кинотеатры были закрыты - соответственно, большая активность появилась онлайн. Проблема оказалась в том, что объекты культуры обладают не самой сильной компетенцией в части продвижения своего контента. Поэтому зачастую прекрасный материал и проекты набирали малое число просмотров, поскольку без усилий в современном информационном поле невозможно донести свой «месседж», если ты не обладаешь способность правильно его упаковать, правильно кодифицировать, правильно доставлять. Потому что выбор у потребителя в плане того, на что ему потратить его время, колоссальный. Культуре необходимо учиться как взаимодействовать со своим потребителем в новом мире. Потому что мы знаем, что каким-нибудь веселым роликам в TikTok или на YouTube ничего не составляет набрать миллиарды просмотров, в отличие от прекрасной высокой культуры, где они могут исчисляться тысячами и даже десятками просмотров.

А что делать? Дальше работать и осваивать новый язык. Коронавирус заставил не только аудиторию больше освоить навыки цифрового потребления, но и производителей освоить этот язык. Я думаю, что эта принудительная цифровизация еще скажется положительно, и экономический эффект от нее будет значительным, потому что мы стали все более грамотны как цифровые потребители и производители.

К.С.: Дмитрий Юрьевич, продолжая предыдущий вопрос и ваши мысли, хотелось узнать ваше мнение, ждет ли нас эпоха концертов по Zoom, выставок в VR? Не будет ли это выходом в сложившейся ситуации?

Д.А.: Конечно, будет. Культура освоит цифровое пространство и часть культурной жизни перейдет в онлайн. Но это ни в коей мере не отменит значимость оффлайн репрезентации. Те эксперименты, которые были проведены по онлайн-исполнению концертов классической музыки, когда исполнители находятся в разных местах, никоим образом не заменили качественное переживание, которое человек испытывает, находясь в концертном зале. Просто со временем будет происходить большая специализация, больше будут появляться ниш, видов продуктов. Какие-то будут существовать только онлайн, некоторые - только оффлайн, некоторые будут существовать и там, и там. Но я уверен, что совершенствование технологий приведет к тому, что и исполнители смогут достичь пределов совершенства в координации своих действий, и «эффект присутствия» слушателя тоже окажется интересным опытом. Что, безусловно, не отменит желание прийти на живой концерт и послушать живую музыку.

К.С.: То есть вы полагаете, что мы станем легче относиться к тому, что смотрим выступления на экране, а не вживую?

Д.А.: Человек 80% информации получает визуально. С точки зрения мозга все равно: то ли ты видишь реальность, то ли ты видишь фотографию, то ли ты видишь экран - везде ты получаешь визуальную информацию. Просто восприятие более целостное происходит в физическом пространстве, и оно более эмоциональное, тактильное и социальное. Но я уверен, что совершенствование технологий все больше будет замещать физический мир. Не до конца, но процент все время будет расти. И в какой-то момент, я думаю, будет найден баланс.

К.С.: Вы сотрудничаете с большим количеством музеев и театров, расположенных в Москве. Скажите, есть ли у вас с ними какие-то особенные планы по изменению вашей работы и контакта с посетителями, учитывая ситуацию с коронавирусом?

Д.А.: Одна из наших компаний - RDI Digital, международный интегратор цифровых решений в области культуры - выбрала своим фокусом создание эффективных технологических решений на стыке культуры и «цифры». Внедрение культурных практик и их донесение через цифровые методы и средства. Когда случился локдаун, мы попытались совместно с Пушкинским музеем донести их традиционный культурный продукт через новые медиа. В частности, выставку «От Дюррера до Матисса» мы транслировали в Instagram - была прямая трансляция с блогерами. Сейчас трансляция выложена на YouTube, люди могут посмотреть ее. Это было важно тогда - выставка была подготовлена, но никто ее вживую не увидел - у людей появилась возможность посетить выставку хотя бы онлайн.

Дальше во время «Ночи в музеях» мы дали возможность для друзей Пушкинского музея оказаться среди экспозиции этой культурной площадки и ощутить эту близость с культурой.

Сейчас у нас в планах реализация такого сериала, где мы будем рассказывать о тех или иных интересных историях, связанных с закулисьем Пушкинского музея. Но языком современной драматургии. Планируется, что это будут онлайн-серии, которые мы будем выкладывать в социальных сетях, при этом каждую серию будет создавать современный молодой драматург и режиссер. Мы надеемся, что они смогут новым современным языком через новые цифровые медиа рассказать о традиционной культуре интересно, что сможет привлечь новую аудиторию и придать дополнительную ценность и традиционной аудитории музея.

К.С.: Когда планируется реализация проекта онлайн-сериала? В этом году?

Д.А.: Работа уже началась, можно считать, «Ночь музеев» была таким тизером. У нас идея сделать серий 10, надеемся, что до конца года будет выпущено несколько серий.

К.С.: А есть ли еще какие-нибудь проекты в данной области?

Д.А.: У нас есть проект с Третьяковской галереей, о котором я могу говорить пока лишь в общих чертах. Планируется с помощью цифровых решений расширить аудиторию, привлечь новую молодежную аудиторию к идеям институции, ее жизни. К сожалению, ничего более конкретного сказать не могу. Мы анонсировали этот проект на Санкт-Петербургском культурном форуме в позапрошлом году. Чуть больше времени это заняло, чем мы думали, но, полагаю, осенью он будет представлен вниманию взыскательной публики.

К.С.: Есть ли планы по сотрудничеству непосредственно с московскими официальными структурами? Если да, то какие?

Д.А.: Мы свою задачу в деле реализации наших культурных и технологических инициатив видим в максимально большом расширении партнерств с теми институциями, инициативами, которые разделяют наше стратегическое видение: культура должна играть большую роль в обществе, как инструмент развития и универсальный язык будущего. В этом отношении Москва очень активный город, одна из мировых технологических и культурных столиц, поэтому мы регулярно пересекаемся по тем или иным поводам с . В частности, в прошлом году департамент туризма был участником нашего проекта на Венской ярмарке современного искусства, где мы как раз обсуждали вопросы интеграции технологий в культуру, одной из тем был, в частности, культурный туризм.

Во время книжной ярмарки, организованной на Красной Площади, мы представили проект - онлайн-лекцию современного драматурга о том, что такое современная драматургия.

В целом мы открыты к сотрудничеству, и регулярно появляются какие-то проекты, потому что город очень активный в области технологий и культуры. Так, в совместном взаимодействии с департаментом информационных технологий (ДИТ) мы участвуем в подготовке финала чемпионата мира по программированию ICPC 2021. В этом проекте мы выступаем в качестве организационного партнера финала, а ДИТ является одним из центральных институциональных партнеров в реализации проекта.

К.С.: Существует мнение, что ограничительные меры, вызванные пандемией, сподвигли общество на ускоренное внедрение цифровых технологий. Что вы думаете по этому поводу?

Д.А.: Повторюсь, я считаю, что произошло вынужденное обучение цифровой грамотности рядового потребителя. Все теперь знают, как заказать пиццу, доставку еды домой, как пройти онлайн-курс, как поучаствовать в онлайн-уроке аэробики и что работать можно из дома. С одной стороны, потребитель в широком смысле усвоил язык цифровой экономики. Вторая сторона - это то, что люди, принимающие решения, тоже освоили цифровой инструментарий. Все освоили модель эффективного цифрового взаимодействия между собой - то, что раньше требовало большого уровня планирования и большого количества времени для физической встречи, сейчас быстро и эффективно можно настроить онлайн. Это, безусловно, повысило и будет продолжать повышать скорость принятия решений, что для современного мира очень важно.

Я полагаю, что общество однозначно выиграло, и то экономическое падение, которое мы наблюдаем, связанное с нашим замиранием на два месяца, с лихвой компенсируется тем, что в целом производительность труда существенно вырастет из-за внедрения цифровых практик как в широком смысле, так и в смысле управления.

Раньше для того, чтобы встретиться с директором крупного музея, надо было ехать в другую страну, договариваться месяц о времени встречи. А сейчас мы в онлайне решаем вопрос, на который у нас могло спокойно уйти пару месяцев. Поэтому общество здесь в большом выигрыше.

На самом деле произошло два феномена. С одной стороны, ускорение там, где оно требуется, а с другой стороны, мне кажется, человечество в целом в какой-то момент остановилось и смогло заглянуть внутрь себя и подумать: «А зачем? Куда мы всегда стремимся, зачем нам нужно куда-то обязательно нестись? Почему мы не можем побыть в комфорте с самими собой, со своими близкими, со своими мыслями, со своей культурой?». И этот ответ многие получили, я думаю. Что да, в принципе, я не обязан участвовать в потребительской гонке любой ценой. Что человек, в принципе, может остановиться. Это, я думаю, для созревания общественного сознания тоже полезный феномен.

К.С.: Как вы оцениваете перспективы развития технологий, позволяющих посещать музеи без физического присутствия? Планирует ли компания развивать технологии дополненной реальности или VR?

Д.А.: Технологии будут предлагать все новые и новые решения, которые будут расширять спектр возможностей. Если говорить о культуре, то это отразится как на производстве культурного контента, так и на его дистрибуции. В том числе в виртуальной реальности, дополненной реальности, и никто не знает, что еще появится из новейших технологий. Мы верим в то, что будет расширение возможностей. Что касается наших инициатив, то одна из наших реализуемых идей - мы инвестируем в стартапы на стыке культуры и технологий - поэтому, если нам попадается что-нибудь интересное в этой сфере, и мы видим экономический и культурологический потенциал развития, то мы рассматриваем возможности инвестиций.

В сентябре у нас будет презентация проекта с Третьяковской галереей. Уже сейчас мы создаем маркетплейс в области визуальной культуры, запуск которого приурочен к Венской ярмарке современного искусства Viennacontemporary в конце сентября (в Вене).

К.С.: Не появится ли в будущем какой-то паспорт посетителя музеев, где будут сочетаться его интересы, посещения и запросы? Может, даже отметки о его здоровье?

Д.А.: Я полагаю, что количество данных, связанных с конкретным человеком, его поведением в цифровом мире и в мире вообще, будет стремительно расти, и у каждого будет цифровой двойник. И эта информация будет позволять предсказывать его потребительское поведение - потребление культуры, прохладительных напитков или образовательных предпочтений. Я уверен, что люди будут получать более подготовленное предложение, соответствующее их индивидуальному опыту и ожиданиям. Что касается посещения музея или выбора, какую картину купить или какой концерт послушать, конечно, большие данные расширят такие возможности. Будет происходить индивидуализация профиля потребителя, в том числе культурного.

А что касается данных о здоровье, то, конечно, эти данные будут собираться и будут очень важной частью цифрового профиля человека. Но я не думаю, что такие данные должны быть доступны всем.

Я думаю, будут более сложные решения. Искусственный интеллект сможет, исходя из анализа вашей цифровой активности, определять, что вам будет интересно купить вот такую картину, потому что она наверняка будет резонировать с вашим визуальным и интеллектуальным опытом. Или что вам стоит сходить на такую-то выставку современного искусства, потому что тема, которая там затронута, очень для вас актуальна. В горизонте 10 лет уровень проникновения искуственного интеллекта в наш быт будет колоссальным, и информированность наша для принятия решений будет радикально другой. Простой аналог - это как мы сейчас путешествует за рулем. Если 10 лет назад человек полагался исключительно на свой опыт и память, то сейчас это все делегировано внешнему цифровому носителю, и твой маршрут за тебя прокладывают. Тебя освободили от необходимости выбора и анализа.

К.С.: А как, в целом, ваша группа компаний пережила ситуацию с коронавирусом? Удалось ли сохранить штат сотрудников, не приостанавливалась ли работа?

Д.А.: Мы не изолированы от экономики, но, благо, большая часть наших активностей и так была построена на онлайн-взаимодействии. Поэтому для нас это не было такой неожиданной управленческой драмой - как перейти на управление бизнесом дистанционно. Поэтому в этом смысле мы не сильно пострадали. У нас три больших сегмента, где мы активны: девелопмент, культура и современные технологии. На рынке девелопмента был спад, но сейчас рынок реанимировался и можно сказать, что мы выходим без больших потерь.

К.С.: Кстати, говоря о девелопменте, какие технологии, используемые для музеев и театров, могут быть применимы там? Например, у некоторых компаний-застройщиков уже стали реальными VR-прогулки по проектам девелопмента, а также запуски мобильных приложений.

Д.А.: Мы твердо верим, что цифровые технологии радикально изменят все сферы человеческой жизнедеятельности, и девелопмент в этом случае не исключение. Мы достаточно давно создали свою телекоммуникационную компанию и, понимая, что широкополосный интернет-доступ является ключевым элементом потребительского профиля современного человека, делегировали нашей компании на этапе проектирования оптико-волоконные решения по технологии GPON. У нас собственный телеком-оператор, который внедряет самые актуальные технологические решения.

Что касается софта, то у нас обширные планы на следующих этапах запуска строительства новых фаз наших проектов - интегрировать цифровые решения.

Что касается продаж, то в девелопменте все давным-давно в онлайне. Я уверен, что мы перейдем к тому, что людям не придется ездить, чтобы посмотреть объект. Также формирование сообществ в жилых комплексах, которым мы уделяем особое значение, уже реализуется за счет цифровых платформ. Почти в каждом нашем жилом комплексе есть не только современные общественные пространства и зоны, но и культурные центры, поэтому новостей внутри сообщества хоть отбавляй.

К.С.: Как вы считаете, смогут ли в будущем цифровые технологии существенно повлиять на рынок недвижимости?

Д.А.: Я считаю, что цифровизация радикально поменяет - уже меняет - рынок недвижимости. Потому что стоимость недвижимости всегда определялась локацией. Но локация ценна не сама по себе, а как соотношение этой локации с конкретной функцией, которая нужна человеку - образовательной, развлекательной или связанной с здравоохранением, работой, спортом, учебой и так далее.

Но, как мы видим, цифровизация позволяет во многом решать, пускай не 100% стоящих перед человеком задач в этих сферах, но сегодня 5%, завтра 10%, а послезавтра - 50%. В этом смысле значимость пребывания в конкретной локации будет падать, что будет радикально влиять на весь рынок недвижимости: на форматы, экономическую стоимость. И, конечно, цифровые решения будут составлять существенную часть девелоперского продукта, но уже не как отдельная квартира, а как экосистема.

Потребительские предпочтения будут диктовать некий стандарт. Сейчас человек, приобретая квартиру, решает одну частную задачу - «мне нужны четыре стены», а потом он начинает решать кучу других задач - как ему отремонтировать квартиру, как оплатить счета, куда пойдет его ребенок, как он устроится на работу. Все идет к тому, что человек будет получать интегрированный профиль - он будет выбирать локацию по совокупности функций, доступных ему через некую экосистему. А стены будут минимальным физическим и гигиеническим уровнем. Потому что технологии повысят эффективность строительных процессов, качественно, красиво и доступно строить будет нормой. Будет вопрос софта - чем наполнен этот «хард», какими функциями, насколько они дружелюбны к пользователю, насколько они интегрированы и доступны.

К.С. Звучит впечатляюще. Скажите, каковы ваши стратегия и цели на ближайшие, скажем, пять лет? Чего планируется добиться, каких результатов (финансовых, репутационных) планируется достичь?

Д.А.: Ну, как и все, не хотим быть бедными и больными, хотим быть богатыми и здоровыми. А если более глубоко - то хотим делать то, что нам очень нравится - внедрять технологии в культуру, девелопмент и образование, и оставить после себя что-то ценное и важное.