Застрахуй себя сам. Убьют ли общества взаимного страхования классических страховщиков? 

Застрахуй себя сам. Убьют ли общества взаимного страхования классических страховщиков?
Фото: Банки.ру
Коммерческим страховщикам готовят альтернативу в виде обществ взаимного страхования. Чем они лучше?
До конца года планирует получить лицензию для своего общества взаимного страхования (ОВС), хотя у нее уже десять лет как работает свой страховщик — дочернее предприятие «РТ страхование». Необходимость появления ОВС генеральный директор страхового брокера «РТ страхование» объясняет тем, что сейчас у предприятий госкорпорации практически не застраховано имущество — на него приходится всего 1% от общих расходов на страхование, или около 80 млн рублей. Между тем имущество год от года не становится новее. Дело не только в нежелании руководителей предприятий тратить деньги на страхование — важными факторами выступают также, например, санкционные риски и невозможность раскрытия информации о закрытых предприятиях, выпускающих продукцию военного или двойного назначения. Коммерческим страховщикам такое страхование неинтересно, потому что риски высокие, а перестраховывать их за рубежом запрещено. Поэтому решили создать ОВС. «Концепция его в том, что деньги в виде страховой премии за пределы „Ростеха“ выходить не будут, и если несколько лет подряд будут благополучными, то они останутся внутри системы и будут расходоваться в неблагоприятные годы, которые, безусловно, когда-то наступят», — говорит Галушин.
Интересно взаимное страхование может оказаться не только крупному или малому бизнесу, но и физическим лицам.
Что такое ОВС?
Если совсем просто, то ОВС — это объединение людей или предприятий с одинаковыми имущественными интересами и видом деятельности. Они создают страховой фонд, из которого выплачивают деньги, если у кого-то из членов ОВС наступает страховой случай. По сути — страховщик, который не преследует цель получить прибыль.
«Экономика ОВС базируется на двух китах: учредительный взнос при формировании и страховые взносы участников или премии по договорам страхования, — рассказала профессор Капитолина Турбина на пресс-встрече «О необходимости развития ОВС в России». — В этом плане ОВС вполне сравнимы с коммерческими страховщиками. Отличает их цель деятельности: у коммерческого страховщика — в конечном счете получить прибыль, которая подлежит распределению между акционерами либо направлена на пополнение собственных средств компании. У ОВС цель принципиально иная — совместная защита от рисков, а собранные деньги не используются на выплату каких бы то ни было дивидендов даже в прибыльные годы, они формируют резервные фонды для последующих годов».
Если ни у кого из членов ОВС много лет не происходит страховых случаев и накоплений оказывается много, члены общества могут принять решение снизить размер премий или вообще не брать взносы в этом году. Если накоплений мало, придется вносить дополнительные средства, ведь участники общества несут ответственность друг перед другом.
В мировой практике есть и более широкие варианты ОВС, когда заключить договоры страхования могут не только члены общества — услуги страхования предоставляются и третьим лицам.
Незабытое старое
Взаимное страхование изобрели несколько столетий назад, как ответ на невозможность застраховать риски у коммерческих страховщиков. Турбина рассказывает, что появление ОВС в России связано с отменой крепостного права. До 1861 года помещики за свой счет решали имущественные проблемы своих крепостных, например восстанавливали сгоревшие дома крестьян. После его отмены пожаров меньше не стало, но восстанавливать жилье уже приходилось крестьянам за свой счет (как, впрочем, и в наши дни, если недвижимость не застрахована). На тот момент коммерческое страхование в Российской империи хоть и было развито (первое страховое общество было создано для страхования грузов еще при Екатерине II), но располагались офисы в крупных городах, до которых крестьяне не добирались. И самое главное — страхование было слишком дорогим удовольствием.
В 1864 году по решению Александра II начали создаваться земские общества взаимного страхования от огня. Дальше появились городские общества взаимного страхования от огня, общества страхования в казацких вольницах, по страхованию имущества и так далее. К 1913 году доля ОВС в России достигала половины от общего объема страховых сборов.
Завидная треть
Сейчас в мировом объеме страховой премии доля ОВС составляет 27% (примерно 1,3 трлн долларов США). Лидерами считаются Финляндия — 73%, Австрия — почти 60%, Германия — около 44%. Член наблюдательного совета Российской национальной перестраховочной компании рассказал, что в некоторых странах ОВС превалируют в тех или иных сегментах экономики. Например, в сельском хозяйстве — в Испании, Канаде, США, Индии, в промышленности — в Швеции, международные клубы страхования ответственности судовладельцев — в Норвегии. Тройка лидеров с наибольшим рынком взаимного имущественного страхования — Австрия, Швеция, Франция, личного страхования — Финляндия, Германия, Дания. В страховании жизни ОВС лидируют в Японии, где на его долю приходится 90% премий.
ОВС — это и дань традиции, и экономическая целесообразность. Капитолина Турбина приводит пример клубов P&I — это изобретение XIX века, которое к середине 60-х годов ХХ века стало лидером мирового рынка страхования ответственности судовладельцев и остается им до сих пор. «P&I клубы появлялись в ответ на ограниченное предложение со стороны коммерческих страховщиков, или же стоимость его была совершенно непомерной», — говорит она.
ОВС способны конкурировать с коммерческими страховщиками благодаря более низкой стоимости услуг: они проще в управлении, у них меньше расходы на ведение внутренних дел, более простой способ заключения договоров страхования. Например, в  если оборот ОВС не превышает 5 млн евро в год и 25 млн евро для резервов и активов, то они вообще не попадают под надзор. «Они считаются настолько мелкими, что регулятор считает возможным пренебречь надзорной деятельностью в отношении них, — отмечает Турбина. — Он контролирует деятельность ОВС, занимающихся страхованием имущества, от несчастных случаев, потому что исполнение обязательств по таким договорам зависит от финансовой устойчивости самого ОВС. И если у ОВС есть договоры страхования в пользу третьих лиц». В этом случае ОВС обязаны выполнять требования к резервам и активам, как и коммерческие страховщики.
А что у нас?
В России сейчас, по данным Национальной ассоциации обществ взаимного страхования (НАВС), насчитывается всего десять ОВС. Самым масштабным в России было ОВС застройщиков. В 2013 году 30 крупнейших девелоперов из 13 регионов страны учредили . Оно страховало ответственность застройщиков, привлекающих денежные средства участников долевого строительства. «К июню 2017 года в него входило около 450 крупнейших девелоперов из 58 регионов РФ, в портфеле было более 73,5 тысячи договоров и застраховано свыше 2 тысяч объектов, — рассказывает вице-президент НАВС . — Но внесение поправок в законодательство о страховании ответственности застройщиков привело к созданию специализированного Фонда по защите прав граждан — участников долевого строительства под управлением „ДОМ.РФ“, в который все страховщики ответственности должны были в 2019 году передать все свои обязательства. Некоммерческая корпоративная форма взаимного страхования ответственности застройщиков была преобразована в государственную форму взаимного страхования».
Что мешает популяризации?
Туроператоры въездного и выездного туризма по закону обязаны иметь полис страхования гражданской ответственности или банковскую гарантию. В период пандемии, когда деятельность туроператоров де-факто была невозможна, страхование их ответственности стало обременительным для коммерческих страховщиков, ведь риск наступления страхового события достигал 100%. И они начали отказывать в заключении новых договоров. Страховать ответственность необходимо, а где это сделать — непонятно. Если бы у туроператоров было свое ОВС, проблем бы не возникало.
В НАВС сравнили, сколько заплатили туроператоры коммерческим страховщикам с 2016 по 2019 год и какой эффект получили. За четыре года они внесли 970 млн рублей страховых премий, а получили 331 млн выплат по страховым случаям. «Если не считать 2018 год, когда страховая премия была 229 миллионов рублей, а выплаты — 220 миллионов, то коэффициент выплат получается низким — например, в 2016 году начисленная премия составила 259 миллионов рублей, а выплаты — 40 миллионов рублей, — говорит Иван Давыдов. — Это свидетельствует о значительных переплатах страховых премий или избыточном страховом тарифе. Помимо прибыли, коммерческий страховщик закладывает в тариф комиссионное вознаграждение аге