Силуанов против Сечина: Вернут ли нефтяники стране 200 миллиардов

и нефтяники, похоже, вступают в самую острую аппаратную схватку последних лет, если не десятилетий. Ведомство намерено изъять у нефтяных компаний более 200 млрд рублей – это те средства, которые госбюджет недополучил в прошлом году после введения нового налога на дополнительный доход (НДД).
Силуанов против Сечина: Вернут ли нефтяники стране 200 миллиардов
Фото: Свободная прессаСвободная пресса
Налоговый спецрежим: верни деньги
НДД взимается с положительной разницы между доходами и расходами, полученными на нефтяном участке – то есть по сути с прибыли эксплуатанта. В наибольшей степени может пострадать от пересчета НДД, а потому является и главным оппонентом Минфина, .
Поддержали нефтяные компании и в государственном . Аналитики госбанка подсчитали, что налоговые льготы – это если не единственный, то часто крупнейший источник прибыли российских нефтяных компаний. В минувшем году (когда, напомним, и был введен НДД) льготы сформировали 91% чистой прибыли и 97% свободного денежного потока в отрасли.
– Внесение правок в НДД, как, собственно, и сам режим НДД, с другими налогами, не связанными с добычей полезных ископаемых, никак не соотносится, – объясняет адвокат коллегии «Люди Дела» . – Однако в части бюджетной политики мы понимаем, что наличие «недособранных» налогов, особенно в ситуации упадка экономики в период списания ошибок на последствия пандемии, неизбежно приведёт к желанию восстановить недостачу.
Исторически восстановление недополученных доходов бюджета происходило не за счёт улучшения администрирования причины недостачи (так как это долго, дорого и не всегда получалось), а за счёт других источников, в том числе через скрытое или прямое повышение других налогов. Поэтому решение Минфина залатать дыру выглядит правильным, что позволит не искать скрытые резервы в других налогах (НДФЛ, НДС, акцизы, страховые взносы).
На «Роснефть» покупаются не впервые
У сырьевых компаний в предыдущие годы уже не раз были серьезные конфликты с членами правительства. Так, в августе 2018 года , еще будучи помощником президента по экономике, предложил ввести в России «налог на сверхдоходы». Чиновник подсчитал, что химические и металлургические компании из-за разницы валютных курсов получили слишком большие дохода от экспорта продукции.
В списке, составленным Белоусовым, оказалось 14 крупнейших компаний-экспортеров, которые должны были «поделиться» с государством как минимум 520 млрд. рублей. Деньги эти президентский помощник предлагал направить на реализацию путинского указа «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации».
Следующий конфликт произошел в прошлом году, когда обострилась полемика относительно необходимости продления сделки ОПЕК+ по снижению объемов добычи сырой нефти. Главным сторонником был министр финансов Антон Силуанов, а главным противником – президент «Роснефти» , который заявил, что ограничения добычи крайне негативно влияют на бизнес его компании.
Более того, «Роснефть» требовала предоставить ей в качестве компенсации недополученных доходов налоговые льготы для Приобского месторождения в Ханты-Мансийском округе (ХМАО).
Речь шла о 460 млрд. рублей, точнее о 46 млрд. рублей ежегодно в течение десяти лет. Категорическим противником введения этих льгот был первый вице-премьер правительства Антон Силуанов. Однако, как заявил первый вице-президент «Роснефти» , последнее слово было за президентом , который введение льгот одобрил.
Но это была далеко не самая крупная сумма, о которой Сечин просил и так же столкнулся с категоричным нежеланием Силуанова. 2,6 трлн. рублей должны были составить налоговые льготы на долгосрочное развитие шельфовых проектов в Северном ледовитом океане. Речь шла о четырех месторождениях, три из них (Тагульское, Сузунское и Лодочное) принадлежат «Роснефти», а четвертое (Пайяхское) – компании «Нефтегазхолдинг», контролируемой бывшим вице-президентом «Роснефти» Эдуардом Худайнатовым.
Президент, впрочем, в итоге рассудил, что нефтянка пока не получит налоговых льгот. Но с учетом текущей ситуации на рынке это «пока» может затянуться на годы.
18+