Коронавирусная раскадровка: рынок труда подвергся серьезным изменениям 

Коронавирусная раскадровка: рынок труда подвергся серьезным изменениям
Фото: Konkurent.ru
Одно из следствий пандемии коронавируса и экономического кризиса — проблемы на рынке труда. Число соискателей уже драматично превышает число вакансий. Эксперты уверены, что пока мы еще не ощутили эти последствия в полной мере, хотя службы занятости фиксируют существенный рост числа безработных. Смогут ли работодатели, продолжающие набор персонала, хотя бы частично компенсировать провалы на рынке труда — вопрос, ведь даже для них новые реалии стали серьезным вызовом.
«Признаки кризиса на рынке труда — сильное падение количества вакансий одновременно с приростом большого количества новых резюме и откликов на вакансии. Такая ситуация говорит о том, что компании перестали нанимать и стали массово сокращать персонал, поэтому резко вырастает количество кандидатов на открытом рынке, которые пытаются найти работу. Однако в текущем году такого не произошло. Нехарактерной особенностью «ковидокризиса» стало не только отсутствие роста активности соискателей, но даже его падение. Это очень нетипично для кризисных периодов, если сравнивать с 2008–2009 и 2014–2015 гг. Мы полагаем, это было связано как с объявлением длинного периода нерабочих дней, так и со страхом перед общей неопределенностью, — этот кризис в целом был очень нестандартным из-за своей необычной причины (эпидемия), прогнозы на будущее были туманными. Видимо, люди предпочли занять выжидательную позицию, «замереть», боялись менять работу», — сообщили «К» в агентстве HeadHunter.
Диана Кровлина, партнер, исполнительный директор Дальневосточного консалтингового агентства «Успех», рассказала, что менее чем за полгода распространения коронавируса с российского рынка ушло около 80% представителей консалтингового бизнеса: «Навязанное сложившейся ситуацией переформатирование кадровой политики „выживших“ компаний принесло последним определенные плюсы. Во-первых, руководители организаций были вынуждены заниматься оптимизацией работы, пересматривать функциональную кадровую нагрузку, освобождаться от менее эффективных сотрудников, где-то даже добавляя зарплатную часть сильным. А во-вторых, экономический кризис связанный с коронавирусом, дал определенный толчок к пересмотру работы сотрудников многих компаний на удаленной основе. Произошло привлечение узконаправленных специалистов, например, к работе в новые бизнес-процессы формата „онлайн“. Значительно расширились горизонты поиска сотрудников в масштабах удаленной работы, все чаще „удаленные кадры“ привлекаются из других регионов России».
На рынке труда Приморского края на сегодняшний день усилились тренды к удаленному формату работы, к проектной и временной занятости, как со стороны соискателей, так и со стороны работодателей.
«Также массовым трендом стал переход к онлайн-торговле и развитию сети доставки. Чтобы реализовать такой переход, предприятиям потребовалась новая рабочая сила, поэтому в апреле наблюдался повышенный спрос со стороны работодателей именно к рабочему персоналу (+103% по сравнению с мартом 2020 г.). Требовались комплектовщики, фасовщики, грузчики, сотрудники склада, разнорабочие, машинисты и другие представители рабочих специальностей», — отмечают в HeadHunter.
Диана Кровлина: «Пандемия и связанная с ней самоизоляция подтолкнули многие продвинутые компании к пониманию того, что личное присутствие человека на рабочем месте не говорит о его эффективности как специалиста. Дизайнера, маркетолога, айтишника и других людей можно привлекать в рабочий процесс на онлайн-площадке. Качество профессионала при этом хуже не станет, а дополнительные расходы в виде финансирования офисных помещений значительно сократятся».
Расширенная практика удаленной работы также подтолкнула профильных специалистов перебраться в небольшие населенные пункты или в сельскую местность. Тем более что, согласно результатам опроса Центра стратегических разработок, 68% компаний намерены оставить в удаленном режиме часть сотрудников и после пандемии. Что касается Владивостока, многие кадры, привлекающиеся для работы в компании, были по сути приезжими мигрантами из отдаленных населенных пунктов региона, страны и даже зарубежья. И возвращение большинства этих людей в связи с нестабильной эпидемиологической обстановкой откладывается.
Диана Кровлина: «Тенденцию на уменьшение объема размещаемых резюме, которую мы прослеживали в пандемию, частично объясняет отток большого количества людей, покинувших города в связи с эпидемиологической обстановкой. Многие до сих пор не спешат возвращаться. Что касается так называемых редких вакансий, то они остались прежними: как до коронавируса традиционно продажники были в дефиците, такой же ситуация остается и после спада волны пандемии».
Впрочем, дистанционно работать смогли не все. Те компании, где наличие сотрудников на рабочих местах принципиально необходимо, стремились сократить траты на персонал и сокращать рабочие дни. Илья Те, предприниматель (занимается ресторанным бизнесом): «В пандемию нам пришлось предпринять решительные меры: заработные платы у топ-менеджеров были урезаны на 50%, сокращение премиального фонда произошло на 100%, а также существенно сократились смены линейного персонала. Все это привело к потере части квалифицированных кадров, поставило часть работников в очень сложную ситуацию, и многие уехали из Владивостока. Однако такая оптимизация позволила нам выжить».
При этом сложные условия работы во время коронавируса способствовали росту оплаты труда медицинских работников, антикризисных менеджеров, консультантов по финансам, управленцев в сфере логистики, специалистов по тайм-менеджменту.
Кроме того, неплохо зарабатывали в пандемию психологи и психотерапевты, а также все те, кто эффективно обучал дистанционно: онлайн-педагоги, репетиторы.
В целом колебания зарплат были точечными. Диана Кровлина: «Средняя зарплата существенно изменилась на тех должностях, где бонусная и процентная часть зависит от продаж и прибыли, так как эти показатели просели во многих бизнесах. Доходы снизились, но не критически, за исключением отраслей, которые до сих пор не могут возобновить свою деятельность. Некоторые организации даже подняли оплату труда своим ключевым сотрудникам. В целом могу отметить, что большого ажиотажа по размещению вакансий или резюме в сложный период пандемии не наблюдалось, так же как и не было массовых сокращений сотрудников. Каких-то революционных изменений приморский рынок труда не ощутил».
Некоторые предприятия перестроились в кризис, сумев оптимизировать работу и пережить пандемию с наименьшими издержками. Илья Те: «Нас спасло то, что наша компания работала в сегменте „доставка и самовывоз“, который в апреле логично вырос, задолго до карантина. Объемы падения продаж в зале это не компенсировало даже наполовину, но, проведя вынужденное сокращение штата и договорившись с арендаторами об отсрочке/рассрочке платежей, мы получили необходимый положительный эффект, давший нам возможность держать баланс доходов и расходов в период карантина где-то в районе нуля.
При этом многие организации, подобные нашей компании общественного питания, не имевшие до режима самоизоляции существенного объема доставки и самовывоза, пережили этот период гораздо сложнее, вплоть до закрытия заведений.
И это понятно. Ведь почти вся ресторация в период пандемии попыталась нарастить сегмент заказов на вывоз, однако мгновенно и не имея опыта, перейти в такой формат работы практически невозможно.
Особенно в период высокой конкуренции, поскольку переходить на „удаленку“ в апреле принялись абсолютно все».
Наиболее защищенными от кризисных явлений считаются предприятия, выполняющие гособоронзаказ. К таким структурам относится кораблестроение. Так, «», несмотря на несколько кризисов судостроительно-судоремонтной отрасли, научилась жить в новых условиях, выбирая оптимальные схемы распределения потоков финансирования.
, генеральный директор «Восточной верфи»: «Наше предприятие выполняет гособоронзаказ, строит промысловые суда, обеспечивает обороноспособность дальневосточных рубежей, экономическое развитие края. Как системно значимое предприятие, судостроительный завод полноценно работал, не забывая и о защите от вируса, — уровень заболеваемости среди сотрудников оказался ниже, чем в среднем по Приморскому краю и Владивостоку. В общем, судостроители вместо самоизоляции работали и получали достойную заработную плату. При этом потребность в кадрах действительно большая — специалистов на рынке труда меньше, чем требуется российским заводам. Но вот на развитие предприятия без господдержки придется очень долго копить. Обсуждаем с различными фондами инвестиционный проект, в следующем году планируется начать его реализацию».
Ситуация на рынке труда постепенно восстанавливается, сейчас обстановка куда благоприятнее, чем в разгар эпидемии. «На данный момент рынок труда восстановился на 76% от докризисного уровня. В конце апреля, во время пика пандемии, активность рынка была на отметке 42%», — указывает основатель сервиса по поиску работы Superjob.ru .
На рынке труда Приморского края в последние месяцы наблюдается положительная динамика роста количества вакансий. Так, спрос со стороны работодателей в августе вырос на 9% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а прирост числа вакансий с мая, который был самым тяжелым месяцем для рынка труда региона, составил 21%. Соискательская активность в регионе в августе осталась на прежнем уровне, что характерно для последнего летнего месяца.
«Но что произойдет осенью и зимой, сказать пока трудно, все будет зависеть от того, придет ли вторая волна эпидемии и случится ли новый период массовой изоляции с последствиями в виде экономического спада», — резюмируют в HeadHunter.
Самые свежие материалы от KONKURENT.RU — с прямой доставкой в Telegram
Видео дня. Накопительную часть пенсии россиян заморозили до конца 2023 года
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров