«Уходили в Союз с улыбкой на лице»: как советские военные покидали Афганистан

заявил о завершении вывода американских войск из Афганистана и окончании эвакуации из страны гражданских американцев. 15 февраля 1989 года из Афганистана, завершая почти десятилетнюю войну, ушли советские войска. «Рамблер» собрал воспоминания участников этих событий.

Первые хотели стать последними

, в 1988-89 годах служивший офицером взаимодействия с военными наблюдателями ограниченного контингента советских войск в Афганистане, вспоминал, как участвовал в эвакуации наблюдательного поста ООН из приграничного местечка Турагунди.

«Метров 50 до пограничного оцепления мы с ооновцами шли пешком. Впереди за снежной пеленой проступали контуры волнующейся толпы – человек полтораста. Наши пограничники, взявшись за руки, пытались ее сдержать. Куда там! Когда до них оставалось уже метров пятнадцать, группа мужиков в камуфлированной форме прорвалась нам навстречу. Оттеснив меня от ооновцев, они наперебой спрашивали: «Ты, что, последний?» Пожал плечами: «Наверное». Оказалось, это ребята из днепропетровского клуба воинов-интернационалистов. Кто-то из них в декабре 1979-го первым входил в Афганистан. Им очень хотелось за час до завершения вывода еще раз «зайти за ленточку» хотя бы на метр, чтобы потом вместе с последним афганцем вернуться в Кушку. Не разрешили...»

«Диссонансом на фоне этой нервной, спонтанной и искренней церемонии прозвучали настойчивые расспросы траурного вида женщин: «А что, обозов не будет?» Кем-то был пущен слух, что здоровых выведут через Термез, а раненых и больных повезут через «незаметную» Кушку. Около сорока женщин приехали из разных мест Союза – а вдруг врет похоронка и живы сын, муж или брат», — пишет он в книге «Судьба офицера: от Кабула до Сараево. Публицистика. Проза. Поэзия».

Без имен и церемоний

Полковник запаса Олег Криволапов рассказывал: «В то время были очень суровые законы в отношении спиртного. Но, естественно, мы накрыли вечером 15-го числа стол, послали самого пробивного, он достал бутылку водки, и мы на большую компанию одну бутылку выпили. Думаю, во всех частях происходило то же самое. Но никто нас специально не собирал, не поздравлял, никаких торжеств не устраивали. Вышли и вышли. Единственное, чем нас награждали по случаю выхода – именными часами, но вручали без имен и безо всякого торжественного ритуала. Выдавали карточки: «Уважаемый – прочерк – министр обороны СССР награждает вас именными часами за выполнение интернационального воинского долга в Афганистане. И все».

Митинг страшнее войны

На митинге в Темрезе выступил Сергей Похламков, которого представили как последнего советского разведчика, покидающего Афганистан. Вот как он вспоминал эти события: «То, что я тогда стал главным героем репортажей для мировой прессы, случайность. Нужен был герой с наградой, высокий, с красивой славянской внешностью и русской фамилией. Вот и выбрал генерал Громов почему-то меня, обычного сержанта. Никогда мне не было так страшно даже на войне, как на том митинге».

Афганцы провожали с цветами

Начальник войск Среднеазиатского пограничного округа КГБ вспоминал, что жители Афганистана в основном провожали военных из СССР дружественно.

«В некоторых поселениях люди выходили с цветами и приветливо махали вслед. За время марша не было произведено ни единого выстрела. В местах возможных засад и в населенных пунктах по договоренности с родовыми авторитетами на борт наших боевых машин садились старейшины, которые служили своего рода гарантами безопасности наших военнослужащих. Мы не остались в долгу у населения. Им были переданы наши хорошо обжитые городки с налаженной инфраструктурой», - рассказал он.

Как речку переехали — камень с души свалился

Огнеметчик Сергей Боев вспоминал: «Ехали на БТР сверху, уходили домой в Союз с улыбкой на лице. Там-то редко улыбаться приходилось. Признаюсь, как речку переехали, так камень с души свалился. Еще и живой-здоровый вернулся — это награда получше любой медали и ордена».

На этом война для нас закончилась

Замкомандира 350-го парашютно-десантного полка, начштаба обеспечивал безопасный выход колонн советских войск через границу.

«Каждый командир подразделения, проехав со своей колонной мост, мне докладывал: «Границу СССР прошел». Это была эмоциональная, трогательная минута. На этом война для нас закончилась», — вспоминал он.

Гимном полка, который возглавлял Замотаев, стала песня ансамбля «Голубые береты» «Знамя гвардейского полка».

«Наш знаменитый «полтинник» собирается каждый год на Новодевичьем кладбище у могилы в 12 часов 12 февраля — в день и час, когда мы пересекли речку — то есть границу. На нашей встрече всегда звучит эта песня», — заключил военный.

Рамблер: главные новости