Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Бабки — не вопрос

Общественный консультативный совет политических партий при предложил запретить пожилым россиянам продажу и обмен, а также передачу в дар квартир. Все эти действия с недвижимостью пенсионеры смогут совершать только при наличии разрешения от сотрудников государственных структур. Цель инициативы — защитить людей в возрасте от квартирных мошенников. Но у медали, как обычно, есть другая сторона.

Сидите дома

Видео дня

Один из авторов идеи — представитель фракции «Демократическая правовая Россия» адвокат . На сайте фракции отмечается, что на сотрудников государственных служб предлагается возложить проверку законности непосредственно проведения сделки. Кроме того, они будут проверять, поступили ли деньги на расчетный счет проваца-пенсионера, и есть ли у него жилье, в котором он может зарегистрироваться после продажи. При этом служащие будут нести личную ответственность за свою работу и, следовательно, не смогут злоупотреблять служебными полномочиями.

Действие закона, инициированного в Мосгордуме, предполагается распространить на людей, которым исполнилось 70 лет.

«Сейчас в сфере жилья наблюдается очень много мошенничества в отношении пожилых людей, которые в силу семейных обстоятельств остаются одни, — заявила Людмила Айвар одному из столичных изданий. — Некоторые из них не в состоянии уловить тонкий момент обмана, который используют мошенники».

По словам эксперта, реализовать предложение можно, взяв за образец процедуру отчуждения квартиры, в которой живет ребенок.

«Когда продается такое жилье, родители обязаны получить в органах опеки и попечительства соответствующее согласие на продажу, причем с учетом обязательного приобретения ребенку другой квартиры, в которой у него будет доля. Думаю, что можно реализовать похожий механизм, когда независимые сотрудники государственного органа будут проверять законность проведения сделки, поступления на счет денежных средств, наличия у старика жилья — места, где он будет прописан после того, как реализует эту квартиру, и так далее», — пояснила Айвар.

Одинокий пенсионер — стандартная цель квартирных мошенников. Таких часто спаивают, увозят в деревни, травят лекарствами, морят голодом и просто убивают из-за жилья. И, в отличие от психически больных граждан, которые тоже считаются социально незащищенными и фактически не могут заключать сделки с недвижимостью, старикам подписывать договоры никто не мешает. Этим и пользуются аферисты.

Отберут последнее

Самым громким пенсионно-квартирным процессом последних лет стало разбирательство вокруг подмосковной банды черных риелторов, которую возглавляла... сиделка. , долго ухаживавшая за пенсионерами, создала организованную преступную группу в 2012 году: у нее не было проблем ни с поиском, ни с убеждением жертв — разговаривать со стариками она умела. В дальнейшем к банде присоединились другие члены, в том числе врач-психиатр Георгий Месхия и нотариус Елена Блинова.

В период с апреля 2012-го по февраль 2014 года обвиняемые совершили ряд тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе мошенническим путем завладели несколькими квартирами, расположенными в Москве и области. Все жилье принадлежало одиноким и престарелым гражданам. Для отчуждения недвижимости использовались поддельные паспорта и другие документы. Преступники совершили как минимум одно убийство: отравили нейролептиками пожилую владелицу квартиры в центре столицы. Одной из их жертв стала Вера Цаплина — дочь великого скульптора Дмитрия Цаплина: члены банды обманным путем проникли в ее квартиру на Тверской улице и путем угроз вынудили подписать документы на отчуждение жилья.

В итоге бандитов поймали и судили, приговорив Фадееву к 16 годам лишения свободы, Месхию — к 4,5 годам тюрьмы. Остальные члены банды получили от 5,5 года до 18 лет тюремного заключения. Квартиры вернули законным владельцам, что, в общем-то, редкость — обычно их отбирают, тут же перепродают, и потому восстановить справедливость удается с трудом.

Приватизировать жилье в России разрешили без малого три десятка лет назад, тогда же активизировались квартирные аферисты. Почему о необходимости дополнительно защищать пенсионеров от мошенников заговорили только сейчас? Возможно, о проблеме вспомнили из-за активного развития схем с отчуждением недвижимости у должников микрофинансовых организаций (МФО). Старики попадают в сети МФО, получая отказы в банках — пожилым кредиты почти не дают. А дальше — огромные проценты, стремительно растущий долг и жилье, которое «случайно» оказывается переданным в собственность МФО.

Так, например, лишилась недвижимости 72-летняя пенсионерка из Барнаула. Глава МФО убедил ее подписать договор купли-продажи квартиры — якобы это была необходимая формальность, без которой организация не могла выдать займ. Допустив одну просрочку, женщина стала искать деньги на погашение задолженности, а спустя некоторое время получила квитанцию на оплату коммунальных услуг, в которой владельцем квартиры числился уже другой человек.

Примерно также отобрали жилье у ветерана двух войн из Краснодарского края и многих других.

«Более четверти россиян лишатся прав»

«Собственник вправе по своему усмотрению распоряжаться своим имуществом. Однако предложенные законоположения будут ставить реализацию этого права в зависимость от того, как на ту или иную сделку посмотрят органы опеки, причем лишь по такому критерию, как достижение определенного возраста», — отмечает ведущий юрист «Европейской юридической службы» Юрий Аванесов.

Эксперты в целом не в восторге от инициативы законодателей, хоть и признают: мошенников на рынке недвижимости действительно много, и пожилым людям тяжело от них уберечься.

«Участие органов опеки в сделках с недвижимостью, собственниками которых являются люди от 65 лет, на мой взгляд, действительно необходимо, — говорит , управляющий партнер компании "Метриум", участник партнерской сети CBRE. — Это в итоге позволит снизить уровень мошенничества. Полагаю, что на получение справки не уйдет более двух-трех дней, зато органы опеки ограничат сделки, когда пожилой продавец потенциально может лишиться всего. К примеру, они могут проверить, с кем в дальнйшем будет проживать собственник, не останется ли он на улице, есть ли у него другое место для получения прописки... К тому же практика показала, что органы опеки регулярно предотвращают мошеннические сделки при наличии несовершеннолетних участников».

, руководитель коммерческой практики юридической компании BMS Law Firm, подчеркивает: инициатива полезна не только для продавцамов, но и для покупателей.

«Для покупателей будет повышение гарантий — сделки с пенсионерами традиционно считаются в какой-то мере рискованными, — поясняет он. — Если заранее не получить справку о том, что продавец является вменяемым, то потом сделка может быть признана недействительной. Участие органов опеки могло бы решить и эту проблему».

И все же большинство юристов задуманным недовольны: внесенные предложения не защитят людей от мошенников, а лишь добавят работы судам по оспариванию как возрастных ограничительных мер, так и самих сделок купли-продажи, уверен , ведущий эксперт компании «ФинЭкспертиза».

«Сегодня признать неправоспособным человека может только суд, а завтра неправоспособными могут стать более четверти россиян, — предупреждает он. — Следует также отметить, что на фоне текущей пенсионной реформы возникает своего рода парадокс. Скажем, до 65 лет человек работает, находится в здравом уме и твердой памяти. А ровно в 65 лет его признают ограниченно правоспособным, лишая возможности распоряжаться собственностью, но при этом человек может продолжать работать и приобретать ту же самую недвижимость без ограничений».

, председатель совета директоров компании «БЕСТ-Новострой», указывает: органы опеки уже сегодня могут начать борьбу с мошенниками, жертвами которых становятся пенсионеры.

«Сейчас через многофункциональный центр можно наложить запрет на любые сделки с недвижимостью без согласия владельца, — рассказывает она. — Возможно, стоило бы рекомендовать органам опеки доводить эту информацию до одиноких владельцев квартир, это как минимум сократило бы число случаев с подделкой документов — таких, как доверенности».

Подход к каждому пенсионеру должен быть индивидуальным, уверена Юлия Дымова, директор офиса продаж вторичной недвижимости Est-a-Tet. По ее словам, очень многие люди в возрасте 70 лет еще работают, ведут активный образ жизни и следят за своим здоровьем. «Сомнительно, что им понравится такая опека», — указывает эксперт.

«Вопрос лишь в том, чтобы такая инициатива не стала пустой формальностью или ненужным препятствием в реализации пожилыми собственниками их гражданских и жилищных прав, — говорит , руководитель юридической службы . — Важно выработать четкий алгоритм работы, установить жесткие минимальные сроки рассмотрения заявок граждан. С пожилым гражданином, намеревающимся продать или подарить свою недвижимость, должен побеседовать профессиональный психолог, причем именно с глазу на глаз, чтобы выяснить мотив совершения сделки и все обстоятельства, предшествовавшие этому решению».

Татьяна Терещенко, руководитель аналитического направления адвокатского бюро «Прайм Эдвайс», куда более категорична: согласие органа опеки и попечительства на совершение сделок с жилой недвижимостью является прямым административным вмешательством в имущественные отношения, уверена она.

«Установить необходимость согласия органа опеки и попечительства с момента достижения возраста 65-70 лет равносильно молчаливому предположению о том, что в люди в этом возрасте не в состоянии отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. То есть автоматически становятся недееспособными. Однако это прямо противоречит закону и конституционным гарантиям».

«Если бы речь шла только о сделках с людьми, не являющимися родственниками (или хотя бы ближайшими родственниками), то в обязательном получении согласия органов опеки была бы логика, — считает , руководитель департамента городской недвижимости компании "НДВ-Супермаркет недвижимости". — Но все равно не для лиц 65-ти или 70 лет — от 80-ти еще может быть, но не раньше».

Столько, правда, не живут: средняя продолжительность жизни в России сейчас не превышает 74 лет.