Эксперты рассказали пути выхода из мирового кризиса 

Эксперты рассказали пути выхода из мирового кризиса
Фото: Вечерняя Москва
В среду, 16 сентября, предложил программу мобилизации доходов: ее стоимость — более 1,8 триллиона рублей. Программа, в частности, включает в себя ряд непопулярных мер: пересмотр отдельных льгот для предприятий нефтегазового сектора, повышение акцизов и введение НДФЛ на депозиты и проценты. Мировая экономика ищет пути выхода из кризиса, эксперты и читатели «Вечерней Москвы» спорят о том, какими они могут быть.
Кризис не приведет к третьей мировой войне
, профессор , доктор экономических наук:
— Экономический кризис, который разразился вслед за приходом пандемии, сам похож на коронавирус. Ведь он фактически лишь обострил уже существующие заболевания экономики разных стран. Болезнь США, например, это огромный госдолг и безработица. Оба явления в ходе пандемии обострились. Болезнь Китая — слишком сильная привязка к экономике США и доллару в частности. Как только в США растет безработица, снижаются доходы населения и падает потребление, у Китая начинаются проблемы.
Ведь именно американцы — главные потребители всего, что производит Китай. Болезнь России — ставка на углеводороды. Мы бы и рады производить что-то другое, но слишком уж поздно пришли на свободный мировой рынок и занять другую нишу просто пока не в состоянии. Надо понимать, что проблемы сейчас практически у каждой экономики. К туркам не очень-то едут отдыхать.
К французам — гулять по Парижу. Снизилось производство, снизилось потребление, снизились объемы торговли. Что самое печальное, все это наблюдалось и раньше. Лечить болезнь пытались двумя методами — бюджетными вливаниями и соответствующей кредитно-денежной политикой, которая делает деньги максимально доступными. Если ты можешь взять кредит под 2–3 процента, то, конечно, это выгодно. Потому что ты легко входишь в бизнес, пытаясь предложить свой товар или услугу, а значит, экономика, по идее, должна развиваться. Но она, к сожалению, не очень развивалась — слишком уж много вокруг товаров и услуг, это просто физически невозможно потребить. В итоге у многих, кто брал кредиты, возникли долги.
Вообще, все мировые кризисы были так или иначе связаны с проблемой долгов. Германия после Первой мировой войны была должна Франции огромные суммы, выплаты буквально разоряли страну, возник Гитлер, и новая война — фактически этих долгов списание. Сейчас их проблема в ходе войн уже не решается, потому что у многих стран ядерное оружие. Поэтому кризис будет развиваться, как в 2008 году, когда американцы набрали в кредит недвижимости и не могли кредиты погасить. Будут переговоры о реструктуризации долгов, возможно списание части из них, будет долго и трудно. Причем, я думаю, всем странам — потому что практически все вовлечены в мировую экономику. Возможно, мы увидим новые «разводы» стран, как, например, у Великобритании с , которая не желает отвечать за европейские долги и финансово поддерживать экономически неразвитые страны.
Европейцы пополнят российский бюджет
Юрий Капштык, экономист, юрист, генеральный директор экспертно-правового центра:
— Экономика, как известно, зависит от ВВП и внешних инвестиций, долгосрочных и текущих, которые «крутятся» в сферах туризма, торговли, инновационных технологий и так далее. Что касается индустрии отдыха, то  приняло правильные меры, направив усилия на поддержание внутреннего туризма.
Я имею в виду создание более современной инфраструктуры, поддержку отельеров и, конечно же, программу по кешбэку — возврату нашим гражданам части стоимости путевки на российские курорты. Когда откроются границы, неизвестно.
Усилия, которые прикладывает правительство, направленные на внутренний туристический рынок, дают положительный результат. А когда границы откроют, спрос на зарубежный отдых, по предварительным прогнозам, уменьшится на 30–40 процентов. Деньги останутся в стране. Плюс давайте не забывать, что закрытие границ привело к остановке производств, но дало толчок для развития внутреннего сельского хозяйства. Наш продукт сегодня идет на экспорт. А экспортируемые товары — это валюта и независимость.
Государство, которое в состоянии удовлетворять основные потребности своими силами, — сильное государство. Мы также зарегистрировали первую вакцину от коронавируса.
Более 20 стран выразили желание ее выпускать. А правообладатели-то мы, и получим свой процент в бюджет. Кроме того, из-за карантина мы сумели быстро модернизировать IT-отрасль и удержать в более-менее рабочем состоянии авиаперевозки, пищевую промышленность (из-за того, что толчок получило сельское хозяйство). И сейчас можем предложить европейским государствам воспользоваться услугами и наших авиаперевозчиков, а также можем продавать за границу фрукты-овощи, муку, ферменты для выпечки и так далее. У них все рухнуло, а у нас была поддержка, и отрасли остались в относительно рабочем состоянии. Экономики, которые не сумели в период пандемии сохранить работоспособность, будут вынуждены обращаться к нам, пополняя наш бюджет.
Но отрасли тяжелой промышленности будут восстанавливаться медленно, 1,5— 2 года, потому что спроса на такого рода нашу продукцию не возникло.
Ипотека как индикатор роста экономики
, вице-президент международной академии ипотеки и недвижимости:
— Одним из драйверов роста российской экономики может стать ипотека. И к этому есть предпосылки. Объем выдачи ипотечных кредитов в августе 2020 года вырос в России в сравнении с августом прошлого года на 59 процентов — до 375 миллиардов рублей, установив новый рекорд за всю историю рынка. При этом надо понимать, что 90 процентов кредитов — льготные, под 6,5 процента годовых и с 15-процентным первоначальным взносом. В результате такого высокого спроса цены на новостройки в Москве и области выросли за прошедшее лето в среднем на 5–7 процентов. А на Дальнем Востоке, где льготная ипотека всего два процента, рост составил уже 15–20 процентов.
Конечно, ипотека резко увеличивает спрос на жилье. Но что самое приятное — не только на него. Вместе со строителями начинают зарабатывать те, кто делает ремонт, производит и продает мебель, бытовую технику, сантехнику. Появляются новые рабочие места на рынке ЖКХ — ведь у каждого нового дома должна быть управляющая компания, а в ней электрики, сантехники, дворники, кровельщики, штукатуры-маляры, дворники, уборщики и много кто еще. Плюс строительство новых домов автоматически развивает торговлю и сферу услуг — ведь жителям нужно где-то покупать продукты, стричься, заниматься спортом.
В итоге появляются новые продуктовые магазины, магазины с хозяйственными товарами и товарами для ремонта, парикмахерские, кафе, фитнес-центры. А все это новые рабочие места! Плюс, разумеется, ипотека помогает заработать банкам. А это тоже огромный сектор экономики, без которого ее функционирование вообще невозможно.
Вопрос, по сути, лишь один. Кто за весь этот праздник заплатит? Конечно, все ложится на плечи ипотечника. Ему придется непросто. Но верно и то, что люди настроены оптимистично. Негативный сценарий, которого все мы опасались еще в начале лета, не сработал. Если люди берут ипотеку, значит, у них есть уверенность в своем финансовом будущем. Но верно и другое: ипотека под 6,5 процента годовых — история временная, она продлится лишь до 1 ноября нынешнего года. Насколько люди будут готовы брать кредит на недвижимость под более высокий процент, мы скоро узнаем.
Движение вверх обязательно произойдет
, член ученого совета института народно-хозяйственного прогнозирования :
— Этот кризис неравномерно повлиял на разные секторы экономики. Он очень специфический и не похож на все остальные. Такого раньше не было. Структура пострадавших сторон вообще не сравнима ни с чем. Но интересны долгосрочные последствия нынешнего кризиса, который послужил толчком к принуждению к цифровизации.
Можно сказать, что компании, сами того не желая, совершили скачок на 10–20 лет вперед. Не случись того, что случилось, они к этому пришли бы еще очень не скоро. Но если говорить не о компаниях, а о простых людях, то любые подобные ситуации, которые в экономической науке называются шоками, ухудшают положение многих, улучшая при этом положение немногих.
И в этом еще одна особенность кризиса именно для России, где наложилось фактически два шока — один чисто вирусный, а второй — наведенный, вызванный снижением цен на нефть и на другие товары российского экспорта. И такой кризис действует более широким фронтом. В итоге многие люди вынуждены жить сегодня в других финансовых масштабах. Но экономика и общество в целом будут приспосабливаться к новым условиям. Другого варианта нет. Да, уровень жизни стал ниже, но придется научиться работать в новых условиях.
Очевидно, что на фоне экономик других стран у нас ситуация двойственная. С точки зрения темпов роста общеэкономических показателей мы выглядим не так уж и плохо, потому что основные сырьевые производства как работали, так и работают. Спрос на их продукцию не очень сильно упал. Но зато у нас снизились доходы населения — по сути, из-за падения цен на экспортируемые товары. А во-вторых, все-таки масштабы поддержки именно населения, а не бизнеса в нашем государстве в условиях этого кризиса были слабее, чем в других странах. Там они позволили себе гораздо более смелую политику в этом смысле.