Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Почему инвесторов, выполнивших реставрацию, выгоняют из зданий-памятников? Очень странная история

Странная ситуация сложилась с объектами культурного наследия федерального значения. Какое-то время назад государство разработало специальную программу, согласно которой инвестор мог выполнить реставрацию исторического здания и взять его в долгосрочную аренду по цене 1 рубль за квадратный метр. Теперь государство в лице своих ведомств отбирает недвижимость у компаний, когда-то вложивших средства в сохранение памятников, без всякого объяснения причин.

Почему инвесторов, выполнивших реставрацию, выгоняют из зданий-памятников? Очень странная история
Фото: Мир квартирМир квартир

Дом Майкова в Москве. Фото: wikimapia.org

Видео дня

Образец лучшей реставрации

В этом году госкомпания «ДОМ.РФ» по поручению подала в суд на несколько таких арендаторов в Москве, Улан-Удэ, Томске, Уссурийске и других городах, руководствуясь п.4 ст. 15 ФЗ №161-ФЗ «О содействии развитию жилищного строительства». Который позволяет расторгать арендный договор с арендатором здания и выставлять объект на торги.

, управляющий партнер юридической фирмы «Городисский и Партнеры», стал одним из этих арендаторов. В 2006 году он решил восстановить Дом Аполлона Майкова по адресу Большая Спасская, 19. Памятник XVIII века разрушался, и компания проводила реставрацию в течение трех лет под надзором соответствующих организаций, в рамках государственно-частного партнерства. Здание даже подняли на уровень культурного слоя, чтобы оно не выглядело ушедшим в землю, вернули ему первоначальный облик снаружи и внутри.

С тех пор за состоянием памятника постоянно следят, несут затраты на его поддержание, а кроме того, в здание открыт доступ всем желающим осмотреть интерьеры. Юридическая фирма получила право арендовать здание в течение 25 лет, и сейчас особняк занимает ее отделение.

«Мы не ставили себе задачи заработать на этом проекте, да и сделать это было бы крайне трудно. Это наша социальная миссия, наш вклад в сохранение культурного наследия страны, и мы надеялись, что наши действия оценит не только публика и архитектурно-историческое сообщество, но и государство, – рассказывает Валерий Медведев. – Так и вышло: нашу работу хвалило , а Департамент культурного наследия Москвы приводил его как пример научной реставрации на выставке во Франции и включил в сборник 100 лучших отреставрированных зданий».

На пресс-конференции, куда не пришли чиновники

С 2013 года за аренду Дома Майкова назначена ставка 918 руб./кв. м в год. В реставрацию компания Валерия Медведева вложила 233 млн рублей, и за 17 прошедших лет она вернула не более 24 млн, то есть менее 10%. Почему же чиновники внезапно решили отобрать здание обратно, за 8 лет до истечения срока договора?

Мы все такие противоречивые

На самом деле ответа на этот вопрос нет ни у Департамента государственной охраны культурного наследия Минкульта, ни у Федерального агентства по управлению и использованию памятников истории и культуры, ни у Росимущества, ни у «ДОМа.РФ». Они не идут на диалог с арендаторами, их представители не пришли и на пресс-конференцию, устроенную специально для обсуждения этого вопроса.

В суд подан иск, обусловленный нормой нового №161-ФЗ. Получается так, что закон, позволяющий отбирать помещения у любых арендаторов зданий-памятников, фактически противоречит условиям программы стимулирования государственно-частного партнерства в сфере сохранения памятников архитектуры, а также другому закону – №73-ФЗ, в котором закреплены публичные интересы сохранения объектов культурного наследия, и более общим законодательным нормам – Гражданскому кодексу РФ и Конституции РФ, считает , партнер юридической фирмы «Трубор».

«Изъятие должно быть обусловлено реальным публичным интересом, которые государственные ведомства, в частности «ДОМ.РФ», обязаны разъяснить обществу. На вопрос, ради какого публичного интереса изымаются объекты культурного наследия, ответа никто не дает, и, более того, он не просматривается вообще, – говорит юрист. – Помимо этого, согласно нормам права, объект не может изыматься даже из соображений целесообразности – только из необходимости. Кроме того, лицу, у которого имущество изымается, должна быть выплачена справедливая компенсация. Статья 35 Конституции РФ гласит, что сначала должны быть оценены убытки в полном объеме, и только потом происходить изъятие. То, что сейчас происходит на практике, расходится с этим посылом в корне».

Здание Славянского базара в Томске. Фото: tonkosti.ru

Может быть, инвестор, он же арендатор, небрежно относился к эксплуатации памятника, нарушал требования государственных комиссий, которые следят за этим? Но никаких нарушений выявлено не было, компания исправно выполняла все предписания, претензий не получала. «Считаю, что изъятие исторических зданий у инвесторов должно быть возможно только в отношении недобросовестных арендаторов, которые не выполняют охранные обязательства, но в случае, когда арендатор добросовестно выполняет все условия договора, изъятие несправедливо», – говорит Валерий Медведев.

В чем польза и целесообразность?

Теперь давайте посмотрим, для чего, собственно, может изыматься здание в этом случае. В чем может заключаться целесообразность, если уж решено нарушить базовые условия договора, заключенного Росимуществом?

Известно, что изымаемые объекты предполагается в дальнейшем выставить на торги. Однако объекты культурного наследия имеют особый статус, который не позволяет их использовать для жилищного строительства, перестраивать, надстраивать, равно как и снести их для строительства жилья. Тогда для чего их отбирают у законного арендатора?

Может быть, в собственности у государства особняку будет лучше, за ним будет лучше уход и надзор? Но практика показывает, что как раз наоборот.

«Если вы пройдетесь по центру Москвы, вы увидите 25-30 объектов, годами стоящих заброшенными, за строительной сеткой. Они просто разрушаются и умирают, а между тем, это ценнейшие памятники истории и архитектуры, – ужасается Дмитрий Французов, москвовед, автор проекта о фасадном декоре Mascaron.org. – Здания гибнут за неимением хозяина. Один из ярких примеров – палаты Гурьева, фундаменты которых датируются XVII веком. Уже более 10 лет памятнику не могли найти инвестора ни по одной городской программе, здание разрушается. Разваливается на глазах здание Славяно-греко-латинской академии на Никольской, учебные корпуса которой посещал Ломоносов, за сохранение памятника никто не берется…»

По данным экспертов Государственной думы РФ, лишь 15% от общего числа памятников истории и культуры содержатся в удовлетворительном состоянии. У федерального бюджета просто нет возможностей поддерживать их все.

Усадьба Самсонович в Улан-Удэ. Фото: visitburyatia.ru

Останется ли Дом Майкова в хорошем состоянии, если арендатора выселят и здание будет стоять бесхозным и заброшенным, как многие другие?

Более того, если отобранные сейчас здания продадут с торгов (что не факт, потому что памятники, как правило, никто покупать не хочет), даст ли новый владелец доступ в здание экскурсиям, как это сделано сейчас, когда здание всего лишь в аренде у государства? Не закроет ли он двери особняка?

2 ноября должен состояться суд, на котором решится судьба памятника. Та же участь ждет другие здания: Славянский базар в Томске (адрес: ул. Ленина, 10) и жилой дом усадьбы Самсонович в Улан-Удэ (ул. Кирова, 28). Там тоже отбирают помещения у инвесторов, проводивших реставрацию за свой счет. В Томске дело уже проиграно в суде, арендатор пытается оспорить это решение…

Проблема изменения климата. Инвестиционного

Странно ведет себя наше государство в лице своих ведомств: с одной стороны, всячески агитирует вступать с ним в партнерства, вкладывать средства и усилия, а потом легким движением руки нарушает все договоренности. Почему один закон противоречит другому, и никто не собирается это исправлять, дорабатывать его нормы, улаживать возникающие юридические казусы, ведущие к явной несправедливости?

И главное – кто после всего этого захочет инвестировать в очень затратные и не слишком выгодные с точки зрения бизнеса проекты, если правовое поле настолько лабильно? Если партнер с легкостью меняет условия игры, а суды практически всегда на его стороне? Желающих участвовать в программе «рубль за метр» и так было исчезающе мало. Это были отдельные энтузиасты, готовые терпеть убытки, бесконечные бюрократические процедуры и придирки ради шанса внести свою лепту в сохранение культурного наследия. Сейчас их станет еще меньше, если не исчезнут совсем.