Иркутские застройщики стали чаще прислушиваться к общественному мнению

2020-й год стал для Иркутска годом общественных конфликтов, связанных со строительством домов на участках, где, по мнению горожан или активистов, никаких новостроек быть не должно. Сценарий всегда примерно одинаков: начало какой-либо стройки или объявление планов об этом тут же порождает волну недовольства. Правда, отметим примету нового времени: основные баталии разворачиваются в социальных сетях. Понятие точечной застройки, кажется, уходит в прошлое. Вроде бы все реже возникают ситуации, связанные с тем, что некий застройщик незаконно «воткнул» в чьем-то уютном дворе очередную «свечку» или распахал под стройплощадку рощу. Однако скандалов меньше не стало. Да, люди уже не бросаются под колеса техники, не дежурят на стройплощадках, ввязываясь в драки с охраной. Протестная активность и привлечение к себе внимания сейчас происходят во многом за счет социальных сетей, у кого-то более успешно, у кого-то — менее. Строительные компании, в свою очередь, уже перестали работать «нахрапом» — каждый их шаг обставлен максимально законно, любой проверяющей инстанции (как и недовольным людям) всегда будет предъявлена кипа документов, официально гласящих: «Стройка ведется легально». Неизменной остается суть любого подобного конфликта. Пытаясь извлечь максимальную коммерческую выгоду от застройки, компании, похоже, забывают о таких понятиях, как «удобство для окружающих». И эти «окружающие» пользуются своим правом заявить о себе и своих правах. Вот что на прошлой неделе губернатор Иркутской области в своем Инстаграм-аккаунте заявил о конфликтной ситуации между жильцами домов в микрорайоне Университетский Иркутска и компанией «Гранд-Строй»: «Разногласия возникли из-за планов строительства многоэтажек в непосредственной близости со стоящими домами. Люди выступают против, называя это точечной застройкой, компания настаивает на своих правах. Вижу, что взаимные претензии и упреки уже перерастают в жесткое противостояние и даже настоящую войну. Так быть не должно. В любой ситуации можно и нужно искать компромисс, а представители компании-застройщика должны выслушать мнения жителей. Обсудил вопрос с , депутатом по этому избирательному округу. Он согласен, что необходимо действовать только в правовом ключе. Сергей Юрьевич отправил официальные запросы во все компетентные инстанции. Кроме того, руководство компании-застройщика попросило разобраться в этом вопросе . Договорились с Сергеем Юрьевичем Теном, что «Гранд-Строй» временно приостановит работы на этой площадке. Необходимо встречаться с жителями, говорить с ними. Устраивать войну недопустимо». , один из активистов, жителей домов №2 и №4 в проезде им. , говорит, что обращение губернатора — первая внятная реакция властей за тот месяц, пока люди пытаются противостоять неудобному для них соседству. «На площадке сейчас тишина, уже несколько дней не работает тяжелая техника. Мы обращались в городскую думу и администрацию, прокуратуру — все безрезультатно, хотя при этом чиновники выпускали пресс-релизы о том, что держат ситуацию под контролем, — рассказывает он. — Все резко изменилось только после того, как мы написали нашему депутату Госдумы Сергею Тену. Тогда остановилась стройка, появилось обращение губернатора». Отыскать пространство, где сейчас разворачивается конфликт, на карте города довольно просто: это своеобразный «пустырь», расположенный между задворками ЖК «Союз» и знаменитым 13-этажным общежитием ИГУ в Университетском. В середине этого «пространства» уже больше 10 лет стоят два дома №2 и №4. На участке рядом с ними в ноябре компания «Гранд-Строй» попыталась поставить строительный забор и начать рытье котлованов. Так и возник конфликт. Директор застройщика Екатерина Прядко не прячется от журналистов и готова отвечать на все вопросы. Но в первую очередь она подробно рассказывает о том, что ее компания приобрела участок совершенно легально, получила разрешение на строительство и ведет законную деятельность. «Мы пытаемся общаться с недовольными жителями домов, идти на диалог. Но полноценного, продуктивного контакта не получается, потому что есть несколько граждан, которые пытаются организовывать несанкционированные митинги, занимаются провокациями, ведут активную деятельность в соцсетях, привлекают внимание оппозиционных политических партий и журналистов, — рассказывает она. — Нам жаль, что мы оказались в эпицентре подобных событий, но мы делаем ровно то, что необходимо — строим дома на принадлежащей нам земле в соответствии со всей разрешительной и градостроительной документацией». Как отмечает в свою очередь Василий Антонов, он и его соседи вовсе не пытаются, как это может показаться, закошмарить застройщика или испортить ему репутацию. Их претензии, похоже, выдвигаются даже к другим людям и структурам. Дома в момент постройки в 2008 году возводились на федеральной земле. Была сформирована территория непосредственно под дома и прилегающую к ним инфраструктуру (парковки и детские, спортивные площадки, пешеходные дорожки — «АН»), возведенную застройщиком ЗАО «Труд Байкал». Но этот участок не был на тот момент изъят из федеральной собственности, не был выделен, жильцы его не получили в общую собственность. «Только потом мы узнали, что примерно десять лет назад, еще при мэре Владимире Якубовском, произошло межевание вокруг всей нашей территории, непонятным для нас образом были нарезаны земельные участки. Так границы одного из них, который впоследствии и купил «Гранд-Строй», проходят по стене одного из наших домов, захватывая в том числе и детскую площадку, и часть парковки, — говорит Василий Антонов. — Сейчас мы добиваемся того, чтобы была пересмотрена та процедура межевания, чтобы надзорные органы пересмотрели эти незаконные, на наш взгляд, решения, были выявлены и наказаны виновные. Свою позицию мы готовы отстаивать в правовом поле. Это важно. Речь идет не только о будущем комфорте жильцов наших домов, но и всего микрорайона Союз и даже Университетский, ведь судьба остальных, соседних участков также предусматривает возведение многоквартирных домов. Под социальную инфраструктуру почти не остается места». Екатерина Прядко отмечает, что по документам часть инфраструктуры (детская площадка и парковка), которой уже пользуются жители домов №2 и №4, находится на территории участка, находящего в собственности ее компании. «Мы не забираем эти территории, а готовы к компромиссам: например, объединить детскую площадку, создаваемую на территории наших домов и уже существующую, построить для жителей современную эко-парковку, вместо озеленения по проекту и так далее, — перечисляет она варианты примирения. — На наш взгляд, люди просто привыкли пользоваться частью пустыря возле их дома и не задумывались о том, что земля может кому-то принадлежать, на нее могут быть планы». В ответ на это Василий Антонов ссылается на постановление пленума Верховного суда РФ, согласно которому жильцы его домов имеют преимущественное право на получение в общую собственность участка под уже существующими детской площадкой и парковкой. «Нас, по сути, лишили этого права, размежевав без нашего участия землю, — поясняет он. — Что же касается предложений от «Гранд-Строя», то у них сомнительная перспектива. После того как дома будут сданы, новые жильцы получат право собственности и на детскую площадку, и на другую территорию, захотят ли они с нами «делиться» — большой вопрос. И это их право, какие бы гарантии сегодня застройщик ни давал». Финал противостояния сторонам сейчас видится по-разному. «Администрация Иркутска поможет жильцам домов №2 и №4 с оформлением земли под ними, звучало обещание компенсировать часть потерянного участка. А мы как строили, так и будем строить», — уверена Екатерина Прядко. «Мы понимаем, что сегодняшняя остановка стройки после вмешательства депутата Госдумы и губернатора — это никакая не победа, — заявляет Василий Антонов. — Мы намерены идти до конца, отстаивая свою позицию. Постараемся, чтобы общественный протест вокруг ситуации и дальше был громким и заметным». Очевидно, что процедуры общественных слушаний, предваряющих каждую стройку, уже не смогут оставаться тихой формальностью. Прошло то время, когда люди узнавали о стройке от звука экскаватора под окнами и, немного побунтовав, мирились с происходящим. Сегодня общественность, вооруженная интернетом, нацелена на максимальную вовлеченность в судьбоносные для города и его микрорайонов решения. Вот только как быть, когда обнажаются «подводные камни» из прошлого? Реально ли что-то отыграть назад? Как инициировать принципиальный и жесткий пересмотр различных градостроительных решений, даже если они состоялись 10-15 лет назад, но до сих пор приносят неудобства? Возможно ли ограничение в строительной активности собственников земельных участков, расположенных вблизи густонаселенных микрорайонов?

Иркутские застройщики стали чаще прислушиваться к общественному мнению
© Аргументы Недели