Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Анатолий Ливада о дольщиках: "Ну пусть по морде дадут!"

О чем рассказал и умолчал на судебном допросе основатель ГК "ФОН". Часть I
Анатолий Ливада о дольщиках: "Ну пусть по морде дадут!"
Фото: Реальное времяРеальное время
Какую прибыль в лучшие годы приносил ресторан "Парус", о чем предупреждал казанских строителей и чьими преступлениями предлагал заняться следователям лидер группы компаний "ФОН" ? Судебный репортаж с допроса застройщика по делу об аферах на 2,6 млрд рублей — только в "Реальном времени".
Как ФОН рассчитывал заработать 3 млрд рублей
К Новому году Ново-Савиновский райсуд Казани может огласить приговор по резонансному делу обманутых дольщиков группы компаний "ФОН". В совещательной комнате судья по делу находится уже второй месяц. В прениях гособвинитель запросила для ВИП-строителя Анатолия Ливады 4,5 года и такой же срок условно для его соратницы Дианы Ахметзяновой.
Показания последней с выкладками в части прихода и расхода средств по трем ЖК в Казани "Реальное время" уже публиковало.
Допрос Анатолия Ливады занял у суда более полутора часов.
— Уважаемый суд, по делу было очень много сказано и свидетелями, и выступавшими. Диана Наильевна (Ахметзянова, экс-директор и учредитель ООО "Фон-Ривьера" и "Царицынский бугор") отчиталась о проделанной работе группы компаний "ФОН". И из тех материалов, что я слышал и с которыми знакомился на предварительном следствии, видно — обязательства застройщика Диана Наильевна выполнила: все пострадавшие дольщики получили квартиры, все желают в них жить и не считают себя потерпевшими, — начал свое выступление основатель ГК "ФОН".
По словам Анатолия Ливады, 25—30% из тех, кого вызывали, отказались подавать заявления на него и Ахметзянову: "Потому что были уверены, что дома будут достроены, даже в тех условиях, которые были созданы. И это получилось. А условия были такие: для чего-то сразу наложили запрет на продажу и реализацию квартир", — напомнил подсудимый.
— Еще перед тем, как я был водворен в СИЗО, а это начало 2017 года, аудиторская компания подготовила справку для премьер-министра РТа по состоянию дел в ГК "ФОН", — продолжил он. — На тот момент нами реализовывалось шесть инвестиционных проектов общей площадью 399,6 тысячи квадратных метров. Это 24 многоквартирных дома на 6 530 квартир в ЖК "Молодежный",ЧС", "Симфония", "Яшьлек". И "Солнечный город" тогда достраивался. По данным аудиторов, в эти инвестпроекты на тот момент было вложено 11,9 млрд рублей, в том числе 2,1 млрд — это собственные средства, 9,8 млрд — деньги дольщиков.
Требуемый объем на завершение строительства домов по всем шести комплексам составлял 9,4 млрд рублей. При этом планируемый объем поступления средств с продажи паркингов, жилых и нежилых помещений был 12,6 млрд рублей. А ожидаемая прибыль от реализации проектов должна была составить 3,2 млрд рублей.
Фото: Максим Платонов
На тот момент нами реализовывалось шесть инвестиционных проектов общей площадью 399,6 тысячи квадратных метров. Это 24 многоквартирных дома на 6 530 квартир в ЖК "Молодежный", "МЧС", "Симфония", "Яшьлек". И "Солнечный город" тогда достраивался
Активы "ушли" мимо дольщиков, конкурсники не ответили
На тот момент, по оценке аудиторов, стоимость имущества ГК "ФОН" составляла 3,7 млрд рублей. С учетом ожидаемой прибыли, этих 6,9 млрд на конец 2016-го — начало 2017-го было достаточно для достройки всех объектов. Но почему-то не учитывалось и не считалось, что не все средства были в строительстве, отметил обвиняемый в уводе средств дольщиков на 2,6 млрд рублей.
Ливада озвучил цифры нестроительных доходов "ФОНа":
ТК "Савиново" — 14 млублей ежемесячно, 140 млн в год;ресторан Парус — 20 млн в год;завод ЖБИ — 100 млн в год;кирпичный завод "Клюкер" — 150 млн в год.
"Итого 410 млн рублей у нас был доход от производственных мощностей и аренды площадей, — сообщил он и посетовал, что почему-то следователи МВД эти активы в расчет не приняли. Иной подход позволил бы выполнить все обязательства перед дольщиками, считает Ливада: — Я не раз обращался к следователю по вопросу о наложении ареста до завершения уголовного дела — меня не услышали".
Обвиняемый подчеркивает — на момент начала процедуры банкротств в организациях ГК "ФОН" у каждого были активы. Но спасти удалось лишь часть из них, находившуюся на стройобъектах:
— Проданы краны, техника — пошли на достройку домов. А все остальные активы были реализованы по низким ценам и розданы кредиторам. В сторону дольщиков эти активы не были направлены. Я об этом неоднократно разговаривал со следователем, просил даже возбудить уголовное дело против банкротных управляющих на предмет — куда же уходили денежные средства? И это не было услышано. Следователь говорил, что действует по команде руководителей, надо встречаться с ними. Я просил о встрече, меня также не услышали.
Фото: Максим Платонов
Проданы краны, техника — пошли на достройку домов. А все остальные активы были реализованы по низким ценам и розданы кредиторам. В сторону дольщиков эти активы н
ческий эффект квартальной застройки и пиковый год ипотеки
Далее заслуженный строитель Татарстана рассказал о том, как благодаря квартальной застройке и ипотеке росла его компания:
— Налоговая потребовала разделения функций, чтобы видеть налогооблагаемую базу, и мы приняли решение организовать свою строительную подрядную организацию. До этого все было в ООО "ФОН". В новую подрядную организацию был приглашен заслуженный строитель Татарстана и России Виктор Александрович Буланкин, с богатым опытом на объектах гражданского строительства и оборонного комплекса. А я непосредственную работу в области строительства в какой-то части прекратил, передав ему все полномочия — работу и с субподрядчиками, и с подрядчиками на тех объектах, которые мы финансировали и привлекали средства дольщиков.
В основном моя работа стала заключаться в организации проектов. Так как мы с 2008 года перешли на квартальные застройки и почти прекратили строить отдельно стоящие дома. Это давало экономический эффект — один раз подводишь внешние сети на определенный квартал в 3, 4, 8 гектаров и больше этой темой не занимаешься. Потом идет только процесс возведения коробок.
Наверное, с 2012 года, как вышел этот 214-ФЗ (об участии в долевом строительстве многоквартирных домов, — прим. ред.), полностью работали в соответствии с ним. Противоречий с существующей практикой строительства не было. Также были отмечены все существующие виды затрат, но было одно достоинство — на комплексную застройку выдавался один документ разрешительный, так как все дома были типовыми.
Прежде чем получить земельные участки, проводили большую работу специалисты группы компаний "ФОН" и городских структур архитектуры, строительства.
В основном у нас покупали квартиры не сильно состоятельные люди 45—50 лет, которые уверенно стоят на ногах и имеют определенный доход. Вначале у нас даже отказов не было: кто в рассрочку, кто сразу покупал квадратные метры по договорам долевого участия.
Потом включился следующий инструмент — ипотека, которая в 2012 году достигла своего пика и благоприятно сказывалась на строительном бизнесе. Многие организации за счет этого расширили свои мощности, поменяли парк стройтехники. Мы в основном вкладывались в обеспечение всех проектов сетями, так как к этому времени у нас было достаточно и производства, и строительной техники.
Фото: Максим Платонов
Мы с 2008 года перешли на квартальные застройки и почти прекратили строить отдельно стоящие дома. Это давало экономический эффект — один раз подводишь внешние сети на определенный квартал в 3, 4, 8 гектаров и больше этой темой не занимаешься
Лекция от Онищенко о безопасных домах
По словам подсудимого, вложиться в свой завод железобетонных изделий "ФОН" заставила необходимость:
— Надо было контролировать затраты на производство единицы квадратного метра жилья. Поскольку стала неимоверно расти стоимость материалов — кирпич, гравий, песок, цемент, арматура и т. д. Чтобы удержаться на определенном уровне, завод ЖБИ 40—50% продукции отправлял к нам на стройки по себестоимости, оставшееся они продавали на сторону, частным лицам, строительным организациям и на доходы закрывали расходы по энергетике, зарплате и налогам.
Отдельно в своих показаниях Анатолий Ливада остановился на проекте "фоновского" завода "Ключищенская керамил, что ФЗ-214 обязывает застройщика на протяжении 10 лет отвечать перед дольщиками по построенным квартирам. Вывод: чем качественнее материалы и работа, тем меньше претензий. Но есть еще один момент, который стройкомпании не афишируют: если долгое пребывание в собственном доме либо в офисе повлекло проблемы со здоровьем, будь то онкология, астма, кожные заболевату связь реально доказать, то заболевший может предъявить иск застройщику.
— Такую лекцию нам, строителям, прочитал [Геннадий] Онищенко, на тот момент главный санитарный врач России. Он выступал негласно здесь в Казани, в нашей ассоциации. Говорил: если вы не будете обращать на это внимание в жилищном строительстве, будете использовать несертифицированные материалы, то мы (Роспотребнадзор, — прим. ред.), наверное, скоро введем сертификат на дома. Из того, что мы услышали, наименее подвержены заболеваниям жители деревянных домов, — поделился с судом ВИП-застройщик.
По словам Ливады, после той лекции встал вопрос об экологичном материале и строительстве "ФОНом" своего керамического завода. С его слов, эту задачу ставил первый президент республики, а Сбербанк обещал кредит на закупку импортного оборудования европейского качества. "Но это не было выполнено", — заметил он. Напомним, Диана Ахметзянова на своем допросе рассказала, что миллиард рублей на завод керамики ООО "ФОН" дало заем одноименному ЗАО.
— В 2012 году мы построили два экспериментальных дома на улице Чуйкова, и оказалось, что дом из керамического кирпича в эксплуатации — самый экономный для дольщиков. Если в обычных трехкомнатных квартирах люди платят за тепло по 4 тысячи рублей, то в керамическом — 1,2 тысячи. И это большой экономический эффект, — продолжил подсудимый.
По его словам, только такой было запланировано использовать в проекте ЖК "МЧС" на улице Губкина:
"По энергетическим показателям и по прочности — он самый выгодный на сегодня в республике. Из него можно строить 16-этажные дома. При толщине стен 64 см, пустотность в нем — 45%. То есть дом из керамического кирпича по сравнению с силикатным на 45% легче. Это значит легче фундамент, и стройка очень рентабельна. Дома получились очень выгодные в плане строительства: первый — 17 тысяч за квадратный метр до колодца, второй — то ли 14, то ли 16".
Из показаний обвиняемого следовало, что на основе опыта "ФОНа" некие ученые защитили научную работу и отправили письмо премьер-министру РФ, на тот момент Дмитрию Медведеву: предложили строить в стране целые города из керамического кирпича, а за счет сокращения затрат на отопление таких домов строить новые заводы по типу "Клюкера". Тогда была программа на несколько заводов — в Можайске, Екатеринбурге, Казани и Буинске, поделился Ливада.
Фото: tatarstan.ru
Дом из керамического кирпича по сравнению с силикатным на 45% легче. Это значит легче фундамент, и стройка очень рентабельна
"Куда деньги-то делись?" — "Все на месте"
Собственные заводы позволяли стройкомпании работать очень рентабельно, держать цены "чуть ниже средних по Казани" и рассчитываться с банками, сообщил суду обвиняемый. И добавил: "Это ответ на прямой вопрос, который задавался судом [Диане Ахметзяновой]: "Деньгами ли дольщиков покрывали кредиты и другие вопросы?". Нет. Доля денег дольщиков у нас была максимально, наверное, 60%".
Со слов Ливады, в компании был жесткий контроль за ценами на материалы и выполнением работ подрядчиками. За счет чего "группа Дианы Наильевны ежемесячно и ежегодно срезала с процентовок от 15 до 20%". Это приличные деньги, которые экономились без нарушения качества, сообщил он, подчеркнув, что всего ГК "ФОН" возвела 1 млн "квадратов" жилья.
На этих словах председательствующий по делу судья Марсель Ахметшин попросил Анатолия Ливаду перейти ближе к сути его позиции по обвинению в хищении средств дольщиков: "Признаете ли вину?" — уточнил он. "Нет, не признаю", — ответил подсудимый. Приведенный следствием перечень дольщиков, вложивших деньги в три ЖК — "Симфония", "МЧС" и "Царицынский бугор", Ливада не оспаривал. Но не согласился с формулировкой о наличии умысла и сговора с Дианой Ахметзяновой с целью обмана дольщиков.
— По тем вещественным доказательствам, которые мне следствие представило, я, наоборот, не увидел, что был какой-то умысел. Все папки дела говорят, что мы выполнили все требования ФЗ-214 — прошли все слушания, сделали экспертизу. И где увидеть умысел? Наша цель была — завершить строящиеся дома, — настаивает застройщик.
Далее он отметил, что непосредственного участия в заключении договоров с дольщиками не принимал, но настаивает — все средства граждан поступали в кассу, "другого варианта быть не могло". Кроме того, Ливада поддержал позицию допрошенной ранее Ахметзяновой в части претензий к назначенной следователями МВД экспертизе: "Она проведена некорректно, я писал ходатайство о включении дополнительных статей и затрат ФЗ-214, к тому же у эксперта отсутствовала лицензия на проведение бухгалтерской экспертизы".
С показаниями своей подсудимой соратницы основатель ГК "ФОН" согласился, но посчитал нужным дистанцироваться от денежной составляющей:
"Финансовыми вопросами занималась она со своей группой. Я туда был не вхож, и я не то что не имел права, я не должен был запрашивать, как это делать — есть инструкция. Мне приносили отчеты налоговых проверок, банков, где не было замечаний и нарушений по кассовой дисциплине. Поэтому я не сомневался в ее действиях".
Ливада добавил, что в речи Дианы Ахметзяновой он не услышал анализа финансового состояния организаций до сегодняшнего дня. А в материалах следствия не нашел конкретики:
— Как найти момент хищения денежных средств? Даже читая документы следствия, я не нашел, как и каким методом мы это с ней производили... Потому что я прекрасно знаю, как обстоял у нас учет и контроль за средствами — не только в кассе, но и когда деньги, например, двигались на стройки для выплаты зарплат и так далее. Я верю, что среди людей, которые подписывали ведомости, нет ни одного подставного лица! Потому что получатели денег на всю бригаду сами считали свою зарплату и сами сверяли ее с бухгалтерией.
— Стандартный вопрос — куда деньги-то делись? — поинтересовался судья.
— Все деньги на месте... Все деньги были на месте, потому что достроить дома без денег — это абсурд.
— То есть все деньги использовались на строительство? — уточнил председательствующий и получил утвердительный ответ.
Фото: Ирина Плотникова
Все деньги на месте... Все деньги были на месте, потому что достроить дома без денег — это абсурд
"Я понял — отрасль на грани краха"
На вопрос, кто из двух подсудимых фактически руководил организацией, Ливада ответил: "видел Диану Наильевну, может быть, раз в неделю, а может, раз в месяц — на ежемесячном совещании по всем объектам". С его слов, Ахметзянова как застройщик каждый понедельник проводила совещания с главами всех подразделений, куда он "приглашался", если требовалось "решить вопросы" с проектными институтами, водоканалом, энергетиками или администрацией города.
Судью интересовало, контролировал ли Ливада поступления средств. "Я в кассе вообще был два раза, — ответил тот. — Когда мы раздавали [деньги] по требованию [дольщиков], и когда командировочные брал... Хотя мне давали на стол каждую неделю информацию об остатках по деньгам, непроданных квартирах, средней стоимости текущих и будущих продаж — конкретно по каждому дому..."
По словам подсудимого, по каждому из фигурирующих в деле ЖК он лично участвовал "в создании облика этого района", обеспечении энергоносителями и коммуникациями, а также согласованиями с администрацией города и т. д. "Я активно принимал участие, когда с нас администрация требовала по нормативам два машиноместа на квартиру, то есть двухпаркинговые гаражи, и мы писали объяснение, что если откачивать [подземные] воды, то мы перекачаем всю реку Волгу. Приглашал знакомых из метростроя, изучали технологию прохождения водяных пластов и пришли к выводу — строительство гаражей там (в ЖК "Симфония", — прим. ред.) бесполезно".
— В чем причина отсрочек сдачи домов? — продолжил допрос председательствующий Марсель Ахметшин.
— Прекратились поступления — люди ипотеку прекратили брать, так как у них на работе не было доходов в отраслях, где они работали. Прекратились выдачи ипотечных кредитов. Это уже был кризис в строительстве, не только в Казани. это переживалиельные организации России, — объяснил основатель стройимперии, рухнувшей на 25-м году работы.
Ливада поделился данными, что в 2риобретали жилье на собственные средства, остальные были ипотечниками. Причем две трети таких ипотечников сталкивались с задержками ипотечных выплат в банке. А представители банков проверяли застройщиков — выезжали на объекты, смотрели использование ипотечных средств, писали замечания, в том числе в адрес "ФОНа". И страшны были не эти замечания:
— Лично я, как строитель, понял — отрасль стоит на грани краха. Значит, чтобы сберечь себя, нужно минимизировать затраты, продать что-то, от чего-то отказаться. Тогда начали продавать ресторан "Парус", на заводы искать покупателя...
Именно в этот период "ФОН" отказался от проекта в Челнах: "Дальше играть там в какой-то бизнес не было целесообразности, мы его отдали", — сообщил Ливада и озвучил условия отступных:
— Была дорожная карта у министра строительства нашего, были мэр Челнов и Даутова (на тот момент — глава банка "Спурт"). Они попросили не денег — мы оставили им коллектор на 400 млн рублей, построенный за счет собственных средств, еще параллельно с Талгатом Мидхатовичем Абдуллиным (экс-глава Госжилфонда РТ, — прим. ред.) построили резервный коллектор. Мы отдали все свои земли и ушли оттуда, передав все их фирме "Профит".... Мы за счет передачи своих активов ушли оттуда, посчитав, что свою задачу в Челнах выполнили — обеспечили квартирами сотрудников МВД.
Фото: Сергей Афанасьев
Мы отдали все свои земли и ушли оттуда, передав все их фирме "Профит"...
"Лично я себя виноватым не считаю"
Ливада согласился с обвинением в части нарушения условий договоров с дольщиками по срокам сдачи объектов с одной оговоркой — "это не уголовное преступление".
— Ваша вина в этом есть? — поинтересовался председательствующий.
— Лично я себя виновным не считаю. Потому что были объективные обстоятельства, — сообщил подсудимый.
Судья уточнил — был ли причинен дольщикам "ФОНа" вред в результате несвоевременной сдачи квартир, ведь некоторые до сих пор не получили свое.
— Вряд ли вред. У них только дороже квартиры стали — с миллиона поднялись до трех миллионов рублей, — не согласился обвиняемый.
— Но ведь есть дома в ЖК "МЧС", что до сих пор на уровне фундамента? — напомнил судья.
— Конкретно я таких дольщиков не видел, перед которыми можно извиниться. Вся основная масса покупателей квартир — это для них уже бизнес был, брали по две-три квартиры...
— Но вред-то причинен — материальный, моральный?
— Ну пусть по морде дадут! — предложил подсудимый. — Пусть подадут в суд, у нас правовое государство. Мы готовы рассмотреть и какую-то понести, наверное, оплату. Если есть и доказано... А вообще мы прилагали все усилия, чтобы стройка продолжалась...
Во второй части своего допроса Ливада рассказал, кто заставлял "ФОН" строить объекты без разрешения, зачем нужна была слежка за сотрудниками компании и сколько средств прошло через нее за 25 лет.