Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Павел Крашенинников: комплекс вещных прав должен быть системно урегулирован

Глава и законодательству в интервью ТАСС рассказал, какие поправки, затрагивающие вопросы собственности, могут быть внесены в Гражданский кодекс РФ в 2021 году, планируется ли амнистия, каким, по его мнению, должен быть Кодекс об административных правонарушениях, а также сообщил о своих планах на предстоящие думские выборы.

Павел Крашенинников: комплекс вещных прав должен быть системно урегулирован
Фото: ТАССТАСС

Видео дня

— В этом году вернулась к президентскому пакету поправок в Гражданский кодекс (ГК) РФ, который находится в Думе с апреля 2012 года.

— Речь шла о модернизации, да.

— В частности, был урегулирован вопрос прав на результаты интеллектуальной деятельности в рамках НИОКР (Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы). Будет ли продолжена работа над этим пакетом в 2021 году?

— Восемь лет назад был внесен этот президентский пакет, который затрагивал практически все главы и разделы Гражданского кодекса, от первых статей до последних.

В первом чтении мы приняли его сразу же в 2012 году, но с учетом того, что он касается юридических лиц, прав собственности, интеллектуальных прав, сделок, правого положения граждан, крестьянско-фермерских хозяйств, международно-частного права и много другого, было принято беспрецедентное решение — мы приняли постановление о предоставлении Комитету возможности выносить по блокам поправки ко второму чтению. Стали рассматривать отдельно федеральные законы по общим положениям, исковой давности, сделкам, юридическим лицам и так далее.

Девять блоков было принято за эти восемь лет, а десятый блок по НИОКР — в завершении 2020 года. Нельзя сказать, что не было законодательства на этот счет, но были противоречия, связанные с научно-исследовательскими, опытно-конструкторскими работами. Противоречия, связанные с критериями, кто все-таки автор, в каких случаях, если это делается за федеральные деньги. Этот вопрос теперь урегулирован. И отдельные нормы у нас появились по поводу НИОКР в сфере безопасности и обороны.

— Над чем предстоит работать дальше?

— Остается очень важный блок. Он называется "О вещных правах", он в себя включает также и право собственности. Кроме собственности, это вопросы, связанные со многими вещными правами. Допустим, право хозяйственного ведения, право оперативного управления или сервитуты — это возможность использования чужого имущества или своей вещи на чужой территории. Например, труба или какие-то коммуникации лежат на участке. Что делать? Часто бывает так, что граждане либо юридические лица не пускают туда. Говорят: "Мы ничего не знаем, это наша собственность". Ничего подобного. Мы говорим, что возможны случаи, когда необходим доступ к тем коммуникациям. Если этого не делать, мы знаем, с чем сталкиваются коммунальные службы и конкретные территории, а иногда и целые населенные пункты. Ограниченное использование чужой территории возможно. Важно только, чтобы в законе было определено: когда и в каких случаях.

Есть вопросы, связанные с владением, которые не касаются права собственности. Например, когда правомерно владеет субъект, но не является собственником.

Есть положения, которые, может, более близки обывателю — это единый комплекс недвижимости. У нас в большинстве случаев отдельно свидетельство о праве собственности на землю и отдельно запись о том, что стоит наверху. Почему так получилось? В советское время у граждан не было права собственности на землю, и при этом иметь можно было только один дом. Когда все это разрешили — в начале 90-х годов ограничения были сняты, соответственно, эти параллельные миры стали сходиться. Но надо закрепить, что это единый объект, такие нормы будут и в ГК, а впоследствии и в других законодательных актах.

Всем интересна тема соседских прав о конкретизации пределов прав на недвижимость и возможности разрешения каких-то ситуаций. Известно, что права одного субъекта заканчиваются там, где возникают у другого. Но есть пограничные истории — их надо урегулировать. Поэтому если человек живет, а его сосед построил дом, который ему окна загораживает от солнца, то возникают претензии. Или из-за дыма, шума. Все это надо упорядочить, но это совсем не главная цель данного блока поправок. Главное — это системно урегулировать весь комплекс вещных прав.

С правовым режимом жилых помещений в жилищном законодательстве неплохо урегулировано, помещения же в офисах часто регулируются по аналогии. Похожая ситуация с объектами общего пользования, если в многоквартирных домах тоже все более-менее урегулировано, то в офисах возникают вопросы. На дачах также — там инфраструктура, дороги, коммуникации, заборы и так далее. Возникает огромное количество споров и вопросов.

Здесь нюансов очень много. Необходимо дать правовую возможность самим выбрать способ, как управлять объектами общего пользования в разных ситуациях.

— Тут сразу вспоминается история со сносом в Москве целого ряда самовольных построек несколько лет назад.

— Там было много историй, когда вообще ничего не было оформлено. , насколько я помню, принимали решение о компенсации, даже не очень понятно за что. Были случаи, когда все было оформлено, были суды. Но в принципе, я считаю, что власти Москвы разрешили все прилично. Почему в регионах это не пошло — потому что такого массового строительства павильонов там не было.

— В какой стадии сейчас работа над этим блоком?

— Я думаю, что мы подошли вплотную [к готовности рассмотреть поправки во втором чтении]. Этот одиннадцатый блок, которым мы очень долго занимаемся, будем дальше смотреть. Хочется верить, что мы сдвинемся с этой точки.

— Реально ли завершить работу над ним в предстоящую весеннюю сессию Госдумы?

— Хотелось бы.

— Что даст гражданам привязка объекта недвижимости к земле?

— Мне кажется, психологически граждане давно к этому готовы. Когда мы говорим о доме, даче, обычно подразумеваем целый объект. Здесь же речь идет об удобстве с точки зрения документов, а для государства — с точки зрения администрирования. Бюрократически здесь все сократится и по логике должна сократиться и сумма налогообложения. Для граждан будет проще, понятней и надежней.

— Не придется ли после принятия законопроекта гражданам все перерегистрировать?

— Нет. Предлагаются огромные переходные положения. Например, право застройки — тоже вещное право. Это когда у лица есть право на конкретном земельном участке что-то построить. Сейчас его отдают в аренду, объект строится, а потом оформляется земля. При этом часто бывает так, что срок закончился, а объект не готов или сменился глава муниципалитета, возникает неопределенность, при этом деньги и время потрачены.

До революции и в НЭПовском законодательстве право застройки, которое во многих странах есть, существовало и не ограничивалось сроком, как в аренде. Более того, можно произвести отчуждение этого права. Возникает вопрос: введем право застройки, а что делать с арендой, с правами, сроками. Поэтому переходные положения необходимы.

По сервитутам: думаю, здесь вряд ли нужны будут большие переходные положения, но останутся вопросы, которые надо будет решить.

— Говоря о соседских правах — поможет ли это решить такие частные споры, как дым от костра на участке или слив септика?

— Конечно, это нарушение соседских прав. Если сливают септик — это очевидно. Если жгут так, что дышать невозможно, то конечно тоже можно будет обратиться в суд, защитить свои права.

— Увязана ли работа по модернизации ГК с разработкой новой редакции Кодекса об административных правонарушениях (КоАП)?

— Нет, эта работа не увязана. У нас право делится на две части. Частное и публичное. Частное — когда равные субъекты. А публичное право — это когда есть власть. Вот КоАП, Уголовный кодекс — это в чистом виде кодексы, где не просто применяется власть, но и где государством налагается ответственность за правонарушения.

Хочу сказать, что последний текст проекта КоАП в том виде, в котором он сейчас есть, сырой и не может быть принят. Авторы, конечно, колоссальную работу проделали. Пусть продолжают, все равно это надо делать. Действующий КоАП, конечно, раздробленный, находится в невероятном состоянии, мы постоянно в него вносим поправки, он концептуально невыдержанный, применять его очень сложно, не говоря уже о защите прав граждан. На втором месте по критике стоит Уголовный кодекс — там тоже все разлетелось в пух и прах.

С точки зрения системности -— нужно сделать так, чтоб КоАП работал долго, кодексы должны работать в течение нескольких десятилетий. Конечно, ситуация меняется, что-то неизбежно приходится менять, но не до такой степени. Надо попытаться сделать нормы универсальными, чтобы они работали не под конкретный случай, но и на похожие отношения, которые возникают.

Это как калейдоскоп — немного тронул — и все поменялось. КоАП связан с отраслевым законодательством, права и обязанности написаны там. Поэтому надо понимать отрасль, сделать так, чтобы это все сходилось.

— То есть работа над новым КоАП должна быть направлена на его системность, а не на повышение или понижение штрафов?

— Это вообще глупость — закладывать в концепцию повышение или понижение штрафов. Надо влиять на общественные отношения и понимать, чего мы хотим. Если мы хотим поступления денег в бюджет — давайте повышать. А если мы хотим, чтобы каких-то правонарушений стало меньше

Административная ответственность влияет в будущем на уголовную, поэтому если мы попытаемся превентивно воздействовать на нарушителей, то отлично. Административная преюдиция хоть и критикуется, но она, по большому счету, правильная. Зачем человека сразу тащить в уголовный процесс?

— В этом году мы в очередной раз продлили и даже расширили дачную амнистию, на подходе — гаражная амнистия. Почему не сделать такой порядок оформления прав постоянным?

— Законопроект о первой дачной амнистии мы вносили 14 лет назад. Если посмотреть всю динамику дачных амнистий — именно так и происходит. Многие нормы, которые себя зарекомендовали, стали нормами постоянными.

И мы говорили, что это не амнистия, мы никого не прощаем, здесь нет виноватых. Нам надо привести в порядок наше хозяйство как в государстве, так и у граждан. Что касается бизнеса — он сам в этом заинтересован. Та недвижимость, которая бытовая, — она у граждан, граждане живут в ней, пользуются. Они не виноваты, что государство меняет правила.

В прошлый раз амнистию даже попытались закрыть, хотя мы были против. Потом мы внесли законопроект, потом правительство. Наш, кстати, поддержали. Подготовили амнистию — пришла пандемия. Некоторые органы не работали, гражданам тоже не до этого было. Сейчас с правительством мы достаточно неплохо договорились, они все понимают, сами в этом заинтересованы.

По гаражам: во многих городах это целая культура, люди там праздники устраивали, дни рождения отмечали, на пенсию провожали, почти жили там. И можно вспомнить замечательный фильм "Гараж".

Фильм вообще о советской жизни, очередях, унижениях и, конечно же, о людских взаимоотношениях. Сейчас гаражей очень много. Есть недвижимость, объекты общего пользования, мойки, офисы, кафе. Есть огромная инфраструктура: электричество, вода, где-то отопление. Это надо все оформлять. Ракушки к этому, конечно, не относятся, это не недвижимость.

В этом законопроекте, который мы внесли, есть норма, посвященная тому, что должен быть закон о гаражных объединениях, где в том числе судьбу гаражных проездов (дорог) необходимо решить, потому что люди за них платили, это должна быть доля в праве собственности.

— А ждать ли амнистии для осужденных в 2021 году?

— Я всегда за амнистию, но пока она не ожидается. Это относится к вопросу о том, зачем делать амнистию по одним и тем же статьям. Думаю это неправильно, правильнее было бы поменять уголовный закон.

Здесь есть над чем подумать. В принципе, такая идея амнистии может быть. Мы сделали зачет сроков — это лучше амнистии, когда нахождение в кратно зачисляется за период лишения свободы. Это оздоровило ситуацию со сроками лишения свободы. Она стала более справедливой.

отклонил закон, который ужесточает условия для возбуждения уголовных дел, связанных со сбытом наркотиков. Речь идет о поправках в статью 146 Уголовно-процессуального кодекса РФ. По словам вашего коллеги Андрея Клишаса, "предлагаемый федеральным законом подход может повлечь за собой снижение эффективности противодействия наркоторговле". Когда говорят про этот закон — часто вспоминают арест журналиста . Будет ли сформирована согласительная комиссия, чтобы все же документ был принят и вступил в силу?

— Мы уже обсудили это с [председателем комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству] Андреем Александровичем [Клишасом], с , и с коллегами из , с правительством. У нас понимание есть. Надо подкорректировать редакцию. Будет согласительная комиссия.

Думаю, в январе по итогам ее работы законопроект будет вынесен на рассмотрение Госдумы. На мой взгляд, претензии там технические.

— Намерены ли вы идти на выборы в Госдуму восьмого созыва?

— Собираюсь, да. Хотел бы продолжать законотворческую деятельность. Для меня важно завершить историю с вещными правами, такие работы по срокам сопоставимы с жизнью отдельного человека. Это такая деятельность, которая не быстро идет, но надо это все когда-то закончить. Есть и проблемы с процессуальным законодательством.