Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

В Карелии двое пенсионеров добиваются переселения из заброшенной деревни на Крайнем Севере

Жители Карелии и Иван Смоленников больше десяти лет добиваются, чтобы их переселили из заброшенного посёлка на Крайнем Севере. В Карельском они остались вдвоём. Там нет ни электричества, ни отопления, ни магазинов, ни аптеки. Выбраться из посёлка зимой практически невозможно — дорогу не чистят. Беспалов и Смоленников надеются получить жильё по программе переселения жителей Крайнего Севера, но очередь на квартиры практически не движется, а в качестве альтернативы местные власти, по словам Беспалова, могут предложить только жильё из общего фонда — полуразрушенные бараки без удобств в таких же заброшенных посёлках.

Посёлок Карельский был основан на севере Карелии в 1950-е годы, когда там были обнаружены залежи полезных ископаемых.

Видео дня

56-летний Александр Беспалов родился и прожил в Карельском всю жизнь, он ещё помнит времена, когда там насчитывалось около тысячи жителей, многие трудились на шахтах по добыче слюды. Были магазины, аптека, клуб.

За свою жизнь в Карельском Александр успел поработать трактористом, спасателем, затем, как и многие жители посёлка, был проходчиком в шахтах. Но с 1993 года шахты, кормившие посёлок, начали закрываться, народ разъехался.

«В то время у нас постоянно отключали свет, мы сначала своими силами восстанавливали, ходили вдоль ЛЭП, поднимали старые опоры, — вспоминает Беспалов. — А потом свет вообще отключили. Мы устроили забастовку и поехали на станцию Полярный Круг перекрывать железную дорогу. Нас разогнали, а потом в Карельский приехал глава администрации и сказал, что посёлок будут закрывать. Сказал, что построят дом ветеранов, где для всех жителей посёлка Карельский выделят отдельный этаж».

По словам мужчины, спустя пару лет местные власти объявили, что всех жителей посёлка старше 60 лет определят в дом ветеранов либо предоставят им благоустроенные квартиры в Курске.

Остальных планировали переселить в соседние населённые пункты: посёлок Тэдино и на станцию Полярный Круг. Александр Беспалов с родителями и дочерью остался жить в вымирающем Карельском.

Жизнь вдали от цивилизации

Сейчас Карельский заброшен — здесь нет ни электричества, ни отопления. От многих домов остались только кучи досок. До ближайшего населённого пункта с больницей и аптекой — 50 км, но зимой добраться туда практически невозможно — дорогу не чистят.

«В 2008-м или 2009-м сюда приезжал глава Малиновараккского сельского поселения — так он за голову схватился: «Как? У меня ведь написано, что у вас тут есть свет, что есть магазин!» У него это в бумагах всё значилось. А на деле ничего этого давно уже не было», — рассказывает RT Беспалов.

Сейчас жителей в Карельском осталось всего двое — сам Александр и его сосед Иван Смоленников, тоже пенсионер. Мужчины кормятся охотой и рыбалкой, живут на небольшую пенсию.

Беспалов уверен, что власти Лоухского района обязаны были обеспечить всех жителей закрывшегося посёлка Карельский благоустроенным жильём. Вот только официально посёлок до сих пор не закрыт, утверждает собеседник RT. По его мнению, этого не делают, поскольку летом сюда иногда приезжают туристы.

Из-за попыток Александра отстоять свои права у его семьи бывали конфликты с местными властями. Беспалов утверждает, что после одной из жалоб его отцу — малолетнему узнику концлагерей — пригрозили, что он никогда не получит жилья.

«Моим родителям заявили — мол, раз пишете жалобы, останетесь с сыночком здесь навсегда. Потом я обратился в прокуратуелям всё-таки дали места в доме ветеранов. В 2004 году отец умер, мать я тоже недавно похоронил. А сам остался здесь», — говорит Александр.

Добиться переселения Беспалов и Иван Смоленников пытаются и по сей день — но пока безуспешно.

Уехать с Крайнего Севера

Администрация Лоухского района, в ведении которой находится посёлок Карельский, неоднократно предлагала Александру Беспалову переселиться в соседние населённые пункты — Тэдино и Малиновую Варакку. Этого мужчина не отрицает. Но он упорно отказывается от этих вариантов — посёлки почти заброшены, а на ремонт жилья придётся потратить сотни тысяч рублей. Беспалов уверен, что, согласившись на такую квартиру, получить нормальное жильё он уже не сможет.

«Я сразу сказал, что перепрописываться не буду, потому что наш посёлок закрыли и нам должны дать нормальное человеческое жильё.

Мне предлагали квартиру в Малиновой Варакке, но там минимум 300 тыс. рублей пришлось бы потратить только на ремонт, чтобы в этой квартире можно было жить. В тех домах, куда нам предлагали переселиться, — разруха полнейшая, это бараки. Сюда все кому не лень приезжали и всё разворовывали, ломали подчистую: доски, батареи», — говорит мужчина.

Уже когда Карельский пришёл в запустение, Александр узнал, что можно подать заявку на участие в федеральной программе переселения жителей районов Крайнего Севера. Когда Александр подал документы, он оказался 188-м в очереди на жильё.

Спустя пять лет, по словам Александра, он решил узнать, как продвигается очередь, и выяснил, что за эти годы сместился в ней с 188-го на 198-е место.

«Заявление я написал в 2007 году. Прошло несколько лет, а очередь только увеличилась. Я стал возмущаться — мол, как это вообще возможно? А мне ответили, что, оказывается, люди, которые встали на очередь позже меня, вышли на пенсию и теперь должны получить квартиры раньше меня. Сам я при этом вышел на пенсию ещё в 45 лет. И сейчас даже не знаю, какой я на очереди», — признаётся Беспалов.

Один дом развалился, другой — сгорел

Александр отмечает, что второй житель посёлка Карельский, Иван Смоленников, не стал отказываться от предложенного жилья из резервного фонда. Но в предоставленной ему квартире пенсионер прожил недолго — дом попросту развалился.

«Иван Фёдорович сперва подумал, что квартира — дело хорошее, и согласился. Ему дали старый барак, который немного погодя взял да и развалился. Он просил, чтобы хоть дров привезли — достать их негде, а в доме холодно, дует отовсюду. Ему ответили, чтобы сам и дрова искал, и жильё ремонтировал. В конце концов барак просто рассыпался. Иван Фёдорович вернулся в родительский дом, здесь, в Карельском», — рассказывает Александр Беспалов.

Несколько лет назад у него тоже была жилплощадь, предоставленная администрацией, — одна комната на станции Полярный Круг в 12 км от Карельского. Там он за свой счёт сделал ремонт, перевёз мебель из родительского дома.

В той квартире, по словам Александра, он не жил, из удобств там было только электричество. Комнату в Полярном Круге Беспалов, по его словам, обустроил, чтобы перестраховаться на случай, если с домом в Карельском что-то произойдёт. Но пару лет назад та квартира сгорела. Огонь уничтожил все вещи, мебель, документы.

Теперь Александр может рассчитывать только на программу переселения, но все его попытки как-то ускорить получение благоустроенного жилья провалились.

«Переселение нам положено в первую очередь. Я обращался даже в суд, но доказать ничего не удалось. Наслушался там такого, что и передать нельзя — столько оскорблений было в мой адрес. И только из-за того, что посмел попросить нормальную квартиру», — сокрушается Беспалов.

Признать жильё аварийным

В пресс-службе главы Республики Карелия RT подтвердили, что пенсионер Александр Беспалов прописан и проживает в посёлке Карельский Лоухского района. В ведомстве отметили, что мужчина участвует в федеральной программе переселения жителей районов Крайнего Севера, но спрогнозировать сроки, в которые мужчина сможет получить жильё, там не смогли.

«Это федеральная программа, и по мере поступления федеральных средств жителей северных районов, в том числе северных районов Карелии, расселяют, — объясняет представитель пресс-службы Дмитрий Кунильский. — У Александра Беспалова федеральная программа — самая очевидная перспектива переселения. Но о сроках, когда предоставят жильё по этой программе, говорить сложно. Здесь нужно взаимодействовать с поселковой и районной администрациями».

В свою очередь, Иван Смоленников зарегистрирован не в Карельском, а в Тэдино — мужчину прописали там, когда выдали дом, впоследствии ставший непригодным для проживания.

В пресс-службе главы Карелии RT пояснили, что Смоленникову следует обратиться в районную администрацию и официально признать дом аварийным.

«Мы видели публикации, где говорилось, что мужчина остался недоволен жильём в Тэдино. Ему тоже можно обратиться в администрацию посёлка, чтобы они наняли специализированную организацию, которая провела бы обследование дома и признала его аварийным. Тогда есть возможность участвовать в региональной программе по расселению жилья. Экспертиза дома проводится, естественно, не на средства жильцов», — отметил представитель пресс-службы главы республики.