Экономика
Компании
Рынки
Личный счет
Недвижимость
Курсы валют
Конвертер валют
Курс доллара
Курс евро

Квадратные метры на все времена: рост численности населения Москвы рождал самые невероятные инициативы архитекторов

Квадратные метры на все времена: рост численности населения Москвы рождал самые невероятные инициативы архитекторов
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва

В этом году столичной программе реновации исполнилось пять лет. При этом попытки масштабного улучшения жилищных условий москвичей предпринимались и раньше. Захватывающий экскурс по главным вехам «квартирной революции» в городе — более ста лет, от доходных домов до реновации, — специально для читателей «Вечерней Москвы» согласился провести москвовед, старший научный сотрудник Музея Москвы .

Видео дня

Желание устроить свою бытовую жизнь как можно благополучнее всегда было присуще человечеству. Люди перманентно стремились к удобному жилью, и власти тоже уделяли «квартирному вопросу» особое внимание.

Доходные дома

— В Москве к концу XIX века возникла острая необходимость в дополнительном жилье, поскольку город стал деловой «Меккой» центральной части Российской империи — шел огромный приток служащих, рабочих, как обреченных ютиться в заводских казармах, так и имеющих возможность снять жилплощадь, — начинает свой экскурс Денис Ромодин. — Москва не была готова к столь стремительному наплыву населения и искала выходы.

Поначалу, по словам москвоведа, домовладельцы пытались переделать уже существующие строения: даже роскошные дворцы перестраивались под доходные квартиры, но это была капля в море, и стало очевидно, что срочно требуются совершенно новые здания. Как грибы после дождя, на улицах города стали вырастать многоэтажные доходные дома, в которых многочисленные квартиры сдавались в аренду — краткосрочную, на несколько месяцев, или долгую, на несколько лет. Хозяином доходного дома могло быть и частное лицо, и юридическое: часто страховые общества выступали застройщиками, как, например, на Страстном бульваре и Лубянке.

Москву в первые годы XX столетия буквально охватывает строительный бум. В ту пору с ностальгией писала о привычном облике города, горевала о сносе старых построек и возникновении на их месте масштабных «уродцев», которые подавляют все кругом. Дома и впрямь претерпели некую эволюцию.

— Первоначально возводились просторные строения с роскошными фасадами и объемными квартирами со всеми удобствами. Взять хотя бы эффектный дом с башенкой на Тургеневской площади, — напоминает Ромодин. — Но после 1910-х годов строительство уже стало массовым, потому упростилось, нередко экономили на стройматериалах. Прежде всего делался упор на функциональность, а не на красоту.

В ходу были крошечные студии, как в известном доме Нирнзее в Большом Гнездниковском переулке. К Первой мировой войне все двигалось в сторону экономичности жилья.

Постреволюционное уплотнение

— В первые годы после революции в Москве ситуация с жильем была довольно сложной, — продолжает исторический экскурс эксперт. — В Москву нахлынули беженцы: сначала Первой мировой, а затем Гражданской. Заново налаживалось городское хозяйство, создавалась новая промышленность, везде требовались трудовые кадры и, соответственно, жилые метры.

К тому же Москва в 1918 году получила столичный статус, сюда приехали сотрудники госслужб, тем самым еще увеличив количество нуждающихся в обустройстве.

Часть доходных домов и гостиниц переделали в ведомственные дома Моссовета. Здесь же размещали творческо-научную элиту. Для широких слоев была запущена программа уплотнения. На первых порах она велась жестко: в одну комнату могли поселить две семьи, ванные с окном переделывались под жилые комнаты, и это все превращалось в перенаселенные коммуналки. То, что людей квартирный вопрос испортил, ярко в своем легендарном романе «Мастер и Маргарита», который он начал писать в конце 1920-х годов.

— Понятно, что «уплотнение» подразумевалось как временная мера, — уточняет Ромодин. — Как раз в эти годы активно стали возводить муниципальное жилье — рабочие районы с интересным и функциональным архитектурным решением. Такие появились на Шаболовке, Усачевке и Дубровке. Кроме того, возникло и комбинированное строительство, с привлечением капитала, который стал образовываться у народа. Называлась эта кооперативная структура жилищно-строительным товариществом.

По сути, к этим же самым кооперативам страна вернется к концу 1950-х. А тогда в эти товарищества вступали служащие различных трестов, контор, госпредприятий, и город так решал проблемы с жильем: обычно несколько секций домов строились за счет дольщиков, а другие — за счет привлеченных средств и заселялись очередниками.

Жилплощадь вне НЭПа

Но в 1930-х годах все кардинально изменилось. Кооперативы были ликвидированы, как и все зачатки новой экономической политики, и жилье вновь становится либо муниципальным, либо ведомственным. И уже упор делается на идеологию в архитектуре.

— В 1935 году выходит знаменитый Генплан Сталина — реконструкция Москвы. По замыслу город должен был качественно преобразиться, — поясняет собеседник. — Идея потребовала колоссальных усилий, было возведено несколько монументальных ведомственных домов, каждый из которых — произведение искусства, теперь все их называют довоенными сталинками. Но тогда этот план был провален — слишком уж дорогостоящим было каждое здание: успели отчасти реконструировать улицы Горького, 1-ю Мещанскую, Большую Калужскую и Садовое кольцо. Их, кстати, возводили для своих работников ведущие столичные заводы и фабрики. Объем муниципального жилья был слишком мал — в основном ставили деревянные бараки, которые почти не сохранились до нашей эпохи.

Помимо этого, довольно споро шел выкуп или национализация подмосковных дач — в Сокольниках, Свиблове, Лианозове, Бибиреве, Щукине, Покровском-Стрешневе.

Там, где сейчас платформа Сколково, допустим, раньше был жилой поселок для «Трехгорной мануфактуры», а в районе платформы Лось в бывших дачах размещались жилые дома Московского тормозного завода. Вот так тоже решался вопрос жилья.

Серийные постройки

Немного оправившись от бедствий Великой Отечественной войны, в конце 1940-х годов город перешел к массовому, поточному строительству жилья. Был возведен большой район Песчаных улиц, а также малоэтажная застройка в Перове, районах Хорошевского шоссе, Щукина, Октябрьского поля и Измайлова. Дебютными ласточками, которые позже вошли в народ как маленковки, стали первые кварталы на юго-западе, в районе метро «Университет» и Ленинского проспекта. Там было активно развернуто строительство домов из кирпича, по серийным проектам и в сжатые сроки. Очевидно, это была предтеча хрущевок. Но эти дома были добротные, 8–12-этажные, с большими комнатами (иногда с посемейным заселением в каждую комнату), и это уже было грандиозным прорывом. И далее строительство склонялось в индустриальную колею — внедрялись разработки панельных и блочных домов.

Пятиэтажки как символ эпохи

— Резкое заявление Никиты Хрущева об архитектурных излишествах в 1955 году породило безликие хрущевки с крохотными кухнями на одного человека и проходными комнатами, — констатирует москвовед. — В 1957 году у станции метро «Академическая» появляется девятый квартал Новых Черемушек именно с такими экономичными домами. Правда, тогда они были еще четырехэтажными. Это была репетиция будущей массовой застройки.

В 1960 году появляется иная граница города — Москва присоединяет к себе новые территории, и они сплошь застраиваются серийными пятиэтажками, куда въезжают люди из коммуналок центра. Происходит расселение традиционных московских компактных двориков, где каждый знал друг друга, и наступает буквально великое переселение в свежевозведенные микрорайоны с просторными дворами и огромными пространствами. И порой они были весьма симпатичными, взять хотя бы район Филевского парка, где красовались пятиэтажки, возведенные из теплого, желтого кирпича. А где-то использовали красный кирпич, силикатный, блоки, панели. В любом случае в этих хрущевках вследствие специфического разнообразия жильцы все же не путались.

Спальные кварталы

В 1970-х годах, когда руководство уже было другим, курс взяли на возведение 9–16-этажных домов улучшенной по сравнению с хрущевками планировки, но тоже совсем не оригинальных. Они возникли в Конькове, Ясеневе, Теплом Стане, Строгине, Орехове-Борисове, Беляеве-Богородском. Целые спальные кварталы, похожие друг на друга. Замечательно отрекомендовал эти однотипные новостройки режиссер в фильме «Ирония судьбы, или С легким паром!». Кстати, и сегодня некоторые серии тех домов вполне востребованы.

Эксперименты новой России

В 1990-е годы мэр столицы также был озабочен вопросом строительства, благоустройства, и тогда были созданы районы Жулебино, Марьино, Бутово, Митино, где наряду с высотками соседствовала малоэтажная застройка. Но эксперимент с малоэтажностью не стал особенно успешным. В эти сложные годы практически не внедрялась новейшая архитектура, возводились все те же советские панельные серии, хотя и с определенным улучшением, привнесением цвета, декоративных элементов вроде скатных крыш. А ближе к новому столетию пришла и первая масштабная попытка замены ветхого жилого фонда. На месте хрущевок ставили панельные дома тех серий, которые были освоены еще в 1980-е годы. Тогда строительством были захвачены элитные районы — Кунцево, вдоль Рублевского шоссе, проспект Вернадского, Давыдково. Часть квартир, как правило, верхнюю, выкупали зажиточные дольщики, а нижнюю давали обыкновенным очередникам.

Современное строительство

В настоящий момент реновация тоже затрагивает престижные места, и новостройки уже, конечно, не те. Это новое поколение, другие материалы, эргономика и принципы комфорта. Много внимания уделяется стилю. Сегодня застройщики могут оставить свой след на карте города, создав не просто утилитарную высотку, пускай и в современном духе, но настоящий шедевр.

ДОСЬЕ

Ромодин Денис Витальевич, российский архитектурный краевед. Родился в 1980 году в Москве в семье государственных служащих (прадед — Владимир Ромодин, советский авиаконструктор, лауреат Сталинской премии). Окончил .

Кандидат политических наук, старший научный сотрудник Музея Москвы и преподаватель Архитектурной школы МАРШ. Автор статей о московской архитектуре XX века в различных популярных изданиях. Один из разработчиков концепции архитектурных экскурсий по столице. Сценарист документальных фильмов о Москве, автор и организатор архитектурных лекториев и экскурсий в Москве для департаментов культуры и культурного наследия Москвы, консультант в специализированных телепроектах.

ФАКТЫ

1августа 2017 года мэр Москвы утвердил программу реновации жилищного фонда. Программа затрагивает около одного миллиона москвичей, для ее реализации подобраны 556 стартовых площадок (участков под строительство домов по реновации).По данным портала stroi.mos.ru, к 21 июля 2022 года в рамках программы реновации 110 жилых домов разобраны по технологии «умного сноса».Проектируется 242 дома площадью 4,7 миллиона квадратных метров. Ведется строительство 164 домов площадью 2,7 миллиона квадратных метров. Возведено 202 дома площадью 2,6 миллиона квадратных метров, из них 185 передано под заселение.Начато переселение 88 тысяч жителей из 521 дома, уже переселено 63,8 тысячи жителей.