«Он мой раб и останется тут»: 3 истории москвичей, которых выживала из квартир калининградская «бригада» в стиле 90-х

Калининградская «бригада» спортсменов выкупала доли в квартирах москвичей и выживала совладельцев. Старожилов вынуждали платить втридорога, чтобы сохранить жилплощадь. Жители столицы рассказали «Клопс» о незваных гостях, которые лишали их денег и квартир. Имена героев публикации изменены.

«Он мой раб и останется тут»: 3 истории москвичей, которых выживала из квартир калининградская «бригада» в стиле 90-х
© Клопс.Ru

История №1: «Подъезд гудел: к нам вселились бандиты»

С 2006 по 2022 год коренной москвич Михаил владел 100-метровой квартирой в центре столицы: 18-й этаж высотки в один подъезд, три балкона, шикарные виды из окна.

«Здесь жили моя 60-летняя сестра и мама. При разводе квартиру разделили: жене досталась половина, и она втихомолку продала свою долю за бесценок братьям Игнатьевым и их приятелю Игорю Барковичу из Калининграда. Они заплатили примерно в три раза меньше рыночной цены. Об этом я узнал позже», — говорит Михаил.

Накануне нового, 2022-го, года Михаилу позвонила испуганная консьержка и сообщила, что какие-то мужчины рвутся к нему, разбив стеклянную дверь подъезда.

«Я спустился: на площадке стояли пятеро крепких парней. Они смеялись, а консьержка пыталась им противостоять. Я вызвал полицию.

Парни показали документы, что половина квартиры принадлежит младшему из братьев — Валентину Игнатьеву».

Михаил решил договариваться мирно, пообещал продать свою долю и попросил дать время на переезд: «У меня мама болела. Они начали шантажировать, что если не пойду на уступки, будет ещё хуже».

Через месяц незваные гости заявили, что Михаил искусственно затягивает сделку и лишает их прибыли. Парни вломились в квартиру: «Все 22 этажа гудели: к нам вселились бандиты».

Парни принесли двухъярусную раскладную кровать и расположились со словами: «Здесь мы будем жить».

Первым делом привезли немытого парня бомжеватого вида, который жутко кашлял, не прикрывая рта.

Баркович заявил: «Это мой раб, я спас его, и он будет мне ноги мыть». Этот «раб» тут же залез к сестре в кровать в одежде и обуви, лежал и нагло улыбался. Они оскорбляли и материли мою сестру, развели бардак, могли зайти в комнату среди ночи», — рассказывает Михаил.

По всей видимости, банда собиралась выставить на продажу всю квартиру целиком, додавив соседей.

Ходили какие-то люди, менялись замки, за нами был тотальный контроль. У них были все признаки группировки, у каждого своя роль.

Баркович руководил всеми, унижал своих подручных, говорил с превосходством», — говорит Михаил.

Старший из братьев Игнатьевых, Олег, козырял тем, что он известный в Калининграде боксёр. «Не верите? Можете про меня почитать», — хвастался спортсмен. Жильё оформляли на Игнатьева-младшего.

Михаил был вынужден продать свою часть квартиры на сверхневыгодных условиях. Ему пришлось купить дешёвое жильё на пятом этаже без лифта и поселиться там с мамой и сестрой. Компания калининградцев тут же спелась с новым совладельцем и очень выгодно продала шикарную квартиру.

«Мама очень не хотела переезжать. Мы прожили там почти 20 лет — там были подруги, лифт, она общалась и гуляла каждый день», — по словам Михаила, вскоре после переезда 82-летняя женщина умерла от инсульта.

История №2: «Мы ютились на кухне, а они заняли комнату»

Москвичка Анна жила в центре столицы с 22-летним сыном. Часть однушки была оформлена на племянника Кирилла.

«Я всегда помогала ему и его семье, были хорошие отношения. В 2022 году Кириллу исполнилось 18 лет, понадобились деньги. Мы договорились, что я выплачу ему очень хорошую сумму за его долю — 3 млн рублей. Он согласился», — вспоминает Анна.

Пока женщина искала деньги, на Кирилла вышла та самая компания калининградцев. Поздним сентябрьским вечером 2022 года в дверь квартиры матери с сыном принялись усиленно звонить и стучать.

В глазок я увидела группу неизвестных мужчин, которые заявили, что они собственники. Я ничего не поняла, испугалась, а потом услышала, что они пилят замок!

Москвичка вызвала полицию. Приехал наряд, незнакомцы показали какую-то бумагу, из которой следовало, что Кирилл продал долю и теперь треть квартиры принадлежит младшему Игнатьеву.

«Пришлось открыть. Пять или шесть мужчин влетели в комнату, разлеглись на диванах, притащили свои сумки. Старший Игнатьев сказал, что он боксёр — огромный парень, я боялась, что сын с ними сцепится, его бы точно уложили с одного удара... Мы ушли на кухню. Я снова позвонила в полицию, после этого остался только собственник, а остальные покинули наш дом», — вспоминает свою историю Анна.

На следующий день женщина поехала к юристу и нотариусу, а в её квартире вновь появился боксёр с компанией. Они фотографировали жильё, собираясь выставлять его на продажу.

«Предлагали мне продать квартиру и поделить деньги. Я отказалась — за такую сумму я бы ничего себе не купила. Четыре дня продолжался этот ужас. Психологически на нас давили, приходили братья, с ними лысый парень-юрист представлялся Игорем Барковичем, какая-то деваха ночевала...

Они спали на наших диванах, а мы с сыном — на кухне на полу.

Родные и друзья Анны взяли на себя переговоры о выкупе бывшей доли Кирилла. Тот признался, что получил 2 750 000 рублей, а остальное якобы выдали на руки под расписку — на бумаге сумма сделки была 6 млн рублей.

«Как раз в это время, 21-го сентября, объявили мобилизацию. Я думаю, они испугались и хотели всё сделать быстро. Чтобы не тянуть, мы договорились на 3 700 000 рублей. Если бы они реально купили долю Кирилла за 6 миллионов, то, конечно, не согласились бы на такие условия. Мне помогли быстро найти эти деньги. Так я осталась в своей квартире», — женщина рассказывает, что миллион она точно переплатила.

С юридической точки зрения договора были оформлены почти безупречно, поэтому судиться с калининградцами Анна не стала: «То, что я не получила уведомление о продаже доли, наши органы считают неважным — главное, что оно было отправлено. Я приходила на почту — никакого уведомления не было...»

История №3 «За дверью стояла толпа незнакомцев»

У 27-летнего была двухкомнатная квартира возле Павелецкого. Жильём владели трое: сам парень, его 51-летняя мать и сводный 33-летний брат Егор — пьяница и тунеядец. Он-то и продал свою долю, поставив перед фактом Сашу, жившего здесь с женой и маленькой дочкой.

У Егора до этого была ипотечная квартира, за неуплату её отобрал банк. Он пропил всё имущество, которое в ней было.

Фактически всю жизнь сидел на шее у меня и у матери», — рассказывает младший брат.

13 сентября 2022 года в квартиру начал кто-то ломиться. В глазок он увидел толпу незнакомцев.

«Я спросил: что нужно? Мне говорят, мол, посмотри документы. Доля в вашей квартире теперь наша. Выхожу, их человек 10-15. Один из них представляется известным боксёром Игнатьевым из Калининграда. Смотрю: действительно, по выписке доля оформлена на его брата Валентина».

Парни прошли на кухню и потребовали выкупить их жилплощадь за 5 млн рублей, притом что рыночная стоимость максимум 2,4 миллиона.

«Я не соглашался. Они ответили: тогда мы вселяемся, какую комнату занимать? У меня жена, дочка... Я был в шоке. Спросил, что нужно, чтобы они не появлялись до конца месяца.

Они потребовали 300 тысяч рублей. Я был на нервах, сделал глупость — дал им денег. Надеялся утрясти вопрос. Они обещали пока не появляться».

Москвич стал выяснять обстоятельства сделки — ведь по закону собственников должны были уведомить о продаже доли: они имеют первоочередное право купить «квадраты».

«В документах было указано, что и меня, и мать уведомляли о готовящейся продаже долевого имущества за 6 млн рублей. На самом деле никаких уведомлений не было. Интересно и то, что договор купли-продажи у них был заполнен на 8 млн рублей, а Егор на самом деле получил на руки всего полтора».

Саша позвонил матери, живущей в Крыму, та приехала в столицу, а 30 сентября в их квартире стали ломать замок. Александр как раз приехал домой.

«В подъезде стояла толпа, боксёр преградил мне дорогу. Завалились 5-6 человек. Среди них снова Игнатьевы, Баркович, представлявшийся юристом. Раньше, кстати, он служил в ППС Калининграда», — рассказывает Александр.

Парни вели себя развязно. Сашиной маме стало плохо. Вызвали скорую: когда фельдшер делал кардиограмму, незваные гости ломились в комнату.

«Они потребовали выделить комнату для нового собственника: «Я купил — я здесь живу. Или платите». Было понятно, что это какая-то группировка».

Семье Александра пришлось переехать в съёмное жильё:

Я захожу в квартиру периодически — бардак, грязь, мусор, вещи разбросаны. Валентин в нашей комнате поставил свои тренажёры.

Отключён свет за неуплату. За воду огромные долги. Притащили армейскую складную кровать. Видно, что этот пацан — «жилец». Его куда направят, там он и занимает место. Распространённая тактика выживания, о которой мы все читали и слышали».

Суд откладывают, но возбуждено дело

Семья Александра не теряет надежды вернуть жильё. Москвичи подали гражданский иск и хотят оспорить сделку, но прошло четыре месяца, а заседания несколько раз откладывались. Возможно потому, что Игнатьев и Баркович сейчас находятся под арестом в Калининграде — здесь уголовное дело возбуждено после аналогичного случая.

Как выяснил Саша, у Барковича в Тюмени есть микрокредитная контора с доходом в миллионы рублей и риэлтерская компания в Калининграде. На младшего Игнатьева оформлено как минимум 10 квартир и нежилых помещений в элитных районах Калининграда и в Москве.

Пострадавшие москвичи готовят обращение к с просьбой перенести расследование уголовного дела в отношении Игнатьева-старшего и Барковича из Калининграда в столицу.

Все трое пострадавших говорят, что у калининградских «спортсменов» схема одна и та же: боксёр Игнатьев запугивает людей, на младшего чаще всего оформляют недвижимость, а руководит процессом Баркович. Последний представляется юристом, решает вопросы, ведёт переговоры. Группировка действует по образцу «бригад» 90-х.

Игнатьев — дома, Баркович — в СИЗО

В Калининградском областном суде рассказали, что старший Игнатьев и его приятель Игорь Баркович фигуранты дела о мошенничестве.

«Следствие полагает, что Игнатьев и Баркович, действуя группой лиц по предварительному сговору, путём обмана и злоупотребления доверием, завладели правом на чужой дом стоимостью более 20 000 000 рублей. Они не довели преступные действия до конца по не зависящим от них обстоятельствам», — пояснили в суде.

Игнатьева задержали в октябре 2022 года, сначала отправили под домашний арест, затем заключили под стражу. В мая 2023 года Игнатьева снова перевели под домашний арест до 5 августа: с обвиняемым были выполнены все следственные действия, Игнатьев дал признательные показания, раскаялся и компенсировал ущерб.

Второго обвиняемого, Игоря Барковича, пометили в СИЗО в декабре 2022 года. 1 июня следователь ходатайствовал об очередном продлении ареста.

«Баркович обвиняется в совершении тяжкого преступления против собственности. Оставаясь на свободе, он может скрыться и оказывать давление на потерпевшую и свидетелей, заставив изменить показание в свою пользу. Постановлением Ленинградского районного суда срок содержания под стражей Барковичу продлён до 5 августа 2023 года. Постановление не вступило в законную силу», — пояснили в ведомстве.