Липовая гарантия на 3 миллиарда: за что отсидел 4 года экс-зампред "Россельхозбанка" в Татарстане

В Казани после отмены двух приговоров видного банкира выпустили из и снова отдали под суд

Липовая гарантия на 3 миллиарда: за что отсидел 4 года экс-зампред "Россельхозбанка" в Татарстане
© Реальное время

Перед казанским судом снова предстал бывший топ-менеджер Инвестиционного венчурного фонда РТ и регионального отделениа" Роман Семенихин. Его обвиняют в уводе 88 млн рублей — псевдокомиссии за мифическое предоставление банковской гарантии на 3 млрд рублей. Два обвинительных приговора банкиру по этому делу отменили, а Семенихин после 4 лет ареста получил вольную с наложением определенных запретов. На старте нового процесса он просил большей свободы в надежде занять пост финдиректора на новой работе и открещивался от части своего арестованного имущества, передает журналиси".

Неправильный ущерб и четвертый суд Семенихина

В свои 39 лет Роман Семенихин предстал перед Вахитовским райсудом Казани уже в четвертый раз. Но впервые пришел на суд сам и без наручников.

В свое время этот выпускник казанской гимназии №18 изучал международный финансовый анализ и бизнес-финансы в школе и британских университетах в Дареме и Ньюкасле, вернувшись в Татарстан, успел поработать замдиректора по экономике в нижнекамской УК "Камаглавстрой", директором по развитию торговой сети "Бахетле", управляющим в нижнекамском филиала" и начальником отдела клиентского бизнеса в ТФБ. Пять месяцев трудился в столичное", в 2008 году занял пост замдиректора в Инвестиционном венчурном фонде РТ и отработал там шесть лет. В июне 2014-го получил пост зампреда в региональном филиале "Россельхозбанка" в Казани. Именно с этой должностью и действиями после увольнения из банка связано уголовное преследование Семенихина.

Под стражу ВИП-финансиста взяли в июле 2017-го.В октябре 2018-го Вахитовский райсуд Казани под председательством судьи Руфины Газизовой приговорил его к 3 годам и 4 месяцам колонии общего режима за хищение 14 млн рублей — части транша в 88 млн рублей, которые, по версии следствия, обманом увели у ООО "Завод строительных конструкций".

В декабре 2018-го Верховный суд РТ отменил этот приговор, посчитав, что "неправильное установление [следствием и судом первой инстанции] размера вреда, причиненного собственнику имущества..., повлияло на вынесение законного и обоснованного решения". Апелляционная тройка постановила вернуть дело прокурору Казани для устранения препятствий его рассмотрения судом.В мае 2019-го дело вернулось в Вахитовский райсуд Казани, но судья Алмаз Мухаметшин снова вернул его прокурору города и указал, что огрехи обвинения, установленные ранее в Верховном суде, так и не были устранены.

В августе 2019-го то же дело с новой редакцией обвинения — уже на 88 млн рублей — принял вахитовский судья Айрат Галлямов и в октябре 2020-го приговорил Семенихина к 6,5 годам колонии общего режима, посчитав доказанным хищение банкиром лишь 70 млн рублей. По данным "Реального времени", тот же размер ущерба на стадии прений озвучивал гособвинитель. 14 июля 2021 года Верховный суд РТ отменил и этот приговор. Его оспаривали и защита, требуя оправдания, и представитель потерпевшей компании, который вновь протестовал против уценки ущерба. Верховный суд РТ постановил вернуть дело на пересмотр и освободить обвиняемого из-под стражи, избрав ему меру пресечения в виде запрета определенных действий.

В августе 2021-го Вахитовский суд под председательством судьи Юрия Арсенюка вновь приступил к рассмотрению дела Романа Семенихина.

"Дом не мой, квартира не моя"

На старте процесса выяснилось: после решения Верховного суда РТ Семенихин пересидел под стражей пять дней. Столько времени понадобилось, чтобы материалы из Казани пришли в СИЗО-1 Марий Эл, куда банкира выслали до вступления приговора в силу. Сложно представить, сколько пришлось бы ждать, если бы его отправили в Сибирь, как Динара Залялова, брата экс-начальника подразделения БОП МВД по РТ.

За считанные недели на свободе обвиняемый успел зарегистрироваться по новому адресу и устроиться экономистом в компанию "Группа 8К" с зарплатой менее 30 тысяч рублей и специализацией в сфере покупки-продажи недвижимости.

"Полагаю, должность и размер вознаграждения не совсем соответствуют моей квалификации. Мне предложили занять позицию финансового директора в этой компании, но для этого мне необходимо снять часть ограничений", — сообщил суду экс-зампред филиала "Россельхозбанка" (далее — РСБ) и просил разрешить ему ведение переговоров с использованием средств связи, отправку телеграмм и писем, в том числе по электронной почте.

За считанные недели на свободе обвиняемый успел зарегистрироваться по новому адресу и устроиться экономистом в компанию "Группа 8К".

Старший помощник прокурора Казани Руслан Габитов возражал. Суд также не нашел оснований для смягчения ранее наложенных ограничений.

Забегая вперед: на первом заседании были отклонены все ходатайства защиты, за исключением тех, что касались приобщения представленных документов. В частности, суд отказался допустить в процесс безработную супругу подсудимого в качестве его общественного защитника, посчитав, что она не обладает юридическими познаниями.

Отказали Семенихину и в снятии ареста с его четырехкомнатной квартиры в центре Казани, в которой он прописался после выхода из СИЗО. Также в ней зарегистрированы двое его детей и бывшая жена. Адвокат подсудимого Амина Шарифуллина уточнила, что арест на это и другое имущество ее клиента накладывался еще в 2017 году, причем конкретный срок в постановлении не указывался. Защитник просила отменить незаконное, по ее мнению, решение в части одной квартиры.

Председательствующий судья Юрий Арсенюк уточнил: а что с квартирой на улице Маяковского, где Семенихин проживал ранее, и с жилым домом в 250 квадратов в Матюшино? "Собственником квартиры является мой дядя, я там 20 лет не был, — отвечал банкир. — Дом оформлен на меня. Это ошибка Регистрационной палаты, мы об этом заявляли на суде. То есть он формально висит на мне, непонятно, каким образом, но он мне уже давным-давно не принадлежит".

"И сколько времени этой ошибке?" — поинтересовался судья. "Уже лет 10—15. Просто раньше этим не занимались", — отвечал официальный собственник дома и подтвердил, что необходимость заняться появилась сейчас. "То есть спустя 10 лет вы поняли, что это ошибка", — констатировал председательствующий, и эта фраза вызвала улыбку у гособвинителя Руслана Габитова. Он возражал против снятия ареста, считая решение этого вопроса преждевременным. По мнению Габитова, в случае обвинительного приговора взыскание ущерба вероятнее всего будет происходить в гражданском порядке, и для данной процедуры имеет большое значение определение единственного жилья должника.

"Данные действия будут носить характер вывода активов, принадлежащих Семенихину, и тем самым, возможно, нанесут ущерб потерпевшим", — высказался против и представитель "Завода строительных конструкций" Марат Галиуллин.

Суд не стал снимать арест, но сообщил участникам о намерении истребовать в официальных органах сведения обо всем движимом и недвижимом имуществе Семенихина и его жены.

"Данные действия будут носить характер вывода активов, принадлежащих Семенихину, и тем самым, возможно, нанесут ущерб потерпевшим", — высказался против и представитель "Завода строительных конструкций" Марат Галиуллин.

Как владелец "Раффа" стройбизнес продавал

Чтобы огласить обвинение по делу, затянувшемуся на четыре года, гособвинителю понадобилось 20 минут. По версии следователей МВД и прокуроров, афера строилась вокруг масштабной сделки, которую в 2016 году планировали совершить два казанских бизнесмена — владелец группы компаний "Рафф" Фариз Мухтй Орлов, на тот момент директор и владелец фирмы "Казаньстрой", ранее выкупивший акции "Казанского мясокомбината".

Переговоры начались еще в конце 2015-го. За 1,56 млрд рублей Мухтаров желал продать часть своего строительного бизнеса, а Орлов хотел его купить. Речь шла о полном выкупе долей целого ряда компаний ГК "Рафф", включая "Рафф-Стройсервис", "Имущественный комплекс-1", в собственности которых находилась вся необходимая стройтехника и площади под застройку: 3,5 га в районе Нестеровского оврага в Казани с проектом и разрешением на строительство четырех 20-этажек, 1,6 га в поселке Осиново Зеленодольского района с проектом и разрешением на строительство двух домов в 9 и 10 этажей.

Проблема заключалась в одном — денег на покупку столь привлекательных активов у Орлова не было, зато были планы вложить еще полмиллиарда в обновление прокатного производства. И он нашел инвестора — ООО "Прайм консалтинг Секьюритис Менеджмент" с пропиской в Казани и учредителем в графстве Суррей, частной компанией с ограниченной ответственностью "Прайм консалтинг Секьюритис Менеджмент ЛТД". По данным "Спарк-Интерфакс", казанским "Праймом" с 2014 года руководил Хаджигадирли Ровшан Мамедсадыг Оглы, в штате числился лишь один человек, финотчетность в базах не представлена.

"Прайм" согласился взять кредит в иностранном банке и предоставить "Казаньстрою" бизнесмена Орлова заем на 2,1 млрд рублей с условием, что заемщик предоставит банковскую гарантию на 3 млрд рублей.

Оставалось найти банк, который гарантирует, что "Казаньстрой" выполнит обязательства по возврату займа. С этим вопросом владелец фирмы, по версии обвинения, пришел к своему знакомому Роману Семенихину — зампреду филиала "Россельхозбанка", и тот в январе 2016-го обещал оказать содействие, но сообщил, что за выдачу банковской гарантии (далее — БГ) "Казаньстрою" придется выплатить банку комиссию около 3%, то есть 90 млн рублей.

Семенихин прислал порцию фальшивок, включая фиктивную банковскую гарантию от 15 июля 2016-го, согласно которой "Россельхозбанк" гарантировал исполнение "Казаньстроем" обязательств. Фото: kazned.ru

Силовики считают, что банкир уже тогда задумал преступление, а в дальнейшем активно создавал видимость реальной работы по реализации проекта: "изготовил при неустановленных следствием обстоятельствах" целый пакет фиктивных документов с настоящими печатями банка, включая копию выписки из протокола заседания кредитного комитета от 15 февраля 2016-го, когда комитет якобы одобрил выдачу БГ компании Орлова. "При этом никаких заседаний кредитного комитета по этому вопросу в "Россельхозбанке" не проводилось", — подчеркнул гособвинитель Габитов.

По версии следствия, Орлов получил этот пакет "липы" и заключил заемное соглашение с "Праймом", а Семенихин прислал очередную порцию фальшивок, включая фиктивную банковскую гарантию от 15 июля 2016-го, согласно которой "Россельхозбанк" гарантировал исполнение "Казаньстроем" обязательств по возврату займа иностранному инвестору.

Уже после этого директор казанского "Прайма" оценил положение "Казаньстроя" и счел его финансово несостоятельным (хотя процедура банкротства фирмы была запущена лишь в декабре 2017-го). Но согласился на замену заемщика, которую ему предложили заинтересованные в купле-продаже бенефициар ГК "Рафф" Фариз Мухтаров и руководитель "Казаньстроя" Дмитрий Орлов. По общему соглашению в августе на роль заемщика утвердили одну из компаний Мухтарова — "Завод строительных конструкций-2".

При содействии Семенихина партнеры рассчитывали получить новую банковскую гарантию на 3 млрд рублей — уже на ЗСК-2. Содействие им было обещано, отметил старший помощник прокурора, однако в действительности никакой помощи Семенихин оказать уже не мог: "приказом от 13 июля 2016 года он был уволен с занимаемой должности замдиректора филиала "Россельхозбанка". Вот только информацией этой с участниками сделки не поделился.

По версии обвинения, Семенихин изначально намеревался похитить те самые комиссионные банку — 90 млн рублей.

Версия обвинения: миллионы на парковках ТЦ Казани

По версии обвинения, Семенихин изначально намеревался похитить те самые комиссионные банку — 90 млн рублей, о которых говорил с самого начала при обсуждении вопроса о банковской гарантии. Но, чтобы провернуть это, нужно было не допустить прямое перечисление средств от фирмы-получателя в банк.

Поскольку нужной суммы хх в наличии у Орлова не было, он попросил их в займ у продавца имущества, и Мухтаров согласился: 24 октября 2016-го деньги со счета "Завода строительных конструкций" (входящего в ГК "Рафф") ушли на счет "Казаньстроя" и тут же попали в оборот — пю налоговиков чуть менее 2 млн рублей были списаны в бюджет. После чего Орлов поспешил вернуть на счет ЗСК оставшиеся 88 млн рублей двумя траншами.

Далее, по версии обвинения, Семенихин предложил обойти проблему и отправить деньги в знакомое ему ООО "Метаторг" с номинальным основанием — по договору поставки металлоконструкций для ЗСК. В действительности никакая поставка не планировалась, задача "Метаторга" была перечислить комиссионные банку.

2 ноября 2016-го деньги ушли, а уже на следующий день, как считают следователи, Семенихин (уволенный из банка 4 месяца назад) представил Орлову с Мухтаровым сфальсифицированный скриншот с программы "Россельхозбанка" — 90 млн банком получены. К скриншоту прилагалось липовое гарантийное письмо от РСБ на английском языке и акт приема-передачи банковской гарантии компании "ЗСК-2". На тот момент эту компанию из холдинга Мухтарова уже возглавил будущий покупатель Орлов, а еще он вошел в состав ее учредителей с долей 30% — на этом настоял будущий инвестор.

Дальше партнеры стали ждать поступления средств от инвестора, а Семенихин, как считают силовики, подключил знакомых и попросил обналичить 90 млн рублей, объяснив, что якобы ЗСК отказалось от закупки металлоконструкций и требует назад свои деньги. По версии обвинения, в заблуждение были введены и эти самые партнеры, и директор "Метаторг" Айдар Ахметов, который сам предложил вернуть деньги наличными, сославшись на то, что полученную сумму в 88 млн руб. уже перечислил поставщикам.

Как сообщил суду гособвинитель, обналиченные средства — от 2 до 19 млн рублей за раз — передавались с 11 ноября по 16 декабря 2016 года, преимущественно на парковках казанских торговых центров "Мега", "Леруа Мерлен", Парк Хаус", "Бахетле". Передача осуществлялась по цепочке — от директора "Метаторга" одному посреднику, а уже тем в присутствии другого посредника Семенихину либо его доверенному лицу.

Таким образом, как считают силовики, Семенихин незаконно завладел и впоследствии распорядился суммой в 88 млн 21 тыс. 759 рублей, которая ранее была перечислена из ЗСК в "Метаторг".

"Полностью не признаю", — заявил о своем отношении к обвинению подсудимый. Не признал он и гражданский иск потерпевшей компании ЗСК на 87,9 млн рублей за вычетом 55 тысяч, погашенных женой Семенихина в качестве ущерба еще в ходе первого судебного процесса в 2018 году.

Адвокат подсудимого Амина Шарифуллина попросила суд о ряде запросов с целью получения важных, по мнению защиты, доказательств.

"Обнальная" версия банкира: "Оставил себе 14 млн рублей"

Адвокат подсудимого Амина Шарифуллина попросила суд о ряде запросов с целью получения важных, по мнению защиты, доказательств, которые не заинтересовали сотрудников МВД. С ее слов, еще на первом допросе у следователя Семенихин поделился информацией о ряде фактов, требующих проверки. И эти непроверенные факты адвокат озвучила суду самостоятельно:

1. "88 млн рублей со счета "Казаньстрой" свидетель по данному делу О. пытался перечислить для обналичивания на счет неизвестного лица. Банк заблокировал перечисление этих средств из-за того, что были подозрения в отмывании доходов, добытых преступным путем". 2. "В подтверждение факта о наличие сговора на обналичивание денежных средств между свидетелями М. и О. Семенихин утверждал, что общество ЗСК не предъявило ООО "Метаторг" требование о возврате уплаченных денежных средств за металлоконструкции по договору поставки и в суд с соответствующими исковыми требованиями не обращалось".3. "Моему подзащитному известно, что общество ЗСК обращалось в налоговый орган за возмещением НДС по договору поставки с обществом "Метаторг".

Чтобы подтвердить или опровергнуть эти заявления своего клиента, защитник просила суд отпрросы в "Бинбаосфинмониторинга, Арбитражный суд РТ и в налоговую.

"Какое отношение вы имеете к ООО "Казаньстрой", "Метаторг" и ЗСК?" — спросил у подсудимого председательствующий Юрий Арсенюк. Ответ был предсказуем: "Никакого". Тогда судья поинтересовался источниками осведомленности о внутренней кухне этих организаций.

— Я в то время достаточно близко общался с Мухтаровым и Орловым, был с ними в приятельских отношениях, и это устно было мне передано. И также устно было передано от финансового директора ЗСК, по-моему, Камалова, — заявил Роман Семенихин. — Они со мной советовались, как быть в этой ситуации.

После обсуждения вопроса суд решил: ходатайство об истребовании интересующих защиту сведений заявлено преждевременно.

Заметим, в ходе первого и второго судебного процесса банкир утверждал: никаких денег не похищал и помощь с выдачей банковской гарантии не обещал. По его версии, по просьбе знакомых он сам "разработал и реализовал схему по обналичиванию денежных средств на сумму около 88 млн рублей, из которых по ранее достигнутой договоренности оставил себе 14 млн в качестве вознаграждения, а остальное отдал". Со слов подсудимого, отдавал он не ровно 74 млн рублей, поскольку непосредственные исполнители "обнальных" операций часть оставили себе. В апелляционных жалобах он и его адвокат настаивали, что свидетели искажают действительность, не желая нести ответственность за незаконную банковскую деятельность.

Заметим, что Верховный суд РТ, отменяя оба приговора Семенихину, указывал: о получении им 14 млн и возврате остальной суммы говорит лишь он сам, иных доказательств нет.

По данным "Реального времени", именно на основе признаний банкира в соучастии "обналу" следователи МВД в свое время возбудили не одно дело о хищении 88 млн рублей, а два: одно — в отношении Семенихина по уводу 14 млн, второе — в отношении неустановленных лиц еще на 74 млн рублей. После двух возвратов на допрасследование дела были соединены, но иных обвиняемых так и не появилось.

Со слов подсудимого, отдавал он не ровно 74 млн рублей, поскольку непосредственные исполнители "обнальных" операций часть оставили себе.

"В марте 2017-го Семенихин перестал отвечать на звонки"

В ходе допроса представителя потерпевшего выяснилось: даже спустя четыре года в компании "ЗСК" считают, что в хищении 88 млн руб. виновен не только подсудимый банкир. "Ущерб причинен от согласованных преступных действий ряда лиц", — сообщил юрист Марат Галиуллин. К таковым в компании относят тех, кто, по версии обвинения, договаривался об обналичивании и непосредственно реарова, Александра Владимирова, Азата Закирова и Айдара Ахметова.

Со ссылкой на показания Сафарова и некие аудиозаписи дела Галиуллин заявил: "Не исключаю, что денежные средств в размере 18 млн Ахметовым, Закировым и Сафаровым Семенихину не передавались. А была передана основная сумма в размере 70 млн 21 тыс. 759 рублей". Заметим, что именно такой ущерб фигурировал во втором отмененном приговоре банкира.

Впрочем, ходатайств о возврате дела на допрасследование представитель потерпевшей компании на старте процесса не заявлял. Он подробно изложил позицию руководства ЗСК о том, как развивались события, сославшись на то, что узнал о них из материалов дела и от двух руководителей — Фариза Мухтарова и Рустема Мифтахова.

Со слов Галиуллина, решение о продаже части своего имущества бенефициар ГК "Рафф" принял, чтобы погасить задолженность по кредитам и получить средства на оснащение прокатного производства. Договорился о сделке с Орловым, тот нашел инвестора, инвестор потребовал банковскую гарантию. Представитель потерпевшего рассказал: в июне 2016-го в Казани состоялась встреча между продавцом, покупателем и инвестором, на которой присутствовал и Семенихин, подтвердивший готовность "Россельхозбанка" выступить гарантом по возврату займа инвестору, а в сентябре именно Семенихин предложил провести перевод "комиссионных" через "Метаторг" как "близкую банку компанию".

Марат Галиуллин подробно рассказал, как все компании-участники сделки планировали закрывать обязательства взаимозачетами по договорам уступки и цессии.

Далее на допросе Марат Галиуллин подробно рассказал, как все компании-участники сделки планировали закрывать обязательства взаимозачетами по договорам уступки и цессии, и напомнил: за 1,5 млрд рублей покупатель Орлов должен был получить доли в ряде компаний ГК "Рафф", которым принадлежали солидные площади под застройку с уже одобренными проектами многоэтажек и разрешениями на строительство.

В финале сделки Мухтаров и его группа компаний должны были рассчитаться по кредитам и профинансировать оснащение прокатного производства на ЗСК, а Орлов, уже как собственник ЗСК-2, должен был возвести те самые многоэтажки и с прибыли погасить займ. "Такие планы финансовых операций были у сторон, но все это не было достигнуто", — констатировал юрист потерпевшей компании.

"В марте 2017-го Семенихин пришел к Мухтарову и сообщил, что он приехал из Москвы, где решился его вопрос об увольнении, а также сообщил, что банк отзывает банковскую гарантию и возвращает комиссию в размере 90 млн рублей, — продолжил свой рассказ Марат Галиуллин. — 3 марта Семенихин сообщил, что деньги из банка вернулись в "Метаторг" и должны вернуться в ЗСК. После этого Семенихин перестал отвечать на звонки Мухтарова".

Дальше, со слов представителя потерпевшего, владелец ГК "Рафф" Фариз Мухтаров отправился в "Россельхозбанк" и на встрече с директором филиала Лялей Кудерматовой был огорошен: документы о выдаче банковской гарантии по сделке ЗСК она не подписывала, комиссионные от "Метаторга" в банк не поступали, а ее зам Семенихин был уволен еще в июле 2016-го...

Следующее заседание по этому делу намечено на 5 октября.