Курсы валют
USD 63,3028 −0,0873
EUR 67,2086 −1,0372
USD 62, 4950 −0,0350
EUR 66,0 500 0,0350
USD 62,2169 0,0000
EUR 65,5740 0,0000
USD 63,1200 63,0000
EUR 67,1000 66,4000
покупка продажа
63,1200 63,0000
67,1000 66,4000
05.12 — 12.12
63,6000
68,6000
BRENT 54,36 0,11
Золото 1157,93 −0,12
ММВБ 2208,53 0,36
Главная Новости Аналитика Разорение — мать учения
Разорение — мать учения

Разорение — мать учения

Источник: Банки.ру|
17:45 18 июня 2015
Вступление в силу норм закона о несостоятельности (банкротстве) физических лиц перенесено с 1 июля на 1 октября 2015 года.
Разорение — мать учения
Фото: Fotolia/waldemarus

Вступление в силу норм закона о несостоятельности (банкротстве) физических лиц перенесено с 1 июля на 1 октября 2015 года. Официальная причина отсрочки – внесенные поправки, отвечающие за смену подведомственности подобных дел. Портал Банки.ру выяснял у юристов и финансистов, ожидать ли «активации» закона осенью или его могут отсрочить еще дальше и что в нем не так.

 

Осторожно, судьи заменяются

 

16 июня 2015 года Госдума лишила граждан «надежды» на банкротство с 1 июля 2015 года. Вступление в силу норм закона «О банкротстве (несостоятельности»), затрагивающих физических лиц, отложено до октября. Глава комитета Госдумы по вопросам собственности Сергей Гаврилов так объяснил перенос сроков: «Рассматривать банкротство физлиц, среди которых много должников по оплате коммунальных услуг, будут не суды общей юрисдикции, а арбитражные суды: у них опыта больше». Гаврилов обратил внимание, что судам необходимо время, чтобы успеть подготовиться к изменениям.

 

Как указывает начальник юридического управления банка «Глобэкс» Илья Попов, 16 июня Госдума приняла во втором чтении проект федерального закона «Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который предусматривает исключение ранее принятых положений федерального закона от 29 декабря 2014 года № 476-ФЗ, посвященных банкротству граждан. По сути, законодатель заново вносит в федеральный закон от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» те же самые изменения, изменив лишь подсудность споров, а также предусмотрев дополнительную отсрочку вступления изменений в силу до 1 октября.

 

Отсрочка вступления в силу закона, по мнению Попова, вызвана необходимостью подготовки арбитражных судов к рассмотрению новой категории дел. Поэтому в случае, если указанный закон будет принят в такой редакции, дополнительная отсрочка его вступления в силу представляется маловероятной.

 

«Если ранее планировалось, что дела о банкротстве физических лиц будут рассматривать районные суды по месту жительства должника, то теперь необходимо будет обращаться в арбитражный суд соответствующего субъекта Федерации, в котором проживает должник. Нет оснований сомневаться в том, что с 1 октября этот закон окончательно заработает, поскольку времени для освоения арбитражными судами вопросов банкротства физических лиц будет достаточно, тем более что арбитражные суды уже многие годы рассматривают дела о банкротстве коммерческих предприятий, — дает пояснения юрист Европейской юридической службы Никита Захаров. — Основным «подводным камнем» данного закона является высокая вероятность чрезмерной нагрузки арбитражных судов делами о банкротстве, что обусловлено ощутимым уровнем закредитованности населения. Закон не предполагает увеличения штата и аппарата соответствующих судов, но не исключено, что такое увеличение произойдет в будущем в том случае, если нагрузка окажется непосильной. В качестве плюса необходимо отметить появление возможности «очищения» граждан от накопившихся долгов по опыту многих зарубежных стран. Не секрет, что большое количество долгов физических лиц является крайне низколиквидными и взыскать их часто не представляется возможным из-за отсутствия у гражданина каких-либо ощутимых активов, на которые возможно обращать взыскание. Признание банкротом избавит и гражданина от тех долгов, которые он заведомо не сможет оплатить, и судебных приставов от производства по заранее неисполнимому делу».

 

По мнению старшего юриста практики банкротства гражданско-правового департамента юридической фирмы «Клифф» Александра Терехова, в декабре 2014 года, когда принималась первая редакция норм закона о банкротстве граждан, это происходило в большой спешке.

 

«Некоторые вопросы не получили должного отражения. Поэтому возникла необходимость вносить уточнения, корректировки, — рассказывает он. — Но с полной уверенностью говорить, что закон о банкротстве физических лиц вступит в силу 1 октября, наверное, не стоит. До этого многое еще может измениться. Тем более что арбитражным судам подготовиться к многочисленным делам о банкротстве граждан за несколько месяцев будет непросто».

 

В свою очередь руководитель аналитического отдела компании Romanov Capital Павел Щипанов полагает, что, помимо прочего, перенос срока вступления в силу закона о банкротстве физических лиц с июля на октябрь по официальным причинам связан с отрицательным отзывом, полученным после совещания в администрации президента. Но, вероятнее всего, банки сами оказались не готовы к такому развитию событий и попросили время для подготовки. «Маловероятно, что потребуется еще время для адаптации судебной и банковских систем к вступлению в силу закона, поэтому переноса и после 1 октября не потребуется», — прогнозирует эксперт.

 

«На мой взгляд, закон вступит в силу с 1 октября, но остается открытым вопрос, как он будет исполняться, особенно в первые месяцы после вступления в силу. Перенос подведомственности в арбитражные суды логичен – они обладают широкой практикой рассмотрения дел о банкротстве юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Но арбитражных судов гораздо меньше, чем судов общей юрисдикции, и они на данный момент уже перегружены большими объемами работы, — сетует вице-президент, директор департамента по работе с проблемной задолженностью банка «Открытие» Дмитрий Ким. — Учитывая предполагаемый объем должников, желающих объявить себя банкротом, возникает вопрос, смогут ли арбитражные суды соблюдать сроки рассмотрения заявлений о банкротстве физических лиц и смогут ли они подготовиться и адаптироваться за эти три месяца? Это покажет только практика».

 

Банкротство не индульгенция

 

За все время разработки норм банкротства граждан они не раз претерпевали изменения. К примеру, порог для «входа» в банкротство в итоге изменился с 50 тыс. до 500 тыс. рублей (размер общей суммы обязательств перед банками). Заявление о признании гражданина банкротом может быть подано в арбитражный суд гражданином-должником, кредитором, а также уполномоченным органом.

 

Инициировав процедуру банкротства, гражданин «получит» финансового управляющего, который в течение полугода составит план выплат долгов заемщика. Он также может рассмотреть вопрос о рассрочке сроком до трех лет. Если за шесть месяцев должник не рассчитается по своим обязательствам, суд признает его банкротом, и должник получит разрешение на продажу своего имущества в счет уплаты долга.

 

Никита Захаров отмечает, что не стоит рассматривать возможность банкротства как своеобразную индульгенцию, «прощение» долгов без каких-либо трудозатрат, которыми могут воспользоваться недобросовестные граждане. От этих негативных последствий поможет избавиться как достаточно сложная и специфическая процедура подачи документов (к заявлению о банкротстве необходимо будет прилагать около 25 различных документов), так и общая направленность процесса о банкротстве на реструктуризацию долгов и их общее погашение, а не на освобождение должника от этих обязательств, которое будет возможно только в самом крайнем случае.

 

Вице-президент, директор департамента проблемных активов ВТБ 24 Александр Пахомов считает, что процедурой банкротства воспользуется определенная часть проблемных клиентов, в отношении которых сейчас банки применяют судебные процедуры взыскания. Всплеска дефолтности в связи со вступлением закона в силу он не прогнозирует.

 

«Гражданам, имеющим долги, в том числе просроченные, не стоит специально ждать вступления в силу закона о банкротстве, — уверен Пахомов. — Процедура банкротства не приведет к простому аннулированию долгов, и ответственности с должников никто не снимет. В рамках процедуры банкротства арбитражный управляющий под контролем кредиторов и суда проводит «инвентаризацию» всего имущества должника, включение его в конкурсную массу и реализацию для удовлетворения требований кредиторов. В том числе подлежит реализации предмет ипотеки, приобретенный на кредитные средства. Только после этого неисполненные должником обязательства могут считаться погашенными. При этом запись о банкротстве должника поступает в бюро кредитных историй, и он лишается права обращаться за кредитом в течение следующих пяти лет».

 

Пахомов напоминает, что законопроект предусматривает для должника-гражданина и иную возможность урегулировать свою ситуацию в деле о банкротстве – реструктуризацию его долгов. Реструктуризация в данном случае вводится судом с согласия кредиторов. Согласно законопроекту, предельный срок погашения долгов в случае реструктуризации составляет три года. Но это несущественно, например, для ипотечных заемщиков и не приведет к снижению их ежемесячной долговой нагрузки.

 

«Ипотечным заемщикам нужно пытаться урегулировать проблемную задолженность с банками: как правило, банки имеют более гибкие программы реструктуризации. Обычно это пролонгация, отсрочка платежа, конвертация инвалютных кредитов в рубли», — советует эксперт.

 

Плюсы и минусы вашего банкротства

 

Александр Терехов из юридической фирмы «Клифф» видит плюсы закона о банкротстве для физических лиц главным образом в том, что можно остановить начисление неустоек, пеней, а также по завершении дела о банкротстве списать неоплаченную часть задолженности перед кредиторами, за исключением специально оговоренных случаев.

 

Плюсы для кредиторов в том, что процедура банкротства, помимо взыскания имущества, имеющегося в наличии у должника, допускает возможность обжаловать его сделки, совершенные в предбанкротный период, и погасить задолженность за счет такого имущества.

 

«Но из этого следует и ряд недостатков. Сейчас должник, у которого имеется квартира в ипотеке, если не в силах выплачивать кредит, может по согласованию с банком продать такую квартиру по реальной рыночной цене третьему лицу. У должника есть возможность таким образом расплатиться с банком и, возможно, выручить какие-то средства от продажи квартиры, — обращает внимание Терехов. — После того как закон о банкротстве физических лиц вступит в силу, в приведенной в качестве примера ситуации у банка появляется риск, что другие кредиторы должника или даже он сам заявят о его банкротстве и оспорят сделку по продаже квартиры. Тогда банк вообще может не получить средств с должника. Поэтому в такой ситуации при наличии риска банкротства банк будет вынужден прибегнуть к судебному порядку взыскания задолженности с должника и затем продать квартиру с торгов и с дисконтом от рыночной стоимости».

 

По мнению Ильи Попова из банка «Глобэкс», закон о несостоятельности физлиц достаточно сбалансирован. Он содержит как положения, которые позволяют добросовестным должникам в случае недостаточности имущества реструктурировать свою задолженность в соответствующей процедуре или освободиться от обязательств после реализации имеющегося имущества, так и положения, позволяющие кредиторам взыскать задолженность с недобросовестных должников.

 

К плюсам закона Попов относит то, что воспользоваться процедурой банкротства может только добросовестный гражданин: любые недобросовестные действия гражданина при инициировании процедуры банкротства и в ходе нее влекут признание должника банкротом и переход к реализации имущества, отказ в освобождении от обязательств и даже привлечение к уголовной ответственности.

 

Минусами закона эксперт считает длительность процедуры банкротства, а также неопределенность стоимости такой процедуры. «Очевидно, что установленное законом вознаграждение финансового управляющего в 10 тысяч рублей не будет мотивировать последнего к исполнению возложенных на него обязанностей. Затруднительным выглядит и реальный контроль финансового управляющего за финансовым положением должника, его обязательствами и доходами», — говорит Попов.

 

«Главный плюс закона — правовое регулирование государством взаимоотношений кредиторов и должников в случаях неплатежеспособности последних. Кроме того, важным будет являться наличие открытой информации о физических лицах — банкротах. Банки не будут введены в заблуждение при принятии решения о кредитовании, — констатирует заместитель председателя правления Транскапиталбанка Евгений Ивановский. — Подводных камней и неразрешенных вопросов в законе достаточно много. К примеру, закон не содержит ответов на вопросы, можно ли начинать процедуру банкротства гражданина по его обязательствам, возникшим до вступления закона в силу, можно ли оспаривать сделки гражданина по банкротным основаниям, также совершенные до вступления закона в силу. Думаю, судебная практика внесет ясность в не урегулированные законом пробелы или сам закон будет доработан».

 

Директор департамента розничного бизнеса Росгосстрах Банка Андрей Борискин указывает, что немаловажным минусом закона является минимальный порог в 500 тыс. рублей. «Он все же очень большой, ведь большинство нуждающихся в этой процедуре имеют задолженность менее 300 тысяч рублей, — говорит банкир. — Будем исходить из того, что со временем это условие будет меняться. Кроме того, описание процесса, как обычно, страдает неточностями, недостатком конкретики. В идеале необходимо провести пилотный проект на базе одного из наиболее сложных в этом отношении регионов и только после отработки полученных результатов запускать процесс на всю страну».

 

Чтобы процедурой банкротства начали активно пользоваться, равно как и любым другим законом, нужно вести разъяснительную работу, должна существовать социальная реклама и прочее, говорит Борискин. «Чтобы понимать, чего именно хочет законодатель, организации вынуждены содержать целые подразделения юристов. При этом по одному и тому же закону позиции юристов разных организаций могут быть диаметрально противоположны. Без полноценной разъяснительной работы существенных изменений не произойдет и через год после начала действия закона», — прогнозирует эксперт.

 

К главным достоинствам закона директор аналитического департамента ИК «Golden Hills-КапиталЪ АМ» Михаил Крылов относит то, что он позволяет банкам оспаривать сделки должников, которые выводят активы.

 

«В то же время наверняка вызовет споры сокращение срока исполнительного производства по делам о банкротстве, потому что банкам надо будет постараться, чтобы взыскать имущество до того, как должник объявил себя банкротом. Следовательно, повысятся стандарты и ужесточатся правила выдачи кредитов, — предполагает он. — Судебной системе новация добавит хлопот, но и возможностей по урегулированию проблемных ситуаций станет больше. Банки больше не смогут тянуть с взысканием имущества, поэтому банковской системе будет сложнее. В то же время вводимое понятие о преднамеренном банкротстве физлиц, а также список требований, которые могут быть предъявлены физлицам после банкротства, наверняка вызовут непонимание и опасения должников».

 

Банкротиться не торопимся

 

Александр Терехов уточняет, что пока еще не совсем ясно, будет ли механизм банкротства физических лиц оптимальным для кредиторов способом цивилизованно взыскать задолженность или приведет к перегибам, с которыми сталкивались должники ранее, при общении с коллекторами.

 

«Физические лица иногда обращаются за консультациями по вопросам их личного банкротства. Но большого количества таких обращений нет. Закон еще не вступил в силу. Далеко не все физические лица понимают, чего больше — плюсов или минусов при обращении в суд с заявлением о банкротстве. Многих интересует вопрос: стоит ли им самим подавать заявление или лучше дождаться, когда это сделает кредитор».

 

Илья Попов убежден, что закон, безусловно, необходим и при правильном его применении будет удобен и гражданам, и банкам. Однако, считает он, не стоит рассчитывать на то, что использование процедуры банкротства физлиц станет массовым, как по причине возможной ее дороговизны, так и по причине жестких требований, предъявляемых к раскрытию информации об имуществе и доходах гражданина.

 

«Банки, в свою очередь, также будут использовать данную процедуру только в случае, когда в рамках судебного взыскания и исполнительного производства станет очевидным, что взыскание может быть достигнуто только с использованием предусмотренных законом о банкротстве механизмов, — комментирует Попов. — На мой взгляд, граждане еще недостаточно понимают, какие последствия влечет для них возбуждение производства по делу о банкротстве, поэтому мы не отмечаем какой-либо активности самих граждан. В то же время надо отметить существенно возросшую активность юридических фирм, которые активно пытаются привлечь новых клиентов, рекламируя услуги по сопровождению процедуры банкротства».

 

Кстати, Дмитрий Ким из банка «Открытие» считает основным «подводным камнем» закона возможность для недобросовестного заемщика использовать этот механизм как средство манипуляции с целью избежать исполнения своих обязательств.

 

«Предполагаю, что на рынке появятся «псевдоконсультанты», которые за определенную плату будут «учить» недобросовестных должников избегать исполнения своих обязательств при помощи закона о банкротстве. Что в конечном итоге не решит финансовых проблем заемщика и не поможет ему исполнить обязательства перед банком. На мой взгляд, лучше заемщику направить имеющиеся деньги на погашение кредита, хотя бы частично, вместо того, чтобы покрывать расходы на процедуру банкротства, оплачивая услуги «псевдоконсультанта», а потом арбитражного управляющего и другие судебные издержки», — заключает Ким.

 

По его данным, пока обращений с вопросами о банкротстве физлиц в банк поступает немного – единицы. Однако в «Открытии» уже проводятся просветительские мероприятия, в ходе которых клиентам рассказывается, что банкротство – это длительный процесс, который будет занимать не один месяц, а может, даже и не один год. Что все судебные издержки при этом ложатся на плечи того, кто инициирует данную процедуру, то есть заемщика. Что его имущество будет утрачено, кредитная история безвозвратно испорчена и все это серьезно ограничит возможности клиента в будущем.

 

Александр Пахомов из ВТБ 24 не исключает, что со временем банки полностью перейдут от процедуры искового производства к процедуре банкротства в отношении своих должников. Таким образом, инициатива банкротства будет исходить прежде всего от банков, а не от их клиентов.

 

Анна ДУБРОВСКАЯ, Banki.ru

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Банки.ру