Ещё

Как бизнес-объединения помогут победить «серую» занятость 

Как бизнес-объединения помогут победить «серую» занятость
Фото: Российская Газета
Насколько велик сегодня в Мурманской области теневой рынок, точно сказать не может никто — внятной статистики на этот счет нет. Можно лишь строить предположения, отталкиваясь от оценок объема теневой экономики России, которые были представлены . Согласно статистике ведомства, объем теневого сектора составляет около 20 процентов ВВП страны. В Заполярье нелегальная доля рынка услуг, где работает большинство малых предприятий, составляет от 20 до 40, а по некоторым видам бизнеса и до 50 процентов, считает бизнес-омбудсмен Североморска .
Но зачастую городская администрация не наделена полномочиями, позволяющими навести порядок.
— Одна из главных проблем в неясности, кто должен бороться с теневым бизнесом с точки зрения правоприменения, — подчеркнул глава Североморска Владимир Евменьков. — Полиция? Но те занимаются более крупными преступлениями. ?
Те контролируют зарегистрированных предпринимателей. ? Она тоже занимается контролем уже существующего бизнеса. Администрация? В ее компетенцию уже не входит защита прав потребителей, да и полномочиями для проведения «контрольной закупки» она не обладает. Мы не раз поднимали этот вопрос, но разрешить его пока не получилось.
С этими аргументами согласились и в администрации другого райцентра — Кандалакши. В качестве примера кандалакшские власти привели красноречивый пример — рынок пассажироперевозок, большую долю которого занимают сегодня перевозчики-нелегалы.
— Мы не обладаем полномочиями для того, чтобы проверять перевозчиков, — подчеркивает Татьяна Лайко, директор МКУ «Управление коммунальным хозяйством» Кандалакши. — Но дело даже не в этом. Дело в том, что сегодня недостаточно четко определен сам статус нелегального перевозчика, благодаря чему они находят «лазейки» в законодательстве — например, работают в статусе индивидуального предпринимателя.
Сегодня муниципалитеты используют единственный путь — создают межведомственные комиссии по борьбе с незаконным предпринимательством. Но ощутимого эффекта эта работа не приносит, потому что собрать такую комиссию и вывести ее, например, на маршрут, где работают перевозчики-нелегалы, — задача почти нереальная. В итоге легальные перевозчики, выигравшие конкурс на обслуживание городских маршрутов, вынуждены соседствовать с нелегалами, теряя значительную долю выручки.
Недавно принятый «закон о самозанятых» несколько упростил ситуацию. Согласно этому документу, такому «теневику», работающему неофициально, достаточно выплатить четыре процента от дохода, чтобы легализоваться. Но всех проблем этот закон не решит, убежден вице-президент Северной торгово-промышленной палаты . Предприниматель всегда находит способ обойти контроль, который сегодня к тому же ведется весьма формально. Выходом может стать расширение возможностей предпринимательских объединений, которые контролировали бы своих участников. Сегодня такие объединения действуют в виде региональных . Но при их создании использована американская модель — так называемое свободное членство, когда предприниматель не обязан вступать ни в какие объединения.
— Но у нас эта форма не работает, — подчеркивает Андрей Ильин. — Дело в том, что в США существует закон о лобби. Он четко прописывает, кто и каким образом может заниматься лоббированием интересов бизнеса. ТПП там имеют в своем составе мощные юридические структуры, которые во многом избавляют своих членов от взаимодействия с государственным бюрократическим аппаратом. Если же предприниматель пытается лоббировать собственные интересы самостоятельно, это подпадает под определение коррупции, и силовые органы реагируют моментально. Это снижает зависимость бизнеса от государства и уменьшает бюджетные расходы. Но у нас закон о лобби до сих пор не принят.
Еще один вариант — использовать европейскую модель предпринимательских сообществ, объединяющих представителей той или иной экономической отрасли. Речь идет о схеме, при которой предприниматель обязан вступить в то или иное объединение, которое не только помогает ему взаимодействовать с государственными структурами, но и контролирует законность и качество его работы. К тому же бизнесмену, который не желает вступать ни в какие объединения, приходит инспектор местного предпринимательского объединения и предлагает ему легализоваться. В случае отказа поступает сигнал властям.
Еще одна мера — создание рабочих мест, добавляет Татьяна Лайко. Зачастую жители депрессивного муниципалитета подаются в нелегальный бизнес просто от безысходности, ища способ прокормить семью. Если их трудоустроить, они оставят свой «промысел».
Прямая речь
, руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества:
— Сегодня «теневой сектор» — понятие расплывчатое. Пора изменить подход к сфере самозанятых, оставить ее в покое и не пытаться получить здесь дополнительные налоги. Если мама, сидя с ребенком, умудряется подрабатывать мелированием волос, то это еще не малый бизнес. На мой взгляд, следует ввести необлагаемый минимум — например, на уровне 50 тысяч рублей в месяц. Уже одно это «обелит» огромную массу предпринимателей. Кроме того, нужно мотивировать самозанятых за счет создания пенсионной модели: допустим, если они зарегистрируются как плательщики, то должны будут платить не налог, а определенную сумму, которая гарантирует им приличную пенсию.
Видео дня. Фонд страхования от безработицы может появиться в РФ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео