Курсы валют
USD 64,1528 0,4721
EUR 68,4703 0,8541
USD 63,8 750 0,0200
EUR 68,0 900 0,0225
USD 63,8333 0,0000
EUR 68,08 51 0,0009
USD 64,0100 64,1000
EUR 68,3000 68,3500
покупка продажа
64,0100 64,1000
68,3000 68,3500
28.11 — 05.12
64,4500
68,2500
BRENT 54,34 0,28
Золото 1173,74 −0,08
ММВБ 2128,99 −0,20
Главная Новости Страхование На одном страховом полисе мошенники зарабатывают пять–шесть миллионов рублей
Виктор Алексеев: «На одном страховом полисе мошенники зарабатывают пять–шесть миллионов рублей»

Виктор Алексеев: «На одном страховом полисе мошенники зарабатывают пять–шесть миллионов рублей»

Источник: Банки.ру|
07:00 30 апреля 2015
О том, как развивается страховое мошенничество, какие регионы лидируют в этом «виде спорта» и почему страховщики проигрывают в судах, порталу Банки.ру рассказал заместитель генерального директора страховой компании «МАКС» Виктор АЛЕКСЕЕВ. 
Виктор Алексеев: «На одном страховом полисе мошенники зарабатывают пять–шесть миллионов рублей»

О том, как развивается страховое мошенничество, какие регионы лидируют в этом «виде спорта» и почему страховщики проигрывают в судах, порталу Банки.ру рассказал заместитель генерального директора страховой компании «МАКС» Виктор АЛЕКСЕЕВ.

– Как выглядит общая ситуация с мошенничеством на страховом рынке?

– Страховое мошенничество – очень серьезная проблема. Я работаю на рынке около 13 лет, и эта проблема мне известна с разных сторон. Еще пару лет назад качество мошенничества было абсолютно другим, нежели сегодня. Раньше стоило вызвать автовладельца на разговор в службу безопасности и предъявить определенные доказательства его причастности к мошенничеству, после чего клиент писал заявление об отказе в страховой выплате, и проблема решалась. Сегодняшние мошенники идут до логического конца — в суды. Как правило, за ними стоят грамотные юристы, которые очень хорошо обставляют дела, знают правила страхования и знакомы с пробелами рынка. Естественно, они действуют, преследуя свои коммерческие цели.

– Как на такие изменения реагируют страховщики?

– Например, наша компания была вынуждена уволить штат департамента по расследованию страховых событий, поскольку сотрудники не сумели адаптироваться к новым реалиям страхового мошенничества. Предыдущий состав департамента состоял преимущественно из бывших сотрудников ГИБДД. В новый вошли выходцы из следственных органов.

– В каких сегментах страхования мошенничество особенно распространено?

Прежде всего это ОСАГО и каско. Более того, сегодня уже есть регионы, где мошенничество по этим видам страхования стало профессией, когда на одном страховом полисе мошенники могут заработать пятьшесть миллионов рублей.

– Что это за страхование, когда на одном полисе можно «вынести» из страховой компании такие средства?

– Это каско, и у нас есть соответствующий случай. В процессе действия полиса заявляется как минимум три—четыре страховых случая, все они доводятся до суда. А в суде по закону о защите прав потребителей заявители получают дополнительно 50%. Так, например, один из клиентов 3 июля страхует у нас машину, а 7 июля заявляет нам убыток на миллион рублей — машина вдребезги. Параллельно 12 июля в другой компании (где он также успел оформить полис каско) заявляет затопление машины в Крымске, компания выплачивает полную страховую сумму. Мы же пытаемся судиться, утверждая, что это уже «тотальная», то есть не подлежащая восстановлению машина, и не наша. Тем не менее суд с нас взыскивает страховую выплату. Затем по прошествии определенного времени клиент вновь заявляет страховой случай на два миллиона рублей…

– В каких регионах страховые мошенники ведут себя наиболее активно?

– Это южные регионы – Краснодар, Ростов-на-Дону, Ставрополь. Сейчас в лидеры по страховому мошенничеству выходит Иваново. Здесь вообще специально под мошенничество закупаются сотни подержанных машин для последующего страхования и фальсификации страхового события. Далее идут Казань, Челябинск, Волгоград (в этом городе мошенники очень жестко поделили между собой секторы страхования, и если один претендует на хлеб другого, то дело доходит чуть ли не до стрельбы).

– Страховое мошенничество в этих регионах однотипно или имеет свои специфические черты?

– В Благовещенске действуют аварийные комиссары, которые по просьбе автоюристов сидят на милицейской волне со сканером и передают все сообщения о ДТП. Туда мгновенно приезжают автоюристы. Тем же таксистам автоюристы платят по тысяче рублей за то, чтобы все сведения об увиденных авариях моментально передавались автоюристам. На место ДТП приезжают специальные ребята, которые говорят автомобилисту: «Вот вам деньги, все остальные вопросы со страховщиком дальше будем решать мы».

– Вы рассказываете о деятельности автоюристов. А как ведут себя мошенники?

– С целью получения денежных средств страхователи заявляют рубленные топором по кругу машины. Страховщики пытаются доказать в суде, что это сделано клиентом самостоятельно. Однако доказательству это не подлежит. В результате компании вынуждены платить за полный ремонт, замену запчастей. Через некоторое время клиент заявляет сожженный автомобиль. Когда сотрудники компании встречаются с этим клиентом, они видят владельца «Мерседеса» стоимостью три миллиона рублей в спортивном костюме, с грязью под ногтями. Такой среднестатистический работяга. И разговаривает, как обычный рабочий. При этом документы, с юридической точки зрения, пишутся просто идеально. Понятно, что такие клиенты являются лишь подставными лицами. И сейчас таких подставных клиентов, за которыми стоят специальные люди, очень много.

Для инсценировки ДТП мошенники используют каскадеров. Недобросовестные страхователи занимаются перевешиванием деталей на машинах: сфальсифицировали аварию, навесили разбитые детали, затем фотографируют, заказывают независимую экспертизу. Далее ставят на машину новые детали и показывают страховщику, что они отремонтировали автомобиль. Таких фальсификаций много.

Я уже не говорю о том, что выросло количество случаев непрофессионального мошенничества.

– Если мошенники преследуют цель «вынести» как можно больше денег из страховой компании, логично сконцентрироваться на более дорогих машинах в Москве или Санкт-Петербурге. Тогда почему страховое мошенничество так развито в других регионах?

– В регионах иной менталитет, другая культура. Там другой уровень заработной платы. Беда в том, что страховое мошенничество растет, как снежный ком. Потому что, например, где-нибудь в Ростове-на-Дону средняя заработная плата – около 25 тысяч рублей, и вдруг находится предприимчивый гражданин, который «выносит» из страховой компании полтора миллиона рублей. «Страховщики — лохи», — посмеется он. Естественно, это начинает распространяться по сарафанному радио, и другой спрашивает себя: «А чем я хуже него? Почему я не могу так сделать?» Соответственно, начинают происходить однотипные события. Если один сумел по определенной схеме получить деньги от страховщика, то и другие начинают повторять. Низкий уровень жизни в регионах заставляет людей прибегать к такому дополнительному способу заработка, как страховое мошенничество. А сейчас большое количество мошенничеств из каско перейдет в ОСАГО, потому что новый лимит в 400 тысяч уже позволяет хорошо заработать на фальсификации.

– Страховщики борются с мошенничеством самостоятельно или всем рынком?

– Еще в 2002 году рынок начал обсуждать тему обмена информацией между страховщиками. Это позволяет, во-первых, предотвращать страхование мошенников, во-вторых, при наступлении страхового события помогает компании провести расследование и доказать мошенничество. Потому что достаточно большое количество мошенничеств строится на страховании уже поврежденного транспорта. К счастью, обмен информацией между страховщиками сейчас идет очень активно. Кроме того, страховые организации начинают работать со скупщиками. Между участниками рынка идет обмен черными списками нежелательных клиентов. Меры принимаются, но от профессиональных мошенников не уберечься.

– Насколько активно пополняется база нежелательных клиентов?

– В настоящий момент единой базы нет. Но принято решение о создании бюро страховых историй, аналогичного бюро кредитных историй. Сейчас один страховщик обменивается базой с другим страховщиком. Но в таком случае возникает вопрос защиты персональных данных.

– Сколько в среднем у страховой компании приходится на выплаты мошенникам?

– От 10 до 15% всех выплат. Необходимо понимать, в чем мы измеряем. Если в количестве страховых событий, то значительно меньше, а если в сумме, то 10–15%. В отдельных регионах их доля уже достигла 25%. Как я уже сказал, только один мошенник может «вынести» около пяти–шести миллионов рублей на одном полисе.

– В каких еще сегментах страхования, кроме «моторных» видов, распространено мошенничество?

– Среди юридических лиц распространено намеренное уничтожение залогового имущества. Особенно когда юрлица попадают в стадию банкротства и возникают трудности с возвратом средств. К примеру, оформляют договор страхования имущества на завышенную стоимость. Условно, стоимость строения – три миллиона рублей, а страхуют его на 20 миллионов и потом специально уничтожают. Я прогнозирую рост количества мошенничеств в части договоров страхования от несчастных случаев. Страховщики опять вырыли себе яму, продавая такие полисы в довесок к ОСАГО. И сегодня им это выйдет боком. Я уже не говорю о том, что специально страхуют бомжей, которым потом осознанно ломают руки или ноги. Будет рост количества мошенничеств по ДМС с мигрантами, потому что мигранты фактически станут приезжать в Россию лечиться и уезжать обратно.

– Правоохранительные органы совсем не помогают страховщикам в решении данной проблемы? Приходится делать это собственными силами?

– В подавляющем большинстве случаев именно так. Крайне редко имеет место помощь от правоохранительных органов. Приходится использовать собственную службу безопасности. При наличии собственных информационных ресурсов, неформальных контактов с правоохранительными органами удается что-то предотвращать. Возбуждаются уголовные дела, но только тогда, когда все факты поданы на блюдечке, а не когда требуется разбирательство. Реальное наказание страховые мошенники получают крайне редко, а уголовные дела в страховании можно пересчитать по пальцам. За последнее время я могу вспомнить только два уголовных дела.

Все страховое сообщество долгое время добивалось внесения изменений в УК РФ, выделив из 159-й статьи («Мошенничество») отдельный состав преступления «Страховое мошенничество», надеясь на активизацию правоохранительных органов. Добились. Уже несколько лет существует статья 159.5 «Страховое мошенничество» с четко прописанным составом: «Хищение чужого имущества путем обмана относительно наступления страхового случая, а равно размера страхового возмещения, подлежащего выплате ….». Что еще нужно для возбуждения дел, в том числе и в отношении автоюристов? Факты фальсификации страховых событий, а также действия по умышленному завышению страховой выплаты налицо. Действуйте.

Мошенничество в области страхования уже вышло за рамки проблем страховых компаний. Я бы назвал эту проблему общегосударственной. Когда масштабы и глубина явления уже становятся социальной проблемой. Мало того, что страховщики вынуждены были удвоить тарифы по добровольным видам страхования, так и в тарифы по ОСАГО, рассчитанные на основе фактической убыточности, заложена доля мошенничества. Получается парадокс — честные граждане вынуждены платить за мошенников. Яркий пример – Челябинск, где региональный коэффициент был поднят до 2,1. Что, там интенсивность дорожного движения выше, чем в Москве с коэффициентом 1,8? Нет, просто там доля мошенничества переваливает за четверть от всех выплат. Поэтому и суды, и правоохранительные органы к данной проблеме должны относиться не как к частной проблеме страховых компаний. И примеры таких изменений есть. Например, уже год мошенники из Ульяновска бегут в другие регионы со своими исками, так как суды этого региона объективно рассматривают каждое заявленное автоюристами и мошенниками дело.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Читать наБанки.ру
Рубрики
Страхование
Еще от Банки.ру