Курсы валют
USD 63,8741 −0,0501
EUR 68,6902 0,9242
USD 63,7 525 −0,0175
EUR 68,4 425 0,0050
USD 63, 7894 −0,0500
EUR 68, 4773 −0,0407
USD 64,0000 63,8900
EUR 68,4000 68,7000
покупка продажа
64,0000 63,8900
68,4000 68,7000
05.12 — 12.12
63,0000
67,1000
BRENT 53,87 −1,08
Золото 1172,24 −0,01
ММВБ 2154,04 −0,13
Главная Новости Аналитика Тупиковая ветвь: чем зеленая революция грозит российской экономике
Чем зеленая революция грозит российской экономике

Чем зеленая революция грозит российской экономике

Источник: Forbes.ru|
11:30 14 декабря 2015
Если бы «мир без нефти» наступил одномоментно, Россия потеряла бы 2/3 экспортных и ½ бюджетных доходов.
Чем зеленая революция грозит российской экономике
Фото: Polaris / East News

Секс «продает» — упаковка товара/услуги в сексуально привлекательную оболочку стимулирует внимание потребителя. Неплохой способ повысить спрос на книгу — поставить в ее заголовок слово «революция». За последние месяцы подразделения издательства «Альпина» выпустили «Зеленую революцию» Ральфа Фюкса и «Мировую энергетическую революцию» Владимира Сидоровича. Несомненно, элемент маркетинга в этих названиях присутствует. Но не только.

 

Экономический рост в рамках прежней модели скоро станет невозможен даже в развитых странах: земная экология не в силах удовлетворить растущие аппетиты потребителей, констатирует в «Зеленой революции» немецкий эколог и публицист Ральф Фюкс, бывший глава Фонда Белля. Его сверхзадача — убедить европейцев, что экономическое возрождение Европы придет через лидерство в зеленой промышленной революции.

 

Нынешний кризис, по Фюксу, — переход от промышленной эры, основанной на использовании ископаемого топлива, к экологичному способу производства. Его образ будущего таков. Главным источником энергии становится Солнце, здания превращаются в профицитные мини-электростанции, а по городам мы передвигаемся, пересаживаясь с общественного транспорта на велосипеды и электромобили, которые можно взять напрокат. Вокруг городов возникают агропромышленные центры, работающие по принципу замкнутого цикла: отходы перерабатываются, в вертикальных теплицах на крышах-огородах сочетаются животноводство, садоводство и производство энергии.

 

Дело не в недостатке ресурсов, а в их перерасходе: экономический рост в рамках прежней модели сулит планете коллапс из-за увеличения нагрузки на главные экосистемы (климат, почвы, леса, моря и водоемы). Планета еще может выдержать уровень потребления, достигнутый Европой и США. Но глобализация, быстрый рост благосостояния в развивающихся странах и их конвергенция с развитыми по уровню потребления — это уже слишком. И уже сейчас развитому миру нужно предложить другую модель роста.

 

Спасение Фюкс видит в зеленой революции, он пытается примирить капитализм с его духом бесконечной экспансии — и «зеленые» представления о том, что в ограниченном мире не может быть бесконечного роста. Речь не о добровольном ограничении потребления, ведь тогда прежним останется способ производства в энергетике, транспорте, сельском хозяйстве. Нужно предложить такую модель организации этих отраслей, чтобы планета смогла вынести переход на нее многомиллиардных развивающихся стран. 40% китайских рек уже сейчас опасны для здоровья, в 10% городов превышены нормы загрязнения воздуха. За последнюю четверть века планета потеряла 3 млрд кв. км леса (восемь Германий) и 1/8 видов животных.

 

В сельской Африке электрифицировано 10% домов. Представьте себе, что электрификация достигла 100% и все электричество вырабатывается сжиганием угля! Если развивающиеся страны не перескочат через период экстенсивного использования природных ресурсов, планета просто задохнется и/или перегреется. Поэтому задача происходящей сейчас энергетической революции — порвать связь между ростом экономики и увеличением ресурсопотребления. Экономика нулевых отходов, когда они становятся звеном в производственных цепочках, вполне возможна: в той же Германии с 1990 года оборот в промышленности вырос на 70%, а потребление энергии уменьшилось на 15%.

 

Но проблема не столько в потреблении, сколько в способе производства благ. Биомасса муравьев многократно превышает биомассу человека, а потребляемых ими калорий хватило бы на 30 млрд человек, пишет Фюкс, но муравьи, в отличие от людей, не создают экологической проблемы. Это вопрос круговорота веществ: потребляемая муравьями органика снова превращается в питательные вещества, встраивающиеся в биоциклы. Зеленая революция — шаг в этом направлении, неслучайно ею занялись такие гиганты, как Siemens, Philips, Bayer. Амбициозная цель, предлагаемая Фюксом, — к 2050 году перевести все энергоснабжение ЕС на возобновляемые источники — вряд ли достижима, но несколькими десятилетиями позже это вполне может произойти.

 

Основная критика зеленой госполитики связана с вмешательством в цено-образование. Потребителям приходится переплачивать за «чистую» энергию, традиционные производители жалуются на административное вытеснение с рынка. Но зеленое движение отнюдь не против рынка. Просто сейчас цены не отражают экологическую информацию. Если бы в цене угля содержались все затраты, связанные с устранением последствий его сжигания, уголь уже стал бы самым дорогим топливом. Но природа, отмечает Фюкс, не выставляет счетов. Это приводит к недооценке стоимости земли, воздуха, воды, леса и т. д. Пока рынки не научились учитывать экологические последствия, но научатся. Экологический рост необязательно связан с усилением государства. Вместо того чтобы повышать плату за охрану среды, можно отменить субсидии угольщикам.

 

http://www.forbes.ru/sites/default/files/users/user4018/96dpi_700px_rgb_zelenaya_revolutsiya_obl_07_2015.jpg

 

Очевидно, что зеленая революция грозит подорвать основы российской экономики, основанной на экспорте нефти и газа. «Мир без нефти» уже близко, показывает в «Мировой энергетической революции» Владимир Сидорович, директор Института энергоэффективных технологий в строительстве. Дания уже получает 40% потребляемой энергии от ветряков, Норвегия почти обеспечивает себя энергией за счет ГЭС.

 

Китайские ветряки к 2020 году превысят установленную мощность всех электростанций России!

 

У нас же с развитием ветроэнергетики дела обстоят неважно: недаром Владимир Путин говорит, что ветряки «птиц убивают». На самом деле воздействия ветроэнергетики на природу многократно ниже других вариантов. Вторая ошибка российских политиков — представление о дороговизне, неконкурентоспособности возобновляемой энергетики. Она действительно была дорогой еще недавно, замечает Сидорович, но уже сейчас это не так. В 2016-м, по прогнозу Deutsche Bank, в США может быть достигнут ценовой паритет — «солнечное» электричество будет не дороже обычного. Это притом что цены на электричество в США ниже европейских и ниже, чем для промышленных потребителей в России.

 

Если бы «мир без нефти» наступил одномоментно, страна потеряла бы 2/3 экспортных и ½ бюджетных доходов. Само позиционирование страны на мировом рынке как «энергетической сверхдержавы» будет признано стратегической ошибкой, уверен Сидорович: по мировым рынкам российские запасы не исключительны.

 

В ближайшие десятилетия начнется падение спроса на углеводороды, темп его будет нарастать. Базовая экономическая концепция — «нефть в обмен на удовольствия» — теряет смысл. И Европа, и Китай быстро развивают возобновляемую энергетику. За час от Солнца на Землю поступает столько энергии, сколько человечество использует за год, поэтому будущее углеводородов зависит только от развития технологий преобразования солнечной энергии. В 1975 году академик Петр Капица, понимая, что за солнечной энергией будущее, сетовал на ее дороговизну. Но с тех пор цена фотоэлектрических ячеек упала в 216 раз. Наши ученые, включая нобелевского лауреата Жореса Алферова, много сделали для развития научной базы солнечной энергетики. Однако российские власти исходят из того, что альтернативы углеводородам нет.

 

http://www.forbes.ru/sites/default/files/users/user4018/kniga_700.jpg

 

В этих условиях колоссальные инвестиции в разработку новых месторождений и строительство трубопроводов могут оказаться напрасной тратой денег. Лидерами в возобновляемой энергетике стали Европа, США и Китай, в последние годы начала наращивать свою долю и Индия. Так что с развитием этого сегмента мы уже опоздали лет на 30, хотя в конце 1980-х СССР входил в число лидеров по ветро- и солнечной энергетике. Не развивается даже гидроэнергетика, по которой Россия на пятом месте в мире, — сейчас страна не производит турбины для малых ГЭС. Растет площадь, загрязненная отходами, — краткосрочная система стимулов не способствует заботе об окружающей среде. Чуть лучше обстоит дело с развитием биоэнергетики.

 

 

Возможностей много. Метеоусловия Приморского края позволяют получать там не только электро-, но и теплоснабжение за счет Солнца. Калининградская область может обеспечивать себя энергией ветра, а Камчатка — геотермальным теплом. Но избыток мощностей традиционной энергетики не располагает к инновациям, а остановка участия России в международной кооперации — к развертыванию производства оборудования для возобновляемой энергетики. Но главное, альтернативная энергетика предполагает отход от мегаломании — в основном она реализуется через множество небольших проектов рядом с потребителем, а не за счет гигантских строек. В Германии уже действуют 1,4 млн солнечных электростанций — большинство из них на крышах домов. В Европе крупные электростанции могут стать лишними уже через 20 лет.

 

Смена подхода будет даваться нелегко. Важнейший шаг в новый мир — разрешить домохозяйствам быть на рынке энергии не только покупателями, но и продавцами. Во многих странах это уже происходит. Но в России сдать избыток энергии в сеть нельзя. Это противоречит общегосударственному подходу: у нас полиция следит, чтобы бабушки не торговали у метро антоновкой со своих участков, а тут все станут продавцами энергии? Непорядок. Неважно обстоит дело и с энергоэффективностью. Половина энергии, потребляемой многоквартирным домом в средней полосе России, тратится на обогрев атмосферы, отмечает Сидорович. Мы отказываемся импортировать строительные стандарты из более теплой Европы, даже новые дома в России по технико-конструктивным параметрам холоднее европейских (теплопроводность, толщина утепления, отсутствие требований к энергоэффективности). Устаревшие нормативы сохраняют под давлением крупного бизнеса.

 

Еще немного, и мир признает тупиковой эволюционную ветку, связанную с сжиганием углеводородов.

 

Жертвой этой ошибки наверняка станет российская система власти — но общество в целом достойно лучшей участи.

 

Борис Грозовский
журналист

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Forbes.ru