Курсы валют
USD 59,1446 0,3076
EUR 69,4653 0,1671
USD 58,6 125 0,0125
EUR 69,28 50 0,0050
USD 58, 8302 0,0477
EUR 69,1 860 0,0689
USD 58,8000 59,0200
EUR 69,2200 69,4200
покупка продажа
58,8000 59,0200
69,2200 69,4200
18.12 — 25.12
60,0000
70,4500
BRENT 62,53 −0,10
Золото 1255,24 −0,10
ММВБ 2131,04 0,05
Главная Новости Спокойствие по бедности
Правительство РФ незаметно поменяло экономическую миссию

Правительство РФ незаметно поменяло экономическую миссию

Источник: Ъ-Online |
В уходящем году правительство России, несмотря на очевидный экономический кризис, не выглядело как пожарная команда, воодушевленно спешащая во тьму искать очаги возгорания.
Правительство РФ незаметно поменяло экономическую миссию
Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ

Раздражение, вызванное переходом от активной борьбы с кризисом к адаптации к нему, несмотря на его вынужденность, не должно заслонять очевидных плюсов происходящего в сравнении с 2008 годом. Правительство, готовое снизить объемы прямого вмешательства в экономику, пусть и по не зависящим от него причинам,— это безусловное благо.

 

В декабре 2015 года, уже после того, как был подписан федеральный бюджет на следующий год, правительство России было занято крайне закрытым от публики и совершенно естественным делом: обсуждало, как уже в январе 2016 года отказаться от его исполнения. По итогам совещаний 21–24 декабря министр финансов Антон Силуанов получил от премьер-министра поручение: бюджетные ассигнования 2016 года, за исключением средств на оплату труда бюджетников, социальных фондов (включая ПФР), трансфертов регионам и средств на обслуживание госдолга, сокращаются на 10%. Что делать с антикризисными расходами — например, на поддержку экспорта, ипотеки, на закупки лекарств,— которые по идее, должны в ситуации неисполнимого бюджета и ослабления рубля увеличиваться, правительство решит позже — в начале 2016 года.

 

 

Если бы не было 2015 года, то это решение выглядело бы сенсационно. Но 2015 год, увы, был — и это был первый год за два последних десятилетия, когда исполнительная и президентская ветви власти в России неофициально отказались от агрессивных попыток поддержки экономики в ситуации разворачивающегося кризиса и сконцентрировались исключительно на мягком содействии ее адаптации к изменившимся условиям. Первые признаки того, что попыток «изменить лицо кризиса» по образцу 2008–2009 годов как минимум в Белом доме никто не хочет, появились еще в январе 2015 года. «Антикризисный план» правительства обсуждался тогда между Кремлем и Белым домом с таким скептицизмом, что в итоге практически весь план свелся к докапитализации банковской системы почти на 1 трлн руб.: акценты на «предупреждение последствий» без попыток вмешаться в ход кризиса были очевидны уже тогда. Впрочем, во всех эпизодах разворачивающегося кризиса — от проблем госкомпаний весной 2015 года до банкротства «Трансаэро» и обвала нефти в сентябре 2015 года — странная пассивность правительства была очевидна и многих даже начинала раздражать. В конце концов, они будут что-то делать или нет? Завершился год тоже как-то странно: решение о новом десятипроцентном сокращении части федеральных бюджетных ассигнований было принято после непубличной, но, по отзывам, довольно энергичной попытки Антона Силуанова призвать правительство к составлению сценариев действий при падении цен на нефть до $30 и $20 за баррель. Судя по всему, эта идея отвергнута — ей также предпочли адаптационные меры.

 

 

Во многом спокойствие правительства в 2015 году было вынужденным и объясняется уникальным набором обстоятельств. Во-первых, горизонт планирования Белого дома, несмотря на переход к составлению однолетнего бюджета, в любом случае остался трех-, а то и пятилетним. Это накладывает отпечаток на правительственную стилистику: даже с дефицитом бюджета в 2–3% ВВП объем Резервного фонда не позволяет дотянуть до 2018 года, до новых президентских выборов. Единственное же возможное активное действие — переход к наращиванию госдолга до уровней 25–30% ВВП и сильнодефицитному бюджету, по существу, будет означать смену экономического курса и, вообще говоря, смену правительства и руководства Банка России. Никаких обид и вообще ничего личного: это правительство выстраивалось под жесткую денежно-кредитную политику и программу более или менее сбалансированного бюджета. Делить резко наращиваемые займы с внутреннего рынка — с соответствующим изменением взаимоотношений финрынка с властью — действующему составу министров пришлось бы учиться так же, как и новому.

 

Отметим, это, по существу, то же самое правительство, которое в 2008–2009 годах с очевидностью несколько «перебрало» с антикризисной поддержкой экономики и еще в 2014 году было готово развернуть аналогичную кампанию. Первый вице-премьер Игорь Шувалов, глава Минфина Антон Силуанов, министр экономики Алексей Улюкаев, глава ЦБ Эльвира Набиуллина не стали за прошедшее время ни менее компетентны, ни менее амбициозны — как не стала менее амбициозна и вице-премьер Ольга Голодец, вполне готовая даже при цене нефти $35–40 за баррель возвращать общество к полностью солидарной пенсионной системе, сбалансированной системе ОМС и программе строительства новых школ в дополнение к завершающейся программе строительства новых детсадов. Что случилось с этим правительством?

 

 

Что бы с ним ни случилось, по существу, в происходящем, видимо, больше плюсов, чем минусов. В ноябре 2015 года Банк России констатировал, что по итогам года бюджетная политика РФ была нейтральна по отношению к динамике реального ВВП. Экономический кризис 2015 года был первым в истории России, в котором правительство страны отказалось от прямого вмешательства в адаптацию экономики к сильно меняющимся условиям, ограничившись ответственностью за минимизацию ущерба населению. Лоббисты вокруг Белого дома в недоумении и недовольны — а мы видим в этом отличные перспективы. Возможно, 2015 год был не таким плохим с точки зрения экономики, как ожидалось, только в силу понимания премьер-министром Дмитрием Медведевым и его командой главного: не все подвластно власти, в большие экономические тренды, не имея сил их изменить, вмешиваться не надо. Это дорого, это стоит денег населения, это бессмысленно.

 

Правительство — не организатор экономических процессов, а лишь один из участников огромной адаптационной машины под названием «экономика России». Если это действительно главная истина, добытая правительством в 2015 году,— в следующем году вне зависимости от цен на нефть мы увидим не только много печального, но и много такого, чего ждать почти не приходилось — ростков адекватной экономической политики.

 

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Новости
Еще от Ъ-Online