Курсы валют
USD 64,1528 0,4721
EUR 68,4703 0,8541
USD 63,8 800 0,0025
EUR 68, 1575 0,0850
USD 63,8333 0,0000
EUR 68,08 51 0,0009
USD 64,0000 64,2300
EUR 68,2000 68,2300
покупка продажа
64,0000 64,2300
68,2000 68,2300
28.11 — 05.12
65,7000
67,3000
BRENT 54,36 0,15
Золото 1175,89 0,01
ММВБ 2128,99 −0,20
Главная Новости Аналитика Кризис, мобилизация и перелом
Кризис, мобилизация и перелом

Кризис, мобилизация и перелом

Источник: РБК|
14:08 23 декабря 2014
В ближайшие годы государство закачает в российскую экономику значительные ресурсы, и к 2017-2018 годам эти вложения дадут результаты. Но после 2018 года ресурс будет исчерпан, а значит, встанет вопрос о новом курсе и о новом типе договора между властью и обществом.
Кризис, мобилизация и перелом

Три сценария

Cценарий для России на следующие пять лет уже во многом определился. У экономики останавливается "мотор", у нас нет реальных инвестиций для роста. От этой главной проблемы и приходится отталкиваться при выборе пути. А таких путей несколько. Либеральный - когда хороший инвестиционный климат привлекает частные деньги. Мобилизационный - когда при плохом инвестиционном климате вы вбрасываете государственные деньги и пытаетесь самостоятельно раскрутить экономику. Есть и третий, инерционный - расходуются резервы и предпринимаются шаги одновременно во все стороны. Эти полумеры минимально подпитывают экономику, но глобальных сдвигов не происходит.

В последние лет пять Россия шла по инерционному пути, чему способствовала высокая нефтяная рента. Сейчас ввиду заметного ухудшения дел в экономике вероятность подобного сценария снижается. Вероятность либерального сценария - с резким улучшением инвестиционного климата - тоже невелика. Работа по улучшению делового климата идет, но крайне медленно. При снятии определенных барьеров для бизнеса одновременно наращивается налоговое бремя.

При этом в катастрофические прогнозы снижения цен на нефть верится слабо. Нефть за $50 для мировой экономики означает резкое ускорение Китая и Индии при торможении США, Европы и Японии. В принципе в интересах развитых стран мира удерживать цену на нефть - например, путем накопления резервов - на уровне, который бы ограничил конкурентоспособность новых индустриальных стран, а с другой стороны, позволял бы поддерживать разработки той же самой сланцевой нефти. Поэтому можно прогнозировать, что цены на нефть в скором времени вновь пойдут вверх.

Рубль тоже не может рушиться беспредельно. Резкое падение доходов бюджетников и пенсионеров будет означать подрыв доверия к существующей власти со стороны ее основного электората. И не надо забывать, что крупными участниками валютного рынка являются госкомпании, среди которых есть и экспортеры. Поэтому у власти существуют и другие существенные инструменты воздействия на курс рубля, помимо ключевой ставки и валютных интервенций (например, ручное управление госкомпаниями).

Проблема-2020

Таким образом, наиболее вероятным для России на ближайшие пять лет оказывается мобилизационный сценарий. Можно ожидать крупных вложений в инфраструктуру (магистрали, порты, авиационные хабы, оптико-волоконные линии) - это хорошее антикризисное средство и хороший мультипликатор. К слову, строительство дорог всегда положительно сказывается на развитии бизнеса. Наверняка в рамках мобилизационного сценария будут возникать и инновационные попытки в оборонном комплексе. Там еще сохраняется технологический уровень, позволяющий выдерживать конкуренцию на мировых рынках.

Рецессия накроет нас в 2015 году. Затем стартуют инфраструктурные проекты, которые должны будут дать видимые и в темпах строительства, и в статистике результаты где‑то к 2017-2018 году - как раз когда в России должны будут состояться президентские выборы. Но сразу после 2018 года государственные инвестиционные ресурсы будут во многом исчерпаны. Тогда и встанет вопрос о смене курса.

Примерно к 2020 году мировая экономическая конъюнктура начнет заметно меняться. Исследования показывают, что к 2020‑м годам главным дефицитным фактором мирового развития окончательно станут не природные ресурсы (которые у России есть), а человеческий капитал, который мы не можем удержать и воспроизводить с нужной скоростью. Именно поэтому 2020‑е годы будут переломными и для России.

Сырьевая страна или умная?

Помимо нефти и газа Россия производит еще одно благо мирового значения - мозги. Несмотря на неудачные реформы в сфере образования, репрессии и кризисы, нашей стране удается рождать одно за другим поколение талантливых людей. Академик Револьд Энтов как‑то оценил доходы от одной только идеи телевидения, вывезенной Зворыкиным за пределы нашей родины, примерно в 20 российских ВВП. Сергея Брина тоже вполне можно оценить в 5-7 наших ВВП - может, даже больше. Чтобы не терять мозги и доходы, нам надо серьезно перестраивать все модели и общественные институты. Пока развилка выглядит так: либо мы сырьевая страна, либо умная.

Есть профессии, где у России действительно хорошие шансы на лидерские позиции. Мы изучали этот вопрос (в исследовании ИНП "Общественный договор") на основе сравнения эмигрантской статистики по основным трудовым рынкам - США, Израилю и Германии, куда уезжают наши соотечественники. Видно, что математика, физика, IT - это сферы, где у нас по‑прежнему сильные выпускники. Есть сферы, где позиции слабее, но присутствие эмигрантов из России там все равно ощутимо: спорт, медиа, искусство, медицина, биология.

Есть у нас и особенности организации труда и производства, которые тоже можно задействовать для такой трансформации экономики. Это, например, способность аврально производить выдающиеся результаты, добиваться внезапных прорывов. Штучное производство, вроде водородной бомбы, космического корабля или гидротурбины, России всегда лучше удавалось, чем массовое производство холодильников и автомобилей. Теоретически с учетом этих особенностей можно было бы строить промышленную политику и вписываться в мировые ниши, связанные с уникальными продуктами и опытными сериями.

Тем не менее выстраивать экономику, основанную на человеческом капитале, - для России очень далекая перспектива, такие сдвиги займут десятилетия в силу культурных препятствий и поведенческих стереотипов: склонности наших соотечественников избегать неопределенности, конфликтного индивидуализма, ощущения невозможности повлиять на власть, отсутствия навыков кооперации. Только на то, чтобы такие паттерны изжить, нужно как минимум 10-15 лет проводить целенаправленную образовательную и культурную политику.

Можно ли начинать такие сдвиги в условиях мобилизационных проектов - большой вопрос. Скорее, нет. Особенно учитывая, что в 2014 году в России фактически возник новый общественный договор, увязывающий ощущение жизни в великой державе с готовностью общества к экономическим и социальным ограничениям. При таком общественном договоре инновационный процесс возможен, но идти он будет скорее по советскому образцу, когда уровень развития оборонного комплекса будет сильно оторван от гражданской промышленности. Хотя такая стратегия и даст текущие положительные результаты для экономики, она достаточно быстро натолкнется на ограничения в качестве человеческого капитала. Это будет подталкивать к новой модели общественного договора - но сам вопрос этот встанет не ранее чем через четыре-пять лет.

Эта статья открывает цикл "Сценарии-2020", в котором эксперты рисуют сценарии развития России в ближайшие годы.

Александр Аузан, декан экономического факультета МГУ, президент Института национального проекта «Общественный договор»

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Еще от РБК