Курсы валют
USD 58,0993 0,4751
EUR 69,6785 0,9271
USD 58,1 275 −0,0300
EUR 69,7 225 −0,0475
USD 58, 3032 0,0495
EUR 69, 8193 0,0312
USD 58,1000 58,2900
EUR 69,6500 69,9000
покупка продажа
58,1000 58,2900
69,6500 69,9000
25.09 — 02.10
58,2000
69,9000
BRENT 55,39 0,29
Золото 1312,38 0,02
ММВБ 2048,99 −0,05
Главная Новости Аналитика Особенности постсоветского предпринимательства: Казахстан
Особенности постсоветского предпринимательства: Казахстан

Особенности постсоветского предпринимательства: Казахстан

Источник: Forbes.ru |
В финансовой системе стран бывшего СССР основным игроком является государство, а главный источник средств — бюджетные потоки или деньги госкомпаний.
Особенности постсоветского предпринимательства: Казахстан
Фото: Рамиль Галеев / ТАСС

Банковский бизнес в странах бывшего СССР становится все более сложным: снижаются доходы граждан, кредитование связано с новыми рисками, бюджетные потоки скудеют. Все эти перемены находят отражение в оценках международных рейтинговых агентств, в последнее время стремительно понижающих кредитные рейтинги как постсоветских государств, так и их финансовых институтов.

 

С одной стороны, их эксперты стремятся перестраховаться, помня ошибочно высокие рейтинги, ранее присваивавшиеся «первоклассным» ипотечным компаниям и инвестбанкам, которые вскоре ушли в небытие. С другой стороны, формальный подход, применяемый сегодня, не позволяет учесть некоторые фундаментальные особенности постсоветского предпринимательства. Важнейшая из них – тесная связка частного (особенно финансового) бизнеса с государственной властью.

 

На всем пространстве бывшего СССР складывается финансовая система, в которой основным игроком является государство, а главным источником фондирования – бюджетные потоки или средства госкомпаний. Консолидация окологосударственных финансовых институтов будет продолжаться, ведь власти все менее готовы рисковать и доверяться полностью независимым и неподконтрольным им банкам, а правительства делают все, чтобы не допустить проблем у системообразующих банков и не вызвать паники среди граждан. Следовательно, риск работы с приближенными к государству банками намного меньше, чем в работе с частными финансовыми институтами, сколь бы хорошей ни была финансовая отчетность последних.

 

Этого обстоятельства, кажется, не учитывает большинство рейтинговых компаний. В России суверенный рейтинг сейчас снижен с ВВВ до ВВВ- по шкале S&P и Fitch, с Ваа1 до Ваа3 по шкале Moody’s, а в Казахстане – с ВВВ+ до ВВВ у Fitch, с ВВВ+ до ВВВ- у S&P, и с Ваа2 до Ваа3 у Moody’s. Причем в Казахстане очередная волна понижения рейтингов прокатилась в последние месяцы, несмотря на повышение сырьевых цен и укрепление тенге. При этом и уровень риска при работе с суверенными инструментами и с окологосударственными коммерческими структурами для Казахстана oценивается на несколько порядков выше, чем для России, несмотря на близкие значения страновых рейтингов этих государств, что тоже выглядит довольно странным.

 

Для примера можно сравнить два ведущих финансовых института России и Казахстана – группу ВТБ и Казкоммерцбанк. Я специально предпочитаю не упоминать такие структуры, которые следовало бы называть банками с определенной условностью, например, российский ВЭБ или же Банк развития Казахстана. Первый выступает инвестиционным агентом правительства и с формальной точки зрения давно банкрот, второй выполняет квазибюджетные функции. Однако даже если обратить внимание на банки, которые являются системообразующими и прямо или косвенно, например, через национальные инвестфонды, контролируются властями, можно заметить специфические представления ведущих рейтинговых агентств об их финансовой устойчивости.

 

С группой ВТБ, вторым по размеру активов финансовым институтом в России, все относительно понятно. Хотя сам банк ВТБ перегружен плохими долгами и до сих пор не может окончательно консолидировать приобретенный им в 2011 году Банк Москвы, ВТБ24 генерирует устойчивую прибыль. Банки группы ни разу не допускали дефолта по своим обязательствам и обеспечили исполнение всех требований к обанкротившемуся Банку Москвы. Российское государство через Росимущество владеет 60,9% акций ВТБ и, как можно судить по истории банка, в частности по получению им гигантского кредита Банка России в 295 млрд рублей ($10 млрд по курсу 2011 года) под 0,51% годовых на 10 лет для покупки Банка Москвы, не намерено допускать его краха. Однако при этом оба банка группы имеют сегодня рейтинг ВВ+ от S&P и Ва2 от Moody's, что соответствует «рискованным обязательствам с чертами спекулятивных» и на две ступени ниже суверенного рейтинга России.

 

Хотя остается непонятным, действительно ли бизнес с ВТБ можно считать более рискованным, чем с российскими властями…

 

В Казахстане ситуация выглядит намного более странной. Там аналогом ВТБ можно считать Казкоммерцбанк – крупнейший в стране с активами на 1 января 2016 года 5,05 трлн тенге ($14,9 млрд). Банк сложно назвать беспроблемным – доля недействующих активов (по методике Нацбанка Казахстана) в начале этого года составляла в его портфеле почти 9%, но при этом банк обладает высокими нормативами достаточности капитала, привлекает в капитал новых частных инвесторов (в том числе тесно связанных с ведущими политическими деятелями страны) и только что объявил о досрочном выкупе с рынка трех траншей своих еврооблигаций на $500 млн. Как и в ВТБ, в случае с «Казкомом» основные проблемы банка происходят из-за «интеграции» в него начиная с 2014 года печально известного банка БТА, до 80% «активов» которого были невозвратными кредитами. Разумеется, на это поглощение давалась четкая государственная установка, так как 97,3% БТА на тот момент принадлежало фонду «Самрук-Казына» и такому банку нельзя было дать обанкротиться. Вместе с проблемами БТА к Казкоммерцбанку перешло и должное отношение со стороны властей, которые неоднократно давали понять, что банк получит поддержку, если столкнется с угрожающими его стабильному положению трудностями, тем более что фонд «Самрук-Казына» остается его акционером и крупным клиентом, готовым в любой момент увеличить количество размещенных в банке средств.

 

В отличие от ВТБ рейтинги казахского полугосударственного банка были недавно в очередной раз снижены – по оценкам Fitch, до ССС, а по методике S&P до ССС+, оба с негативным прогнозом. Теперь (кстати, после объявления о двукратном росте операционной прибыли по итогам первого квартала) они находятся на целых три уровня ниже, чем рейтинги казахстанской «дочки» российского Сбербанка и на восемь позиций ниже суверенного рейтинга Казахстана.

 

Оценивая рейтинги, которые ведущие агентства дают сегодня российским и казахстанским банкам и компаниям, я не намерен критиковать методику их составления. Но для донесения до клиентов более правдивой информации следует принимать во внимание целый ряд обстоятельств, учитывающих специфику постсоветских государств и ведущегося в Казахстане бизнеса. Наиболее рациональным в этих условиях кажется присвоение ведущим государственным компаниям и системообразующим банкам с госучастием рейтингов, либо соответствующих присвоенным суверенным обязательствам сопоставимых стран, либо на одну ступень ниже.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Forbes.ru