Курсы валют
USD 63,3028 −0,0873
EUR 67,2086 −1,0372
USD 62, 4950 −0,0350
EUR 66,0 500 0,0350
USD 62,2169 0,0000
EUR 65,5740 0,0000
USD 63,1200 63,0000
EUR 67,1000 66,4000
покупка продажа
63,1200 63,0000
67,1000 66,4000
05.12 — 12.12
63,0000
67,1000
BRENT 54,36 0,11
Золото 1157,93 −0,12
ММВБ 2208,53 0,36
Главная Новости Аналитика Жизнь после «Тройки»: чем занимается Рубен Варданян
Жизнь после «Тройки»: чем занимается Рубен Варданян

Жизнь после «Тройки»: чем занимается Рубен Варданян

Источник: Forbes.ru|
16:00 18 сентября 2015
Один из самых известных российских инвестбанкиров готовится вести бизнес с наследниками миллиардеров. Что он им предлагает?
Жизнь после «Тройки»: чем занимается Рубен Варданян
Фото: Антон Белицкий/Коммерсантъ

Недалеко от Кремля в одном из престижных бизнес-центров Москвы «Романов Двор» на втором этаже в окружении подразделений Сбербанка находится недавно отремонтированный офис Рубена Варданяна. Вывески пока нет, немногочисленные сотрудники едят абрикосы, привезенные Варданяном из Армении. В 2011 году он продал Сбербанку инвестиционную компанию «Тройка Диалог», которую основал с партнерами еще в 1991-м. Бизнес оценили в $1 млрд, еще $400 млн Сбербанк заплатил летом 2013-го по итогам финансовых результатов «Тройки» после первой части сделки.

 

В 2014 году Варданян выполнил все обязательства перед Сбербанком по интеграции своей бывшей компании, расчеты с экс-партнерами по «Тройке Диалог» тоже завершены. Со Сбербанком Варданяна связывает теперь лишь формальная должность советника президента банка Германа Грефа. Чем занимается один из самых известных российских инвестиционных банкиров, состояние которого Forbes оценивает почти в $1 млрд?

 

Большие семьи

 

Значительную часть времени Варданян занят проектами, связанными с наследованием и передачей частных состояний. Он говорит, что Россия находится в ожидании волны передачи собственниками своих компаний наследникам и этот фактор ярко проявится в ближайшее десятилетие. Согласно исследованию Московской школы управления «Сколково» (Варданян — один из попечителей бизнес-школы), средний возраст состоятельных российских бизнесменов — 48 лет. Всем им лет через 10–20 понадобятся услуги по оформлению передачи бизнеса и состояний.

Речь идет не только об олигархах, но и о бизнесменах среднего уровня. Это не сотни, а десятки тысяч людей, — уверяет Варданян.

В начале лета 2015 года он открыл компанию Phoenix Advisors.

 

Ее работу курирует бывший президент «Ренессанс Капитала» Александр Мерзленко, он отвечает за отношения с ключевыми клиентами. В конце весны 2015-го Мерзленко назначил директором Phoenix Advisors бывшего старшего партнера, руководителя семейного офиса компании «Третий Рим» Алексея Станкевича, в его обязанности входит структурирование сделок и активов, планирование передачи капиталов. Важная часть бизнеса — создание протекторатов. Протектор (представитель компании Варданяна) представляет интересы наследников в семейном бизнесе (компании, трасты, фонды). Варданян объясняет, что эта услуга нужна для защиты активов семьи, он лично имеет опыт применения подобного механизма для наследников.

 

Phoenix Advisors поможет бизнесмену выработать стратегию в отношении активов и круг преемников.

Порой этот круг не ограничен семьей. К тому же бизнесмены передают не только деньги, но и бизнес-активы. Мы участвуем как протекторы и координируем процесс; если необходимо, помогаем привлекать экспертов для реализации активов и построения сложных структур, — рассказывает Станкевич. — Подобного комплексного предложения на рынке пока нет.

Phoenix Advisors может сама предоставлять услуги соуправляющего в компаниях клиента, если он доверяет репутации Варданяна и его команды, либо готова привлекать крупные международные дома, например семьи Ротшильдов или швейцарских банкиров. В случае прописанного механизма наследникам не придется ждать длительного перехода права наследования, а представители Варданяна могут быстро войти в совет директоров или другие органы управления в интересах преемника.

 

Плата будет зависеть от вида услуг, это может быть как аналогом комиссионных за управление, так и абонентской платой. Кто может стать клиентом? Люди с улицы в multifamily office и Phoenix Advisors не попадут. Станкевич говорит, что клиенты будут приходить по рекомендации основного собственника. На ближайшие семь лет их число будет ограничено 50 предпринимателями с состояниями выше $100 млн.

 

Судя по всему, в новом проекте Варданяна примут участие клиенты его личного family office Quinta Capital Partners (QCP).

 

Эта компания занималась деньгами Варданяна и его близких друзей в период работы в «Тройке Диалог». По словам ее бывшего сотрудника, в компании было несколько сотен миллионов долларов, в ней обслуживались несколько бывших менеджеров РАО ЕЭС. Клиентами «Тройки Диалог», как выяснил Forbes, были президент Московской школы управления «Сколково» Андрей Раппопорт, совладелец алкогольного холдинга «Синергия» Валентин Завадников, заместитель председателя правления УК «Роснано» Андрей Трапезников. Варданян опровергает эту информацию и говорит, что в family office клиентами были другие люди. QCP предоставляла консьерж-сервис, вела расчеты по счетам жен и близких к бизнесменам людей, были и элементы lifestyle.

Family office — бизнес с небольшой добавленной стоимостью, но он был нужен и важен для клиентов, — говорит бывший сотрудник «Тройки Диалог».

Свой бутик

 

Большей частью капитала Варданяна занимается небольшая инвестиционная фирма «Варданян, Бройтман и партнеры». Активы под ее управлением составляют несколько миллиардов долларов, деньги вложены в десяток проектов, которыми управляет команда Михаила Бройтмана. По оценкам, после продажи «Тройки» Сбербанку у Варданяна остались пакеты акций «Автоваза» (20,5%) и «Камаза» (27,4%). Сотрудник банка объясняет, что в ходе продажи инвестиционной компании было сложно оценить ее собственные инвестиции.

Это была ставка на рост или падение акций, и нам не хотелось разбираться с этим, — рассказывает сотрудник Сбербанка.

В 2013 году альянс Renault-Nissan выкупил у компании пакет «Автоваза» по оценке $600 млн.

 

«Варданян, Бройтман и партнеры» владеет армянским частным банком Ameriabank. Кроме того, занимается венчурными проектами: Joule Unlimited производит этанол и дизельное топливо из углекислого газа с помощью бактерий с измененной ДНК, Pronutria пытается решить проблему здорового питания с помощью биотехнологий, Big Foot — владелец интернет-бутика одежды Lamoda. Часть проектов Варданяну предлагают его давние друзья — глава фонда Flagship Нубар Афеян ($1,4 млрд под управлением) и бывший инвестбанкир «Тройки» Ричард Огдон.

 

Значительная часть инвестиций связана с управлением недвижимостью через Avica Property Investors International, здесь партнер Варданяна — Гагик Адибекян. Среди проектов компании инвестиции в торговые центры Dream House, «Времена года», OBI, в бизнес-центр «Романов Двор». Бройтман отмечает, что Avica сейчас заинтересована в покупке качественных объектов недвижимости с понятным денежным потоком. По словам одного из потенциальных инвесторов Avica, Адибекян обсуждал с ним инвестиции в новый фонд недвижимости объемом $1 млрд.

 

Еще одно направление инвестиций — промышленность. Здесь для Варданяна и Бройтмана особенно важны комфортные партнеры. Последняя сделка — покупка 40% перевозчика нефти «Балттранссервис» (БТС) у Globaltrans. Старые связи помогли и здесь: с ее акционерами — миллиардером Андреем Филатовым, Никитой Мишиным, Константином Николаевым — у Варданяна хорошие личные отношения со времен работы в «Тройке». У Globaltrans осталось 60% БТС.

Компания — стабильный генератор наличности. У нее практически нет долга, — объясняет Бройтман.

Пожалуй, самым неординарным проектом компании Варданяна и Бройтмана стало сопровождение сделки ВЭБа по покупке металлургических предприятий на Украине, «Индустриального союза Донбасса» (ИСД) и «Запорожстали». Варданян провел сделку еще в бытность руководителем «Тройки Диалог». По словам источника Forbes, на сделке по покупке ИСД в 2010 году «Тройка» заработала около $20 млн комиссии.

У Варданяна большой опыт в подобных сделках. У него хорошие отношения с председателем Внешэкономбанка Владимиром Дмитриевым, — говорит источник в госбанке.

Правда, из-за войны на Украине эти инвестиции стали для ВЭБа большой проблемой.

Но работа по сопровождению сделки была выполнена хорошо, к партнерам у нас нет вопросов, — объясняет госбанкир.

В 2015 году компания создала кипрскую лицензируемую управляющую компанию VBP Cyprus, которая начнет оказывать услуги по управлению активами состоятельных бизнесменов. И здесь снова возникает тема наследования.

Многие хотят отдохнуть от бизнеса. По нашим расчетам, 30% наследников не планируют заниматься компаниями родителей. Мы готовы брать на себя роль акционера, принимать в управление промышленные предприятия, недвижимость и другие активы, — объясняет Бройтман.

Собственник может передать активы в управление VBP Cyprus, а Варданян и другие представители компании будут заниматься стратегией, представлять собственника в совете директоров, нанимать топ-менеджеров. Компания уже ведет переговоры с собственниками и готова взяться за три-четыре проекта. Через три года «Варданян, Бройтман и партнеры» рассчитывает получать от этого бизнеса 50% дохода. Сейчас выручка компании около $30 млн. Варданян собирается работать только с комфортными для него людьми, поэтому список участников проекта ограничен.

 

Партнеры должны иметь схожие с ним жизненные взгляды, обладать положительной деловой репутацией, интересоваться филантропией и социальным инвестированием.

 

Миллиардеры и филантропия

 

О наследстве Рубен Варданян заговорил и на последнем Гайдаровском форуме. Он отметил, что бывают случаи, когда состояние достается совсем неподготовленным людям, например женам олигархов при разводе. Варданян спросил у Авдотьи Смирновой, супруги председателя правления «Роснано» Анатолия Чубайса, как же быть таким внезапно разбогатевшим женщинам.

Ты нашел кому такой вопрос задать, — шутя ответила Смирнова. — Я разводиться не планирую.

Она предложила разведенным женам направлять средства на благотворительность. Жена Чубайса и он сам дружат с Варданяном и являются донорами его благотворительных проектов. Ими занимается семейный фонд RVVZ, в его работе помимо Варданяна принимает участие его жена Вероника Зонабенд.

Я не делю благотворительность и бизнес. Сейчас для меня это одно и то же. У нас около 130 проектов, и это такая же часть моей работы, как и бизнес-проекты, — говорит Варданян.

Благотворительности он уделяет больше времени, чем финансам. Он подключил к филантропии бывших клиентов и топ-менеджеров по «Тройке Диалог» и Сбербанку. Зачем это бизнесменам?

Я знаю, что деньги пойдут на правильное дело, а не на яхту или дачу, — говорит донор проектов, бывший зампредседателя правления Сбербанка, гендиректор компании А101 Андрей Донских.

В проектах Варданяна участвует и председатель правления Сбербанка Герман Греф, а также миллиардеры Виктор Вексельберг, Алишер Усманов, Сулейман Керимов, Леонид Михельсон. С ними Варданян знаком лично.

Рубен выстраивает такую PR-стратегию, — рассказывает бизнесмен,  участвовавший в проектах инвестиционного банкира. — Для многих людей с деньгами мало просто инвестировать, надо еще участвовать в публичных мероприятиях, ощущать «свет звезд».

В марте 2015-го в Нью-Йорке Варданян вместе с лидерами армянской диаспоры, актером Джорджем Клуни и его женой, известным адвокатом Амаль Аламуддин в канун столетия геноцида армян запустил международный проект 100 LIVES. Его частью является ежегодная премия Aurora Prize размером $1 млн для людей, подвергших себя риску ради спасения других. Премию назвали в честь Авроры Мардиганян, в трагедии погибла вся ее семья, ей единственной удалось спастись. Аврору, как и деда Рубена Варданяна, спасли миссионеры. Кроме того, бывший главный редактор «РИА Новости» Светлана Миронюк руководила проектом Варданяна «100 жизней», также посвященным геноциду армян.

 

Вардянян не только занимается благотворительностью, но и хочет превратить ее в системный вид деятельности.

 

Созданный для этих целей проект Philin (от «philanthropy infrastructure») возглавила бывший руководитель операционного блока «Тройки Диалог» Ирина Иконникова. Она будет заниматься поддержкой инфраструктуры российских НКО и благотворительных фондов, что поможет снизить их затраты. Компания Philin готова брать на аутсорсинг юридическую, IT-, финансовую и кадровую деятельность НКО, а также проводить аудит эффективности работы фонда и готовить отчетность перед жертвователями. «Филин» уже обслуживает благотворительные фонды семьи Варданяна. В их рамках осуществляется много образовательных проектов, например бизнес-школа «Сколково» и открывшийся в армянском городе Дилижане в 2014 году колледж-пансион международной сети UWC (на строительство собрано $135 млн). Дочь Варданяна учится в аналогичном колледже в Германии.

 

Бизнесмен считает, что России надо ориентироваться на филантропические инициативы.

Нужны инвестиции в создание и развитие инфраструктуры, и, когда все заработает, можно создавать эндаументы, процент от деятельности которых будет направляться на поддержание учебных заведений. Примеры — деятельность Карнеги или Рокфеллера, — считает Варданян.

В наследство детям он планирует оставить лишь минимальную часть своего состояния. Этот вопрос с ними уже обсудили и они восприняли это с пониманием, говорит бизнесмен.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Forbes.ru