Курсы валют
USD 63,3028 −0,0873
EUR 67,2086 −1,0372
USD 62, 4950 −0,0350
EUR 66,0 500 0,0350
USD 62,2169 0,0000
EUR 65,5740 0,0000
USD 63,1200 63,0000
EUR 67,1000 66,4000
покупка продажа
63,1200 63,0000
67,1000 66,4000
05.12 — 12.12
65,2000
69,3000
BRENT 54,35 0,17
Золото 1157,93 −0,12
ММВБ 2208,53 0,36
Главная Новости Аналитика Кризис в мировой экономике и политике – часть процесса изменения мироустройства
Кризис в мировой экономике и политике – часть процесса изменения мироустройства

Кризис в мировой экономике и политике – часть процесса изменения мироустройства

Источник: Ведомости|
13:40 27 ноября 2015
Завершится он не скоро, считают участники дискуссии на финансовом форуме «Ведомостей».
Кризис в мировой экономике и политике – часть процесса изменения мироустройства
Фото: NASA

Сегодня в мире происходят масштабные, кардинальные изменения, которые влияют на все стороны жизни – от геополитики и экономики до общества, финансовых и сырьевых рынков, отметили участники дискуссии «Мировые финансы: прогноз развития» на организованной «Ведомостями» конференции «Финансовый форум России». Наблюдается революция в энергетике и промышленности, модернизируются экономика, финансовая система, при этом в развивающихся странах перестала функционировать модель роста, обеспечивавшая их стремительный подъем с начала XXI в. Многие из этих стран, особенно те, что основаны на старой экономической модели - экспортере сырья, сопротивляются масштабным изменениям, модернизации. В их числе оказалась и Россия, это сопротивление отражается и на экономике, и в геополитике, из-за чего произошло столкновение, в том числе ценностное, России с западными странами. При этом некоторые положительные факторы в российской экономике начали действовать: например, Дэвид Любин, руководитель департамента развивающихся рынков Citigroup, неожиданно назвал импортозамещение возможным драйвером экономического роста, потому что просто девальвация валюты сегодня не может сильно помочь стране, так как во многих других странах курсы тоже упали, а объем международной торговли в последние годы резко сократился.

 

Геополитическая и экономическая напряженность – явление длительное

 

Сегодня многие говорят о противостоянии России с Западом как о новой холодной войне, но если использовать ее модели, то мы можем что-то пропустить, а чего-то - не случится, начал дискуссию директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин. «Россия бросила вызов мировому порядку, сложившемуся после холодной войны, и США не могут его не принять. Этот вопрос гораздо глубже, чем Украина и Сирия, и он будет выясняться очень долго – минимум годы», - считает Тренин. При этом, отметил он, ситуация менее предсказуемая, чем во времена холодной войны, потому что баланса нет, используются непредсказуемые методы.

 

На протяжении ближайшего поколения Украина будет самой враждебно настроенной по отношению к России страной. Сирия – часть долгосрочного феномена, это надолго и серьезно. По факту Россия является заметным участником событий в Сирии и будет чем дальше, тем больше втягиваться в них, полагает Тренин. Коалиция возможна только ограниченная – максимум координация, некоторое политическое сотрудничество. Но сотрудничество в Сирии между Россией и США не изменит принципиально конфронтационного характера отношений между ними, полагает эксперт.

Я продолжу на этой «оптимистической» ноте, - сказал затем Евгений Гавриленков, главный экономист «Сбербанк CIB».

Помимо российско-западных отношений есть еще интересы ближневосточных стран. Например, в области газа: Катар и Иран думали строить газопроводы в Европу, которые должны были пройти по территории Сирии.

 

Непонятно, как будет развиваться ситуация в Саудовской Аравии: при цене нефти в $45 за баррель бюджетный дефицит составит 12-14% ВВП, за последний год страна потратила более $100 млрд валютных резервов, отметил Гавриленков. Если на развивающихся рынках все и дальше будет идти плохо, то Саудовская Аравия может не удержать привязку своей валюты к доллару, которую она сохраняет уже 30 лет, и тогда нефть может рухнуть и до $20 за баррель, предупредил Карен Костаньян, руководитель аналитического департамента Bank of America Merrill Lynch.

 

Другой важный фактор для мировых финансов и экономики – повышение процентных ставок Федеральной резервной системой США, сказал Гавриленков, отметив, что фактически ФРС уже не полностью контролирует свою финансовую систему, потому что есть крупные игроки с большими резервами – Китай, Саудовская Аравия, другие страны Ближнего Востока, которые продают их. Повышение ставки в декабре будет минимальным и рынками в значительной степени отыграно, считает Гавриленков. По его мнению, в течение следующего года в силу геополитической неопределенности, сложной ситуации в Европе и пр. ФРС будет действовать очень осторожно, если вообще будет что-то делать.

 

На мировые финансовые рынки за последние лет 30 главное воздействие оказывают такие факторы, как восприятие ситуации на нефтяном рынке и выборы президента США, указал Алексей Голубович, управляющий директор Arbat Capital. Сегодня резкий скачок цен возможен, только если начнет восстанавливаться экономика, прежде всего быстрый рост в Китае, либо произойдет серьезное геополитическое событие. Прогнозировать это сложно, поэтому чтобы оценить какие-то перспективы, надо посмотреть, как будет себя вести американское правительство. Если к республиканскому конгрессу добавится республиканский президент, может произойти заметное падение фондового рынка, но это привлечет инвесторов и затем рост продолжится, отметил Голубович, добавив: следующий год будет определяться выборами президента в США.

 

Эпоха перемен

 

ВВП, по большому счету, состоит из трех компонентов: экспорт, капиталовложения и потребительские расходы, начал свое выступление Дэвид Любин. Все три фактора в развивающихся странах перестали двигать экономику. Россия и другие развивающиеся страны пережили внешний шок из-за падения объемов экспорта, во многом из-за Китая. Компенсировать это они сегодня не способны - бюджетная политика остается жесткой. Не могут это сделать и потребители, потому что в период экономического роста в России и других странах наблюдался кредитный бум, который прекратился.

 

Кредитные рынки в этих странах слабы, чтобы поддержать потребительские расходы.

 

Есть два выхода: масштабные структурные реформы, которые оживят экономику (но их почти никто не проводит), и переоценка валютных курсов. ЦБ России правильно не встал на пути падающего курса рубля, считает Любин.

 

Но сегодня проблема всех стран, в том числе России, в том, что не удается использовать дешевую валюту для стимулирования экспорта, потому что у всех остальных стран валюты тоже дешевые. Плюс коллапс импорта.

 

Россия здесь демонстрирует интересную модель, она стала реализовывать ее раньше других стран, сказал Любин: она использует дешевую валюту для импортозамещения. В этой ситуации растет протекционизм.

Это может поддержать индивидуальные экономики, но, боюсь, в мировом масштабе этот рост протекционизма приведет к тому, что общий экономический рост будет низким, - считает экономист.

Вторым двигателем роста, который может помочь преодолеть проблемы сломавшейся модели роста, могут стать вложения в инфраструктуру. Здесь большой потенциал у Китая, который в рамках проекта «Один пояс, один путь» активно инвестирует в другие страны, в том числе бывшего СССР, сказал Любин. Но в целом «у развивающихся стран нет поводов для оптимизма. Мировая экономика не сможет поддерживать их рост так, как это происходило в 2000 гг.», подвел он итог.

 

Нынешние проблемы в развивающихся странах – это третья волна мирового кризиса, начавшегося в 2007-2008 гг., сказал директор аналитического департамента Промсвязьбанка Николай Кащеев, «и я не думаю, что 2016 и даже 2017 гг. могут охарактеризоваться выходом из кризиса». Если мы увидим рост, то он будет чисто статистическим, из-за эффекта базы, а не качественным, считает Кащеев. Проблемы в России начали проявляться еще в 2013 г., когда стали сокращаться инвестиции при высоких ценах на нефть, и проблемы эти никак не решаются.

 

Все происходящее сегодня – часть более масштабных перемен в мироустройстве, считает Кащеев: «Подобные кризисы, экономические и геополитические, случаются в истории накануне серьезного рывка в области модернизации. Мы уже наблюдаем энергетическую революцию: серьезным конкурентом нефти стала возобновляемая энергетика, впервые в двигатель внутреннего сгорания стало возможно заливать любое топливо».

 

Происходит потеря влияния и силы жесткими, централизованными, вертикальными структурами, продолжил он: производство выходит из цехов, электричество производится около потребителя. «Общества, прежде всего основанные на сырьевом экспорте, начинают яростно сопротивляться этой модернизации. К сожалению, Россия оказалась именно в такой ситуации», - констатировал Кащеев.

 

Переход влияния к горизонтальным структурам серьезно повлияет и на банковский сектор, полагает он: традиционные банки будут терять бизнес, центробанки теряют контроль над финансовыми системами, популярность биткоина далеко не случайна.

Это очень серьезные изменения, затрагивающие весь мир. Когда ситуация стабилизируется, сказать сложно. Пример Великой депрессии показывает, что, к сожалению, этого удается добиться только после очень печальных событий, - подвел итог Кащеев.

Адаптация началась

 

Основные факторы, которые будут влиять на мировые финансовые рынки в 2016 г., - ситуация в экономике США и в Китае, продолжил заместитель министра финансов Максим Орешкин. Рынки могут осознать, что экономика США способна сейчас расти лишь заметно более низкими темпами, чем до Великой рецессии. Также остается неясным, как Китай сможет пройти период, в котором его кредитная система уже не сможет стимулировать рост так, как она делала это раньше.

 

В развивающихся странах продолжает стоять вопрос адаптации к новым условиям. Россия – в числе небольшого количества стран, чьи платежные балансы уже адаптировались к сокращению экспорта сырья, указал Орешкин. Но во многих странах этого не произошло, например в Турции, несмотря на то, что она как крупный импортер сырья выигрывает от падения цен на него, по-прежнему большой дефицит счета текущих операций.

 

Нефтяной рынок не стоит рассматривать в отрыве от сырьевых рынков в целом, считает Орешкин. Это структурные изменения, нужно привыкать жить с низкими ценами на сырье в течение долгих лет.

Все это будет отрицательно влиять на ситуацию в России, и нужно стараться развивать потенциал внутри страны, потому что помощи из-за рубежа ждать не приходится, - сказал он.

«Мы видим, что экономика и секторы, в которых мы работаем, адаптировались к новым условиям», - заявил Игорь Барышников, руководитель дирекции по стратегии и рынкам капитала ТМК, единственный представитель компании реального сектора на этой сессии.

Для нас прежде всего важна низкая волатильность рубля, потому что его скачки мешают планированию, заключению валютных договоров. В рублях мы зарабатываем больше, чем раньше, но отчетность предоставляем в долларах, поэтому стабильность курса для нас принципиальна, - отметил он.

Вторая проблема – высокие процентные ставки. ТМК в течение многих лет до 2014 г. проводила модернизацию производства, кредитовалась в иностранных банках по низким ставкам, закупая оборудование за рубежом. Как другие компании, пытаясь заниматься импортозамещением, будут это делать по высоким внутренним ставкам, Барышникову не очень понятно.

 

При этом Россия по-прежнему интересна некоторым инвесторам, часть их денег остается в стране, на три последних выпуска еврооблигаций была большая переподписка, отметил Барышников. Мы продолжаем ориентироваться на западных инвесторов, потому что азиатских, даже в последнее время, – всего 1-2%, добавил он.

 

Костаньян из Bank of America Merrill Lynch считает, что через пару лет цены на нефть могут оказать поддержку экономике.

Теоретически на энергетических рынках все выглядит очень печально. Профицит на рынке нефти – по-прежнему около 2 млн баррелей в сутки. Плюс укрепляется доллар, замедляется Китай. Иран после снятия санкций начнет поставки нефти, - перечислил он.

Но политика Саудовской Аравии привела к тому, что добыча сланцевой нефти в США с пика уже сократилась на 500 000-600 000 баррелей в день и в следующем году снизится, по оценкам BofA Merrill Lynch, на такую же величину, указал Костаньян. Капиталовложения в нефтедобычу сократились на $150-200 млрд. Поэтому ждать ее роста в 2016 г. не стоит. При этом потребление подешевевшей нефти быстро растет. Так что дисбаланс на рынке нефти будет рассасываться, но не быстро, предупредил эксперт: «В 2016 г. положительных результатов ждать еще не стоит, но в 2017 г., если сожмем зубы, некоторую поддержку от цен на нефть мы получим».

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Ведомости