Курсы валют
USD 61,3222 0,4639
EUR 75,6532 0,2498
USD 61, 4000 0,0025
EUR 75,4 650 0,0175
USD 61,3 920 0,0550
EUR 75, 4831 0,1611
USD 61,3000 61,4000
EUR 75,5500 75,6600
покупка продажа
61,3000 61,4000
75,5500 75,6600
23.04 — 30.04
64,6500
79,7700
BRENT 73,71 100,00
Золото 1332,57 −0,05
ММВБ 2285,53 0,01
Главная Новости Аналитика Не дальше Турции: в чем проблема новой трубы «Газпрома»
С какими проблемами столкнулось строительство "Турецкого потока"

С какими проблемами столкнулось строительство "Турецкого потока"

Источник: Forbes Russia |

Попытавшись совершить хитрый газовый маневр в обход Украины, Россия поставила себя в уязвимую позицию перед крайне непростым партнером.

 

Что-то не ладится с газопроводом «Турецкий поток». Семь месяцев назад, когда меморандум о его строительстве был триумфально подписан в Анкаре в присутствии лидеров России и Турции, обещали, что дело будет быстрым: через полгода будут подписаны все необходимые соглашения, в середине 2015-го начнется строительство, к концу 2016-го пойдет первый газ.

 

Блицкрига явно не получилось. Турция, прекрасно осознав свою переговорную силу и зависимость России от своей позиции, прогнозируемо начала выкручивать «Газпрому» руки по части скидок на газ в обмен на заключение соглашения по «Турецкому потоку»; переговоры ушли в лето и теперь еще осложнились отсутствием в Анкаре полноценного правительства по итогам парламентских выборов, где партия Эрдогана не набрала большинства. Теперь появились сообщения, что «Газпром» приостанавливает строительство «Южного коридора» — трубопроводной системы, соединяющей действующую систему магистральных газопроводов с точкой входа «Турецкого потока» в Черное море.

 

Все проблемы «Турецкого потока» были ожидаемы и предсказаны.

 

Попытавшись переиграть ЕС и Украину и совершить хитрый маневр путем изменения точки входа на сушу бывшего «Южного потока», Россия поставила себя в уязвимую позицию перед крайне непростым партнером, которым является Турция. Тут стоит напомнить несколько фактов из истории: сразу после триумфального запуска в 2001 году газопровода «Голубой поток» через Черное море Турция подала на «Газпром» в суд с требованием пересмотреть условия поставок газа и снизить цену. И добилась успеха: рыночную власть монопсонии, единственного покупателя газа по трубопроводу, никто не отменял. В течение более чем десяти лет Турция упорно маневрировала в вопросах транзита российского и каспийского газа через свою территорию, отказываясь принимать на себя второстепенную роль сервисной транзитной страны и настаивая на том, чтобы быть эксклюзивным перекупщиком газа и извлекать из этого свою маржу. Уже одно лишь элементарное знание истории всех этих переговоров могло бы подсказать, что достичь выгодного соглашения с Турцией будет непросто – а тем более в ситуации, когда Анкара полностью понимает все возникшие сложности в отношениях Москвы с ЕС и Украиной и отдает себе отчет в том, что «Турецкий поток» — единственный способ для Путина избежать газовой капитуляции перед ЕС на южном направлении.

 

Поэтому совершенно неудивительно, что до последнего момента между «Газпромом» и турецкой Botas существовали системные разногласия просто по самому принципу предоставления Турции скидки к цене на российский газ – будет она применяться к конечной цене, рассчитанной по формуле с привязкой к нефтяным котировкам, или к базовой цене, от которой, собственно, и идет отсчет. Хотя источники «Газпрома» сообщают, что вроде бы удалось достичь согласия и теперь ситуация сдерживается только отсутствием в Турции нового кабинета министров, на деле это совершенно не факт, и мы можем стать свидетелем новых разногласий – буквально до последнего момента над «Газпромом» нависала угроза арбитражного иска со стороны Botas с требованием пересмотра и снижения цен.

 

У «Турецкого потока» есть фундаментальная проблема и с другой стороны – со стороны европейского спроса.

 

Уже сейчас ясно, что попытка навязать форсированный график реализации этого проекта, вкупе с громкими заявлениями о намерении сбрасывать поставляемые объемы газа на греко-турецкой границе без заботы о дальнейшей логистике, а также прекратить газовый транзит через Украину в 2019 году, были частью плана мощного информационного давления на европейцев. Их хотели напугать дефицитом российского газа и заставить смягчить позиции и по согласованию новых газовых потоков из России, и по Украине, и, вероятно, по санкциям. Усиленный PR на тему новых газовых контрактов с Китаем, которые якобы вот-вот будут заключены и уведут российский газ из-под носа у европейцев – из этой же оперы. В Европе нет недостатка в симпатизантах Путина и просто прагматичных людях, которые должны были взвыть на тему «замерзнем без российского газа» и стимулировать разворот позиции ЕС в сторону Путина.

 

Однако план не сработал, так как для него труднее было подобрать худший момент. Европа испытывает рекордное в истории падение спроса на газ, его потребление в ЕС в прошлом году было на минимальных уровнях с 1995 года, на 12% ниже чем в 2013 году и почти на четверть (на 115 млрд куб м) ниже чем в пиковом 2010 году. Отчасти с этим связано рекордное падение продаж «Газпрома» на европейском рынке. Параллельно Европа импортировала более 50 млрд куб. м сжиженного газа.

 

Трудно шантажировать рынок, не испытывающий дефицита.

 

Ключевой потенциальный покупатель газа по «Турецкому потоку», Италия, также сильно сбросила общее потребление – до 57 млрд куб. м газа в 2014 году, против почти 80 млрд десятилетием ранее. Но дело не только в этом. Заявления «Газпрома» о том, что теперь европейским покупателям придется самим искать пути отбора газа с греко-турецкой границы, раз они не соглашались на «Южный поток», по плану Путина, должны были напугать итальянцев, но в итоге они их просто разозлили. Личные контакты автора этих строк показывают, что такая постановка вопроса создала «Газпрому» дополнительный имидж ненадежного партнера, которому плевать на своих потребителей: поскольку газопроводная инфраструктура «Юг-Север» от греко-турецкой границы к рынкам Западных Балкан и Италии попросту отсутствует, заявления о нежелании заниматься ее созданием были расценены просто-напросто как декларация «Газпрома» о готовности прекратить работу с этими рынками. Итальянцы пока ведут себя соответствующим образом: достаточно взглянуть на текущие географические приоритеты Eni или Edison, чтобы увидеть, что они сейчас больше интересуются Африкой и Восточным Средиземноморьем, чем Россией. Помимо Греции, которая в реальности связана в возможности брать суверенные займы для финансирования газопроводного строительства, никто из потенциальных потребителей «Турецкого потока» разговоров о продлении трубопроводной инфраструктуры до рынков сбыта не ведет. Для «Газпрома» это плохой сигнал – поток никому не интересен. Даже Сербия начала переговоры о будущих закупках газа с Румынией (которая, в свою очередь, в апреле полностью прекратила импорт газа из России).

 

Неудивительно, что в этой ситуации на поверхности возникла опция ограничиться всего двумя нитками «Турецкого потока», а третью и четвертую не строить – они будут просто не востребованы. А покупателем 32 млрд куб. м газа в год, поставляемого по первым двум ниткам, выступит Турция, которая еще и получит скидки. Параллельно «Газпром» переключил свой интерес на реанимацию идеи расширить Nord Stream – в июне об этом был подписан меморандум с компаниями Shell, OMV и E.On.

 

Воспринимать замораживание строительства подводящего «Южного коридора» в этой ситуации слишком драматично не стоит – инфраструктура для прокачки 32 млрд куб. м по первым двум ниткам «Турецкого потока» уже фактически готова. А вот для его расширения нет ни спроса, ни денег – «Газпрому» еще только предстоит найти источники финансирования не только «Турецкого потока», но и «Силы Сибири», которые будут существенным довеском к инвестпрограмме на фоне падения экспортных доходов на $14 млрд в прошлом году и продолжения падения экспорта в этом. На этом фоне неудивительно смягчение риторики об украинском газовом транзите и признание «Газпромом» того факта, что и после 2019 года вопреки прежним угрозам транзит через Украину продолжится.

 

Так что «Турецкий поток» вместо глобального русского оружия превращается в очередной ограниченный по масштабам региональный проект по обслуживанию одного покупателя – Турции. Ровно точно такая же история – с «Силой Сибири» и Китаем. Региональная держава, как выражается президент Обама, она и есть региональная держава.

 

Владимир Милов, директор Института энергетической политики

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Forbes Russia