Курсы валют
USD 59,6697 0,3176
EUR 63,7272 0,5469
USD 59,7 550 −0,0250
EUR 6 3,9175 −0,0825
USD 59,8957 0,0000
EUR 63,9641 0,0000
USD 59,5500 59,8900
EUR 63,9200 63,8700
покупка продажа
59,5500 59,8900
63,9200 63,8700
16.01 — 23.01
59,5500
63,2500
BRENT 55,49 0,07
Золото 1217,15 0,05
ММВБ 2159,96 −0,16
Главная Новости Деньги В панде опознали медведя
Мировые рынки увидели в движении юаня провокацию

Мировые рынки увидели в движении юаня провокацию

Источник: Ъ-Online |

Китайская национальная валюта за два дня потеряла около 3,5% по отношению к доллару — Народный банк Китая (PBOC) вчера продолжил девальвацию юаня. Происходящее — первые последствия введения более гибкого режима обменного курса в КНР и движение юаня к полной конвертируемости. Однако рынки восприняли это как сигнал к открытию Китаем "валютной войны" ради поддержки национальной экономики — и, что более важно, как определенную угрозу отсрочки решения ФРС США по ключевой ставке в сентябре 2015 года. Между тем аналитики уверены: если Китай действительно будет придерживаться новой схемы курсообразования, ослабление юаня будет краткосрочным и затем сменится его укреплением.

 

Китай вчера повторно девальвировал курс юаня к доллару: фиксированный курс юаня (отклонения от него не могут превышать 2%) был снижен на 1,6%, до 6,331 юаня за $1, после того как на закрытии рынков во вторник курс опустился до 6,325 юаня за $1.

 

Напомним, во вторник PBOC обнародовал новую систему расчета дневного курса — регулятор пообещал учитывать курс закрытия предыдущего дня на межбанковском и валютном рынках, а также изменения курсов других валют. До этого регулятор мог устанавливать и сильно отличающийся от рыночного курс юаня. В итоге во вторник обменный курс был установлен на уровне 6,23 юаня за $1 (что на 1,9% ниже фиксированного курса понедельника, но близко к курсу на закрытии — 6,21 юаня за $1). В среду падение курса усилилось до 6,386 юаня за $1 (самое низкое значение с июля 2013 года), что косвенно указывает на продолжение девальвации китайской валюты как минимум в ближайшие дни.

 

Беспрецедентная по скорости девальвация юаня и опасения, что новая политика китайского ЦБ будет направлена на дальнейшее ослабление нацвалюты, вызвали бурную реакцию на рынках стран, имеющих тесные торговые связи с Китаем, а также среди экспортеров природных ресурсов (ослабление юаня будет означать удорожание импорта сырья для китайских компаний). Падение наблюдалось не только на развивающихся рынках — немецкий DAX за два дня потерял около 5%. Индекс РТС упал на 2,1%, а российская валюта подешевела на 1,9% — до 64,23 руб. за доллар.

 

По словам директора департамента долгосрочного стратегического планирования Минфина РФ Владимира Колычева, прямое влияние ослабления юаня на российский финансовый рынок ограниченно — важнее ситуация на сырьевых рынках.

 

В китайском ЦБ вчера заявили, что резкое ослабление юаня вызвано переходом на новый режим обменного курса, и уверяют, что речь не идет о долговременной девальвации. Положительно действия команды главы PBOC Чжоу Сяочуаня оценили и в МВФ — отметив, однако, что важно и то, как именно новая политика, предполагающая большее влияние рынка на курс, будет реализовываться на практике.

 

Формально последнее решение китайского Центробанка вполне соответствует принятой еще в конце 2013 года стратегии повышения роли рыночных механизмов в финансовой сфере экономики КНР.

 

Тогда либерализация курсообразования юаня и расширение его использования в мировых расчетах вошли в список ключевых экономических реформ, объявленных Госсоветом КНР (сейчас приобретение валюты ограничено и требует документального подтверждения, но расширяется доступ зарубежных инвесторов к фондовому рынку КНР и наоборот). Было объявлено и о смене макроэкономических приоритетов — от поддержки экспорта к повышению внутреннего потребления, что также предполагало укрепление юаня. До последнего момента Нацбанк Китая придерживался этой политики: за два года курс юаня к доллару практически не изменился, несмотря на укрепление последнего к другим валютам.

 

Спекуляции же относительно разворачивания новой "валютной войны" вызвали недавний биржевой кризис (котировки упали на треть с пика в середине июня) и ухудшение статистики по экспорту (минус 8% в июле против 2,8-процентного роста в июне) и промпроизводству (замедление до 6% против 6,8% месяцем ранее). "Выбор момента для перехода на более гибкий курс был действительно благоприятным для Китая, но это же вызвало подозрения участников рынка, что основной мотив введения нового режима — поддержка экспорта, пишут аналитики Standard & Poor`s, называя обесценение юаня "технической коррекцией". "Невозможно проводить либерализацию операций по капитальному счету и устанавливать противоречащий рынку курс, для стимулирования же экспорта потребуется куда большая девальвация — спрос на товары из Китая лишь на одну пятую зависит от курса, в остальном — от спроса на других рынках, констатируют в S&P.

 

"Если бы юань был конвертируемой валютой, то падение могло бы составить 10-15%, по сути, последняя мера лишь частично отыгрывает последствия биржевого спада и замедления роста экономики, полагает заведующий Школой востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов. Проблема не только в слабой статистике, но скорее в обманутых ожиданиях — для сохранения доходности многие производители стали резко повышать цены, это же дополнительно ударило по спросу, поясняет эксперт. В Capital Economics, напротив, полагают: если PBOC будет придерживаться рыночного ориентира, ослабление юаня скоро сменится его укреплением, чему будет способствовать стабилизация ситуации в экономике (положительный сигнал эксперты исследовательского центра увидели в резком росте кредитования в КНР).

 

Наконец, одной из обсуждаемых на рынке тем вчера было возможное влияние решений PBOC на будущие решения ФРС США по ключевой ставке — главной ожидаемой новости осени 2015 года. Майкл Фероли из JPMorgan Chase предположил, что укрепление доллара может вызвать обеспокоенность некоторых членов Комитета по открытым рынкам ФРС, традиционно выступающих за оттягивание повышения ставок,— если статистика по США в ближайшие недели будет противоречивой, впрочем, пока влияние этого фактора минимально. Аналитики Goldman Sachs писали вчера, что китайские власти просто воспользовались возможностью провести валютный маневр прежде, чем ФРС поднимет ставки (решение ожидается в сентябре). Популярность версии о "китайском влиянии на ФРС" будет, очевидно, зависеть от масштабов девальвации юаня PBOC в ближайшие дни.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Деньги
Еще от Ъ-Online