Курсы валют
USD 57,5118 −0,0588
EUR 67,8927 −0,0406
USD 57,4 400 −0,0425
EUR 67, 5700 −0,1700
USD 57,4 496 0,0313
EUR 67, 5432 0,0448
USD 57,4600 57,6400
EUR 67,6100 67,7500
покупка продажа
57,5100 57,6400
67,7100 67,7200
23.10 — 30.10
57,0000
67,6000
BRENT 57,95 0,17
Золото 1276,06 0,05
ММВБ 2071,79 0,00
Главная Новости Аналитика Принцип Робин Гуда: отнять у банков, отдать предприятиям
Принцип Робин Гуда: отнять у банков, отдать предприятиям

Принцип Робин Гуда: отнять у банков, отдать предприятиям

Источник: Банки.ру |
Главное, чтобы прямое кредитование предприятий со стороны регулятора не превратило нашу экономику в Шервудский лес.
Принцип Робин Гуда: отнять у банков, отдать предприятиям
Фото: Антон Белицкий / Коммерсантъ

Банк России уже в 2016 году может изменить схему взаимодействия с российскими банками: вместо того, чтобы предоставлять им ликвидность, регулятор будет изымать ее у банков и направлять на кредитование реального сектора.

 

Деньги есть, кредитов нет

 

Выступая на 27-м съезде Ассоциации российских банков, глава Банка России Эльвира Набиуллина заявила, что одной из новых тенденций в банковской системе становится профицит ликвидности. Если до сих пор ЦБ активно кредитовал и рефинансировал банки, то в перспективе регулятор может сам начать занимать у банков. Это произойдет, если резервные фонды будут тратиться достаточно быстро.

В любом случае, хочу сказать, что, как бы ни поменялись наши отношения с банками, с вами, у Центрального банка есть все инструменты для того, чтобы регулировать процентные ставки в экономике, — сказала Набиуллина.

Идею ЦБ стать прямым кредитором экономики можно рассматривать в нескольких аспектах: насколько добровольно-принудительными будут отношения банков с ЦБ по привлечению избыточной ликвидности; что означает такое решение регулятора с точки зрения денежно-кредитной политики; каковы возможные аналоги и альтернативы.

 

Итак, по оценкам ЦБ, банковская система в настоящее время живет в условиях избыточной ликвидности. Возможности, чтобы расширять кредитование, у российских банков есть — нет желания. Ту же мысль озвучивал и глава Сбербанка РФ Герман Греф: есть ликвидность — нет роста кредитов. В такой ситуации очевидно желание ЦБ выступить посредником между банками как источниками фондирования и реальным сектором.

 

У Банка России в последнее время появились дополнительные инструменты для начала подобных действий: резко возросла экспертиза ЦБ в сфере анализа кредитных рисков нефинансового сектора; значительно усилился блок прогнозирования и анализа макротенденций; усилился и надзор за банками, особенно за крупными и системно значимыми, которые все больше становятся не только поднадзорными, но и подчиненными решениям регулятора.

 

Кредитор не последней инстанции

 

Классически денежно-кредитная политика центральных банков строится исходя из их роли как кредитора последней инстанции. В международной практике центральные банки осуществляют вложения в банковские активы, а уже банки кредитуют реальный сектор. Несмотря на то что центральные банки после событий 2008 года стали играть значительно большую роль в фондировании выпусков облигаций и банковской системы в целом, до сих пор в развитых странах центробанки не кредитуют реальный сектор напрямую, минуя банковскую систему.

 

На этом фоне политика ЦБ РФ выглядит как жест отчаяния, как признание слабости и неэффективности банковской системы страны в деле перераспределения кредитных ресурсов и обеспечения эффективной работы кредитного мультипликатора. Получается, что, несмотря на рыночный в целом характер политики, которую ведет регулятор, переход к прямому кредитованию экономики может означать движение в сторону директивно-плановой системы экономических отношений. Реверанс сторонникам государственного капитализма и планового распределения финансовых ресурсов. То есть элемент политики, в которой ЦБ РФ ранее не был замечен.

 

Как ЦБ «отнимет» ликвидность у банков

 

Оставляя в стороне спорность предполагаемых мер с точки зрения общепринятых принципов работы ЦБ, попробуем разобраться, каким образом Банк России может побуждать банки передавать избыточную ликвидность именно ему.

 

Классическими инструментами такого перераспределения ликвидности являются регулирование процентной ставки (по депозитам в ЦБ), а также регулирование ставки норм обязательных резервов, которые банки должны размещать в ЦБ. С точки зрения риска рост доли активов, размещаемых в ЦБ, будет, скорее, означать уменьшение рискованности активов банка. Из двух ситуаций — когда банк кредитует рискованных заемщиков или когда банк кредитует ЦБ, а тот, в свою очередь, берет кредитные риски на себя — банкам, конечно, выгоднее второй вариант. Если ставки депозитов в ЦБ будут достаточно привлекательны, использовать другие способы изъятия ликвидности у системы не придется.

 

Тем не менее в качестве дополнительных мер Банк России имеет достаточно обширный арсенал административно-регуляторных мотиваций. Теоретически регулятор может предусмотреть различные способы косвенным образом принудить банки размещать средства именно у него. Например, установить разные коэффициенты риска для корсчетов и срочных депозитов, а также минимальный уровень размещения ликвидности в ЦБ по отношению к активам банка. Установить повышенные коэффициенты риска на все другие активы. Предусмотреть льготные коэффициенты по достаточности капитала к активам, которые размещаются в ЦБ.

 

Различное сочетание этих способов может привести к изменениям в практике управления банковской ликвидностью: поскольку есть вероятность, что ЦБ может тем или иным способом перенаправить ликвидность банков к себе, кредитные организации должны предусмотреть риски, связанные с тем, что ликвидности не хватит на иные цели. То есть предвидеть некий стресс, обусловленный изъятием ликвидности регулятором.

 

Несвойственные функции

 

С точки зрения денежно-кредитной политики традиционно считается, что любое кредитование со стороны центральных банков, по сути, является кредитной эмиссией. Различия в том, перераспределяет центральный банк избыточную ликвидность банковской системы либо кредитует за счет денежно-кредитной эмиссии, являются в значительной степени условными. Особенно если говорить об изначальных целях задуманных нововведений. При этом задачи по таргетированию инфляции и регулированию объема денежной массы могут противоречить задачам расширения кредитования.

 

В Европе, США и Японии инфляционные риски на нуле, более того, существенным риском признается дефляционный, что позволяет центральным банкам активнее кредитовать. А в России риски, связанные с инфляцией, по-прежнему значительны: опыта жизни в условиях низких темпов роста цен у нашей страны просто нет. При этом надо понимать, что задачи изъятия или предоставления ликвидности системе центральные банки решают с помощью различных традиционных инструментов денежно-кредитной политики (регулирование нормативов и ФОР, операции на открытом рынке, управление депозитными ставками и ставкой рефинансирования). Но, как правило, такие задачи ЦБ увязаны с макроэкономическими циклами и инфляционным регулированием, а не с кредитованием реального сектора и его динамикой.

 

Налицо определенное противоречие: говоря об изъятии ликвидности у банков, ЦБ уменьшает кредитное предложение; предлагая направлять ликвидность на кредитование, Банк России выступает за рост кредитного предложения. Функции посредничества между финансовым и реальным сектором нехарактерны для центральных банков в принципе и, как правило, должны выполняться другими институтами — крупными банками, государственными институтами развития.

 

Россия далеко не единственная страна, ощущающая недостаток активности банков в кредитовании реального сектора, из-за чего страдает экономический рост. Ключевые методы, которыми другие страны пытаются решать подобные проблемы:

 

— стимулирование развития облигационных рынков с целью задействования ломбардного механизма и перераспределения ликвидности в сторону облигаций реального сектора;

 

— различные приемы кейнсианской политики: государственные инвестиции, помощь потребителям, государственные гарантии по кредитам, мегапроекты;

 

— создание альтернатив кредитным инвестициям — стимулирование развития фондов прямых инвестиций и инфраструктурные проекты;

 

— создание специальных институтов, ответственных за развитие кредитования малого и среднего бизнеса (банки развития, микрофинансовые организации и кредитные кооперативы, гарантийные фонды, секьюритизация кредитов малому и среднему бизнесу).

 

Облигации, а не кредиты

 

В настоящее время наиболее перспективным для России методом может стать развитие облигационного рынка при активном участии регулятора в этом процессе. Сейчас кредитование нефинансовых заемщиков через облигации представляет собой крайне незначительную часть активов банков; при этом облигации могут обеспечить таким активам достаточную ликвидность (через ломбардный механизм), а также представляют большую (по сравнению с кредитами) прозрачность качества активов — через раскрытие информации эмитентами, участие рейтинговых агентств, рыночные механизмы ценообразования.

 

Исходя из предполагаемых целей Банка России, стоящих за желанием использовать ликвидность банков, получается, что развиваться должен именно рынок корпоративных облигаций нефинансового сектора. Рост доли этого рынка в объем объеме облигационных выпусков, а также доли корпоративных облигаций в пассивах реального сектора должны стать первоочередными задачами макроэкономической и денежно-кредитной политики.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Банки.ру