Курсы валют
USD 63,9242 −0,2286
EUR 67,7660 −0,7043
USD 63, 8200 0,0500
EUR 68,6 500 −0,0350
USD 63,6411 0,0000
EUR 68,2351 0,0000
USD 64,0000 63,8400
EUR 68,1100 68,2000
покупка продажа
64,0000 63,8400
68,1100 68,2000
05.12 — 12.12
65,2000
69,3000
BRENT 54,26 −0,07
Золото 1171,88 0,16
ММВБ 2158,33 −0,20
Главная Новости Аналитика Show must go on: как экс-глава HP борется за кресло президента США
Show must go on: как экс-глава HP борется за кресло президента США

Show must go on: как экс-глава HP борется за кресло президента США

Источник: Forbes Russia|
18:30 6 ноября 2015
Поможет ли бизнес-опыт стать первой женщиной-президентом Америки экс-гендиректору Hewlett-Packard Карли Фиорине?
Show must go on: как экс-глава HP борется за кресло президента США
Фото: Sean Rayford / Getty Images

В битве за пост президента США впервые могут сойтись две женщины: экс-госсекретарь Хиллари Клинтон и экс-руководитель Hewlett-Packard Карли Фиорина. Темная лошадка в политике, в бизнесе Фиорина известна давно: еще в 2001 году она вошла в топ-30 самых влиятельных женщин США, а в 2009-м — в двадцатку худших CEO всех времен. Также успела запомниться как леди «Серебряный Язык», «Железная Воля» и «Уличный Задира».

Я сидела за столом напротив Владимира Путина, только он и я. И могу вам сказать: познакомившись с этим человеком, я отчетливо поняла, что никакие хитроумные красные кнопки перезагрузки не остановят его амбиции.

Суровая риторика в адрес Кремля — один из столпов политической программы единственной женщины-кандидата в президенты США от республиканцев Карли Фиорины. В случае победы она хочет бороться с геополитическими амбициями России, вооружать Украину, провести на Балтике военные учения и четко следить за исполнением Ираном обязательств по ядерной программе.

 

Фиорина активно борется с другой женщиной-фаворитом гонки — демократом Хиллари Клинтон, а во внутренней политике выступает против амнистии нелегальным мигрантам, бесплатных абортов, однополых браков, повышения минимальной заработной платы и законодательной помощи в уравнивании зарплат мужчин и женщин.

 

Приоритеты Фиорины могут найти отклик у избирателей с уровнем дохода выше среднего. С такими людьми она и привыкла работать: политик сделала блестящую карьеру, с низов добравшись до кресла руководителя технологического гиганта Hewlett-Packard. Фиорина стала первой женщиной у руля компании, входящей в топ-20 рейтинга Fortune 400, и первым главой HP не из династии основателей.

 

По словам кандидата в президенты, благодаря работе в бизнесе и благотворительности она лично знакома с большим числом мировых лидеров, нежели кто-либо из ее соперников в борьбе за пост, и понимает, «как на самом деле работает экономика».

Впрочем, бизнес-опыт Фиорины сложно назвать безупречным.

 

Мой босс — ковбой

— Правда заключается в том, что вы считаете нас кучкой изнеженных баб. Вам кажется, что мы недостаточно крутые и недостаточно сообразительные, — без обиняков начала Карли Фиорина конференцию, посвященную покупке компании Ascend корпорацией Lucent, в которой она занимала одну из руководящих должностей. Корпоративные культуры оказались прямо противоположными: по словам Фиорины, если в Ascend к покупателям относились как к «изнеженным бабам», то в Lucent к продавцам — как к «толпе диких ковбоев».

Фиорина, уроженка Техаса, вышла из-за трибуны, задрала штанину и продемонстрировала ковбойские сапоги.

— Хочу, чтобы вы запомнили: я ношу эти сапоги и сама могу надрать задницу кому угодно!

Люди в зале засмеялись, но шоу не закончилось. Фиорина вышла в центр подиума, повернулась спиной к залу, медленно расстегнула и сбросила на пол жакет. Убедившись, что в зале воцарилась полная тишина, она резко повернулась лицом к аудитории, которая без труда смогла различить выпуклости в брюках топ-менеджера, сооруженные из носков мужа.

— И яйца у нас не меньше, чем у любого из вас! — завершила Фиорина.

«Неженское» дело 

 

Карли Фиорина отдала телекоммуникационной отрасли более четверти века, хотя образование не сулило ей карьеры в высокотехнологичном бизнесе. Окончив Стэнфордский университет по специальности «Средневековая история и философия», учебу на юрфаке Калифорнийского университета Фиорина забросила и к 25 годам попала в телеком-гиганта AT&T. До этого будущий кандидат в президенты успела поработать секретаршей, брокером и даже преподавательницей английского в Италии.

 

Фиорина прошла все ступени карьерной лестницы, начав в AT&T с должности стажера, и к 35 годам стала первой женщиной в правлении подразделения AT&T Network Systems. Еще спустя пять лет она руководила продажами компании в Северной Америке.

 

Пришедшая в телеком-бизнес в то время, когда AT&T уладила споры с правительством о половой дискриминации, Фиорина удивляла коллег, тяготея к «мужским» увлечениям. Спустя треть века кандидат в президенты будет считать «женские проблемы» искусственным конструктом, а «войну против женщин» изобретением демократов. Ей всегда был близок «мужской» стиль работы.

У Карли Фиорины серебряный язык и железная воля, — писал Businessweek в конце 1990-х.

В 1996 году AT&T была разделена на три отдельных компании, и руководить первым выпуском акций одной из них — телекоммуникационной Lucent — доверили Фиорине. Размещение стало одним из самых успешных в истории США — компания заработала $3 млрд.

 

К 1998 году, когда лицо Фиорины украсило обложку Fortune — журнал назвал ее самой влиятельной женщиной в бизнесе, она возглавляла отдел глобальных поставщиков услуг, наиболее крупного и быстро растущего подразделения Lucent, приносящего более $20 млрд дохода в год. Спрос на сетевые технологии рос, как и доли на рынке всех продуктов компании, за которые отвечала Фиорина.

 

Позже ее успехи будут переоценены: скептики скажут, что некоторые сделки, реализованные Фиориной в Lucent, были весьма сомнительны. Lucent не стеснялась кредитовать клиентов для покупки ее же оборудования, что привело к сумасшедшему росту продаж: с $23 млрд в 1996 году до $30 млрд в 1998-м. 

Деньги от [возвращенных] кредитов стали появляться в графе «прибыли и убытки» Lucent в качестве новых поступлений, в то время как рискованный долг был спрятан на балансе в качестве якобы актива, — писал в своем обзоре журналист Скотт Вулли.

Сделка века

 

В 1999 году звезда Карли Фиорины была на пике: в июле она стала первым внешним гендиректором Hewlett-Packard, и члены совета директоров не скрывали радости по этому поводу. «У нее замечательный послужной список, отражающий опыт развития крупных технологических предприятий и создания организаций, преуспевающих в условиях жесткой конкуренции», — говорил Сэм Джинн, возглавлявший комиссию по отбору кандидатов. Совет был единодушен в том, что Карли — идеальный кандидат на «удачное использование сильных позиций HP в стремительно меняющейся отрасли информационных технологий».

Мне было сложно решиться уйти из Lucent, но такое предложение поступает раз в жизни, — признавалась Фиорина.

Спустя шесть лет конфликт с советом директоров довел ее до отставки. 3 сентября 2001 года глава HP, невзирая на возражения сыновей учредителей HP Уолтера Хьюлетта и Дэвида Паккарда, объявила о слиянии с Compaq Computers, два года назад продавшей больше серверов, чем IBM, HP и Dell вместе взятые.

 

«Сделке века» противились и многие акционеры, называя ее результатом закулисной борьбы и сговора. По информации представителей династии Хьюлетта, за слияние Compaq и Hewlett-Packard генеральные директора обеих компаний могли получить компенсацию в $115 млн. Сын основателя HP потратил $32 млн личных средств на противодействие сделке. Он утверждал, что на рекламу слияния было истрачено не менее $150 млн.

 

Покупка все-таки состоялась и стала символом провальной сделки такого масштаба. К 2005 году стоимость акций объединенной компании обвалилась с $52 до $21, было уволено около 30 000 сотрудников (чего Америка до сих пор не может простить Фиорине), прибыль не выросла, и HP уступила место на рынке конкурентам из Dell. В феврале 2005 года Фиорина предпочла уйти из компании, не дожидаясь, пока враждебно настроенный совет директоров ее уволит. Это действие вызвало отскок биржевых котировок HP на 7%.

 

Положительный эффект от ее менеджмента все же был: Фиорина упорядочила деятельность HP, укрупнив подразделения и сделав их более управляемыми. Также она помогла сделать компанию лидером в благотворительности и запустила программу обучения технологиям НР в разных странах, чтобы помочь преодолеть цифровой разрыв.

 

Уже не бизнес, еще не политика

 

Политические амбиции появились у Карли Фиорины вскоре после ухода из HP. Она написала автобиографию «Трудный выбор», стала комментатором Fox News и вошла в советы директоров нескольких компаний, а также была назначена председателем Внешнего консультативного совета ЦРУ, его главе Майклу Хейдену HP помогала оборудованием после терактов 11 сентября (тогда Хейден возглавлял Национальную службу безопасности). В 2008 году Фиорина стала консультантом Джона Маккейна во время его президентской кампании.

 

А еще через год, несмотря на недавно проведенную химиотерапию, она объявила о намерении баллотироваться в Сенат от республиканцев в Калифорнии. Фиорина проиграла, но в очередной раз блеснула умением шокировать публику. Ее кампания породила два самых смешных и диких политических ролика за всю историю: «Демоническая овца» и эпический восьмиминутный «Боксер-дирижабль».

 

Красноречие и умение держать удар в дебатах помогло Фиорине выйти на первые роли и в президентской кампании-2015. В одном из телешоу, когда предметом обсуждения стала способность женщин исполнять обязанности президента ввиду зависимости их поведения от гормонального фона, Карли намекнула на сексуальный скандал с участием экс-президента США Билла Клинтона и Моники Левински: «Как будто мы не видели, как мужская способность к здравым суждениям замутняется гормонами, в том числе в Овальном кабинете». А ее ответ другому кандидату в президенты, бесцеремонному Дональду Трампу, и видеоролик, выпущенный на его основе, стали практически первым успешным приемом против легендарной агрессии миллиардера.

 

В ответ на его реплику в интервью Rolling Stone: «Да вы посмотрите на это лицо! Кто-нибудь вообще будет голосовать за него? Вы можете себе представить, что вот это — лицо нашего будущего президента? Я все понимаю: она женщина, и мне не стоит говорить гадости, но парни... Серьезно, что ли?!» — Фиорина заявила следующее:

Посмотрите на мое лицо и на все другие лица — это лица лидерства. Это лицо лидерства нашей партии, нашего общества, нашего бизнеса. Леди, вот наше сообщение демократам: мы не группа особых интересов, мы — большинство нации. Мое лицо — лицо 61-летней женщины, и я горжусь каждым прожитым годом и каждой своей морщиной!

В итоге Фиорина была признана победительницей вторых внутриреспубликанских дебатов и выбилась из аутсайдеров в топ-10 фаворитов праймериз. Карли доказала, что она единственный кандидат на сцене, способный противостоять хамству Трампа, после чего ее рейтинг стремительно вырос.

 

Однако победить миллиардера — еще не то же самое, что победить на выборах президента США.

 

Ксения Докукина, редактор Forbes Life

 

По материалам ABC, Guardian, Businessweek, Biography, Лента.ру, «Ведомости», «Коммерсант», The Atlantic.com , The Daily Beast и других.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Forbes Russia