Курсы валют
USD 58,8987 0,1905
EUR 69,4298 0,0250
USD 58,8 725 0,0525
EUR 69,4 875 0,0475
USD 58, 9296 0,0333
EUR 69, 5226 0,0337
USD 58,8200 59,0300
EUR 69,4700 69,6000
покупка продажа
58,8200 59,0300
69,4700 69,6000
18.12 — 25.12
57,8000
68,7200
BRENT 63,53 0,14
Золото 1256,70 −0,02
ММВБ 2142,25 0,05
Главная Новости Аналитика Банк очень плохих долгов
Банк очень плохих долгов

Банк очень плохих долгов

Источник: Банки.ру |
Банк «плохих» долгов, о создании которого весь год с разной степенью интенсивности говорили чиновники и эксперты, на самом деле уже существует. Это госкорпорация «Внешэкономбанк».
Банк очень плохих долгов
Фото: Depositphotos.com

Банки.ру выяснял, почему у ВЭБа возникли долги, в разы превышающие прибыль всей банковской системы страны за 2015 год, и что с ними делать.

 

Рекордсмен по убыткам

 

Начиная с зимы 2014–2015 годов в качестве реакции на очередной обвал рубля Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) начал продвигать в массы идею о необходимости создания в стране банка «плохих» долгов. Чтобы сложить все безнадежные и близкие к безнадежности кредиты в одну корзину и расчистить балансы банков. При этом банк «плохих» долгов постоянно был и остается рядом с нами.

 

Убыток ВЭБа в 2014 году составил рекордные 249,7 млрд рублей. В кризис 2008–2009 годов банк тоже получил убыток, но его сумма была существенно меньше – минус 81,3 млрд рублей. В остальные годы госкорпорация была прибыльна. Но тучные времена прошли, наступили худые, и убытки ВЭБа начали расти как снежный ком. В конце марта 2015 года глава ВЭБа Владимир Дмитриев говорил, что в этом году ВЭБ намерен сократить свои убытки как минимум в два раза. Но в сентябре 2015-го портфель кредитов, по которым может наступить дефолт, уже оценивался в 400 млрд рублей. В первом полугодии 2015 года убыток ВЭБа составил 73,5 млрд рублей. По итогам года убыток банка развития может превысить совокупную прибыль всей банковской системы страны, к которой он, правда, формально не относится.

 

Олимпийские резервы

 

Причины убытков ВЭБа во многом коренятся в политике Банка России, требующего создавать резервы по всем выданным кредитам. Чем хуже обслуживается долг, тем больше должен быть резерв на потерю по ссуде. Очень большой портфель безнадежных долгов ВЭБа – это кредиты предприятиям, находящимся на территории Украины, и ссуды, выданные на строительство инфраструктуры олимпийского Сочи. В частности, ВЭБ рассчитывал получить долги с другой госкорпорации – «Олимпстрой», – созданной специально для подготовки Сочи к зимней Олимпиаде-2014, но спешно ликвидированной в прошлом году.

 

По разным оценкам, уровень задолженности ВЭБа составляет порядка 1,2–1,5 трлн рублей, говорит аналитик компании «Альпари» Анна Кокорева. (Для сравнения: весь объем федеральной программы развития Крыма оценивается в 700 млрд рублей. – Прим. ред.) По ее словам, такая задолженность образовалась в связи с большими отчислениями на резервы под обесценение, а ведь сами резервы любого банка пополняются за счет его выручки. Поэтому в случае ВЭБа на резервирование ушло больше, чем банк смог заработать.

Кроме того, негативно на финансовых показателях банка сказался рост просроченных долгов, доля просрочки более 30 дней в кредитном портфеле составляет 17,2%. Это очень высокий показатель. В среднем уровень просрочки в банках России – порядка 7%, – отмечает аналитик.

Под проблемные кредиты ВЭБ резервирует 105% от суммы кредита, что опять-таки приводит к снижению прибыли – в данном случае к убытку.

 

Плечо Минфина

 

Проблема ВЭБа в том, что он вкладывал средства в инвестпроекты, участие в которых не зависело от его воли (по закону наблюдательный совет госкорпорации, определяющий проекты для инвестиций, возглавляет премьер-министр. – Прим. ред.), а они оказались крайне убыточными, а залоги по кредитам – малоценными, отмечает директор по региональным рейтингам и инфраструктурным проектам рейтингового агентства RusRating Антон Табах. Эти «дыры» теперь надо затыкать из собственного капитала. При 100% государственного владения ВЭБом это означает, что деньги должны быть выделены из бюджета, в той или иной форме.

 

ВЭБ уже давно нуждается в увеличении уставного капитала. Минфин не отрицает этого и готов оказать банку поддержку. Об этом заявил 9 декабря министр финансов РФ Антон Силуанов.

Если ВЭБ за счет реализации своих активов не сможет погасить обязательства, федеральный бюджет подставит плечо и придет ему на помощь. В таком формате мы готовы предоставить поддержку ВЭБу, – сказал министр.

Ранее министр экономического развития России Алексей Улюкаев заявлял, что ВЭБ целесообразно докапитализировать через выпуск облигаций федерального займа (ОФЗ) уже в 2015 году.

 

По этой же схеме – через выпуск долговых госбумаг – в этом году проходит докапитализация ряда коммерческих банков. Сама эта программа была принята в конце декабря 2014 года, чтобы поддержать банки в кризис и позволить им увеличить или хотя бы сохранить на прежнем уровне объемы выдаваемых экономике страны кредитов. В документе было предусмотрено, что правительство делает имущественный взнос в Агентство по страхованию вкладов (АСВ), выпустив специальные ОФЗ (ставка первых купонов фиксированная – 10,55–10,95% годовых), которыми АСВ оплачивает субординированные долги банков.

 

Антон Силуанов также отметил, что единовременная эмиссия необходимого объема ОФЗ для поддержки ВЭБа составляет около 1,7% ВВП (это порядка 1 трлн рублей), что, естественно, может увеличить дефицит бюджета и госдолг.

 

Государство, дай триллион!

Необходимо в первую очередь использовать ресурсы ВЭБа в рамках реализации его активов, которые были накоплены, – заявил Силуанов.

При этом министр признает, что на работу с активами потребуется время, а деньги банку нужны уже сейчас.

 

Активы госкорпорации на первое полугодие этого года составили 3,85 трлн рублей. Формально они превышают объем долгов, но в силу своего качества и экономической ситуации вряд ли могут быть реализованы сейчас по хорошей цене.

 

По мнению министра финансов, «единовременная расчистка баланса не стимулирует менеджмент (ВЭБа. – Прим. ред.) улучшать работу с активами».

 

Сказались на деятельности ВЭБа и секторальные санкции США и ЕС. Фактически банк лишился возможности привлекать средне- и долгосрочное финансирование на Западе, а значит, он не может рефинансировать свои долги, отмечает Анна Кокорева.

 

Она напоминает, что ВЭБ изначально был образован для того, чтобы быть посредником во внешней торговле между Россией и другими странами. Позже банк стал не только производить платежи, но и участвовать в финансировании как внешних проектов страны, так и внутренних.

ВЭБ изначально был создан для того, чтобы реализовывать задачи, которые перед ним ставит государство. Называть банк заведомо убыточным или поглощающим деньги государства нет оснований, так как с момента реорганизации в 2007 году он стабильно показывал рост чистой прибыли из года в год, за исключением 2011-го: тогда было снижение чистой прибыли год к году, но не убыток, – говорит Кокорева.

 

Ввиду сложности структуры ВЭБа и его проектов приходится полагаться на ту сумму возможной докапитализации банка, которую они сами запрашивают. По прикидкам самого ВЭБа и Минэкономразвития, это примерно 1,3 триллиона рублей, – полагает Антон Табах.

Может, взять и поделить?

 

Не стоит забывать о том, что ВЭБ – это еще и государственная управляющая компания, которая управляет средствами Пенсионного фонда России и средствами накопительной части пенсии тех людей, которые в ходе реформы не сделали свой выбор в пользу частного управляющего, – так называемых молчунов. Здесь ВЭБу тоже хвастаться нечем. По данным ПФР, за 2014 год 12 управляющих компаний, включая ВЭБ, по портфелю госбумаг показали убытки. А доходность пенсионных накоплений по расширенному инвестиционному портфелю у ВЭБа составила всего 2,68%. Инфляция в России в 2014 году равнялась 11,4%.

 

В идеале нормальным решением проблемы долговой «дыры» в ВЭБе Антон Табах видит разделение госкорпорации на «нормальный» банк развития, управляющую компанию, которая продолжит работать с пенсионными накоплениями граждан, и агентство по обслуживанию госдолга. При этом банк развития, по его мнению, должен работать с господдержкой, но на принципе возвратности и с введением прямого запрета на участие в заведомо убыточных проектах. Такие проекты, полагает эксперт, можно было бы финансировать напрямую из бюджета.

Но такой вариант раздела потребует серьезных изменений и в структуре, и в политике, и в кадрах ВЭБа – «выбивать» бюджетные средства несколько проще, – резюмирует Табах.

Вне зависимости от того, какой сценарий развития выберет государство для Внешэкономбанка, отзыв лицензии ему не грозит. По той простой причине, что ВЭБ всю свою жизнь в постсоветский период работает без нее – и во времена зарабатывания прибыли, и во времена накопления убытков.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Банки.ру