Курсы валют
USD 63,8741 −0,0501
EUR 68,6902 0,9242
USD 63,8 325 −0,0125
EUR 68, 4050 0,0250
USD 63,8 702 −0,0248
EUR 68, 4416 −0,1348
USD 64,0000 64,0500
EUR 68,4500 68,7300
покупка продажа
64,0000 64,0500
68,4500 68,7300
05.12 — 12.12
65,2000
69,3000
BRENT 53,90 −0,06
Золото 1168,95 0,03
ММВБ 2152,35 −0,05
Главная Новости Аналитика Негасимые кредиты
Негасимые кредиты

Негасимые кредиты

Источник: Банки.ру|
08:30 3 ноября 2015
По данным ОКБ, имеющимся в распоряжении Банки.ру, в России количество кредитов с просроченной задолженностью свыше 91 дня стабильно растет с апреля текущего года.
Негасимые кредиты
Фото: Fotolia/Sabphoto

Доля кредитных счетов с просрочкой более трех месяцев постоянно увеличивается в сегменте потребительских и автокредитов.

 

По информации Объединенного кредитного бюро (ОКБ), с апреля по октябрь 2015 года включительно общее количество кредитов физлиц, по которым имеется просроченная задолженность, возросло с 12,4 млн до 12,7 млн штук.

 

Основную долю таких кредитов составляют займы со сроком неплатежа от 91 дня и от 121 дня. Количество первых из них беспрерывно росло за рассматриваемый период с 8,6 млн до 9,2 млн, количество вторых – с 7,9 млн до 8,7 млн.

 

При этом доля просроченных счетов по розничным кредитам увеличивалась с апреля по август включительно – с 17,43% до 17,81%. В сентябре просрочка снизилась до 17,76%, а по данным на 9 октября – до 17,65%.

 

Кредиты с просрочкой 5–60 дней, 61–90 дней не имеют какой-то единой негативной тенденции, а доля займов с более длительной просрочкой несколько месяцев стремилась к увеличению. С апреля по август доля просроченных счетов со сроком неплатежа более 91 дня изменилась с 12,07% до 12,88%, а более 121 дня – с 11,09% до 12,14%.

 

В последние два месяца доля просроченных кредитов с большим сроком неплатежа потихоньку снижается. По данным на 9 октября, доля таких кредитов «свыше 91 дня» составляет 12,73%, «свыше 121 дня» — 12,08%.

 

Впрочем, заместитель генерального директора ОКБ Николай Мясников уверен, что пока говорить о смене тренда преждевременно, так как нужно смотреть на него в перспективе нескольких месяцев.

Действительно, в сентябре количество кредитов с просрочкой 90+ сократилось на 46 тысяч штук по сравнению с августом. Такие цифры свидетельствуют скорее о списании долгов и продаже портфеля коллекторам, чем о реальном погашении дефолтных кредитов, — поясняет он. — В то же время мы видим, что в сентябре количество активных кредитов выросло на 340 тысяч. Из-за этого, скорее всего, и возникла иллюзия улучшения портфеля, так как во многом рост просрочки в течение этого года был обусловлен именно снижением количества новых кредитов, из-за которого не происходило «размытия» накопленных ранее «плохих» долгов.

По мнению заместителя председателя правления СМП Банка Дмитрия Ларькина, незначительное снижение доли просроченных кредитов не является прямым подтверждением улучшения платежеспособности клиентов. Он указывает, что одна из причин снижения на рынке доли просроченных ссуд в общем объеме заключается в том, что многие банки возобновили кредитование. Стали появляться новые ссуды. Кроме того, для некоторых продуктов доля кредитов с длительной просроченной задолженностью могла незначительно снизиться благодаря проведенным банками процедурам реструктуризации долга заемщиков.

Говорить о том, что на рынке наметилась устойчивая тенденция к улучшению ситуации по длительным просроченным платежам, пока преждевременно, — считает Ларькин.

Директор департамента розничного бизнеса Росгосстрах Банка Андрей Борискин поясняет, что рост общей доли просроченных платежей ранее был закономерен: в относительных величинах на фоне падения кредитных портфелей доля просрочки росла. Кредитные портфели не росли, «хорошие» кредиты выгашивались, а «плохие» кредиты продолжали оставаться в портфеле, и их доля росла.

В последние месяцы банки вновь начали восстанавливать кредитование. Соответственно, при росте кредитного портфеля снижается и доля «плохих» кредитов. Именно этот фактор оказывает основное влияние не некоторое снижение доли просроченной задолженности, — комментирует банкир. — Что касается повышения дисциплинированности заемщиков, лишь небольшая их часть потихоньку входит в графики платежей, в том числе и за счет программ реструктуризации. По большей части ситуация с платежеспособностью не изменилась. И в этом направлении предстоит много работы.

С мнениями коллег солидарна директор департамента розничного бизнеса Локо-Банка Наталья Пшеничкина. Она отмечает, что замедление темпов роста просроченных кредитов объясняется более взвешенной кредитной политикой банков в текущем году. Так, в 2015 году были значительно ужесточены требования к заемщикам, снижены максимальные суммы выдаваемых кредитов, закрыто кредитование клиентов, не имеющих истории обслуживания в банке либо другого косвенного подтверждения платежеспособности.

Таким образом, качество вновь выдаваемых кредитов существенно улучшилось. Портфели просроченных кредитов сформированы по большей части за счет займов, выданных до начала кризиса в экономике страны. Кроме этого, снижению темпов роста просроченной задолженности способствовало усиление направления работы с просроченными кредитами со стороны многих банков, что разумно на фоне снижения объемов кредитования, — полагает наша собеседница.

Заметно, что «бесперебойно» с апреля по сентябрь 2015 года доля просроченных кредитов со сроком неплатежа более трех месяцев растет в сфере потребкредитов (с 13,92% до 15,24%), а с апреля по 9 октября в сфере автокредитов (с 6,85% до 7,84%). Ипотека «идет» достаточно ровно из-за особенности продукта и более дисциплинированных заемщиков. По кредитным картам единого тренда на постоянное сильное увеличение или снижение просрочки нет.

 

Андрей Борискин из Росгосстрах Банка напоминает, что традиционно самым высоким является рост просрочки в области потребительского беззалогового кредитования: это наиболее рискованный сегмент, предполагающий высокие ставки. А чем выше ставки, тем хуже профиль заемщика и выше просрочка.

Что касается карточных продуктов, в последний год это был один из сегментов, в котором банке почти бесперебойно продолжали кредитование заемщиков. Просто была весомо скорректирована целевая аудитория потенциальных держателей карт, — рассказывает банкир. — На фоне падения платежеспособности заемщики оцениваются банками гораздо жестче, кредитные продукты в большинстве своем предлагались текущим клиентам или зарекомендовавшим себя ранее заемщикам, зарплатным клиентам банка, сотрудникам бюджетных организаций. Риск в сегменте кредитных карт более управляем, чем в сегменте кредитов наличными: банки, к примеру, могут в зависимости от риск-профиля заемщика снижать кредитные лимиты. А чем меньше риски, тем меньше просрочка.

Дмитрий Ларькин из СМП Банка указывает, что кредитная карта является средством динамического кредитования.

Во многих банках предоставление овердрафтов осуществляется только в рамках зарплатных проектов, по ним отсутствует риск зачисления заработной платы заемщика, а следовательно, и погашение минимального платежа значительно ниже, чем у банков, распространяющих кредитные карты «посторонним» клиентам, — говорит он. — У многих банков есть инструментарий снижения лимитов при появлении признаков неблагонадежности или неплатежеспособности клиента, что дает им возможность динамического управления и снижения риска нежелательного наращивания просроченной задолженности по данному продукту. К тому же по картам клиент сам может варьировать свою кредитную нагрузку». И возможно, часть держателей кредитных карт сейчас осознанно отказываются от интенсивного использования данного кредитного инструмента в текущих рыночных условиях.

Анна ДУБРОВСКАЯ, Banki.ru

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Банки.ру