Курсы валют
USD 63,3901 −0,5213
EUR 68,2458 −0,2544
USD 63,28 00 −0,0025
EUR 67,1 550 −0,0375
USD 63,3056 0,0000
EUR 67,2644 0,0000
USD 63,2500 63,5700
EUR 68,1000 67,6400
покупка продажа
63,2500 63,5700
68,1000 67,6400
05.12 — 12.12
64,2500
68,2500
BRENT 53,89 −0,06
Золото 1167,95 0,05
ММВБ 2207,02 0,59
Главная Новости Пошлины утонут в Тихом океане
Пошлины утонут в Тихом океане

Пошлины утонут в Тихом океане

Источник: Ъ-Online|
07:00 7 ноября 2015
Их обнуление внутри ТТП займет не менее десяти лет.
Пошлины утонут в Тихом океане
Фото: Kham / Reuters

Создание Транстихоокеанского партнерства позволит его участникам обнулить пошлины по 18 тыс. товарных позиций, но это потребует не менее 10, а в отдельных случаях — и 25 лет, следует из опубликованного в четверг текста соглашения. Документ предполагает снятие нетарифных и технических ограничений, в том числе по хранению и передаче данных — последнее делает практически невозможным присоединение к ТТП России и Китая. Впрочем, российский бизнес опосредованно все же сможет воспользоваться преимуществами соглашения, к примеру, организовав производство во Вьетнаме, с которым у стран ЕАЭС также есть соглашение о беспошлинной торговле.

 

В четверг офис торгового представителя США опубликовал текст соглашения о создании Транстихоокеанского партнерства, содержание которого ранее лишь кратко пересказывалось. Этот документ был подписан в Атланте в начале октября (см. “Ъ” от 6 октября) 12 странами — США, Японией, Канадой, Мексикой, Перу, Чили, Австралией, Новой Зеландией, Малайзией, Вьетнамом, Сингапуром и Брунеем. Соглашение предполагает создание крупнейшей в мире зоны беспошлинной торговли, на которую приходится 36% мирового ВВП. «Двигателем» ТТП выступали США, хотя наибольший выигрыш от его создания, по оценкам экспертов, получит Вьетнам (порядка $90 млрд за десять лет).

 

Всего в соглашении 30 глав, которые можно условно разделить на три блока: торговля товарами (вопросы пошлин, применения правил происхождения товаров, санитарных и фитосанитарных мер, осуществление таможенного контроля, снятие технических барьеров); торговля услугами (включая финансовые, а также электронную коммерцию и телекоммуникации); нормы обычно не входят в соглашения о свободной торговле — к примеру, об охране интеллектуальной собственности.

 

Самое значимое в главах о торговле между странами партнерства — ликвидация пошлин по 18 тыс. товарных позиций. Убирать их будут постепенно — по многим позициям переходной период составит более 10 лет, в отдельных случаях — и более 20 лет. К примеру, пошлина на импорт автомобилей в США, равная 2,5%, будет обнулена лишь через 25 лет. В отличие от других региональных соглашений (к примеру, таможенного союза АСЕАН), в документ о Транстихоокеанском партнерстве включены главы о защите прав на интеллектуальную собственность, о правах работников (включая взаимное признание квалификации), экологические нормы (к примеру, по ограничению субсидирования вылова рыбы).

 

В соглашении прописаны и нормы о взаимном открытии доступа к госзакупкам, о защите конкуренции и регулировании деятельности госкомпаний. Цель этих положений — выравнивание условий работы частного бизнеса и компаний с госучастием в странах ТТП. Однако многие страны партнерства закрепили за собой право на бессрочные изъятия по этой части, закрепляющие за госсектором особое регулирование. К примеру, Бруней согласовал особый порядок для своих нефтяных компаний — как по закупкам, так и по ценам на добываемые ресурсы. Самый внушительный список изъятий — у Вьетнама, они касаются всех госкомпаний этой страны. «Продвигая ТТП, США ориентировались на соглашение о свободной торговле между США, Канадой и Мексикой (НАФТА) — но, учитывая разный уровень стран-участниц, ожидать большое количество исключений и отсрочек было логично»,— замечает директор Российского центра исследований Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества Наталия Стапран.

 

Критику стран, не присоединившихся к ТТП, вызывают меры соглашения по обеспечению кибербезопасности и свободы передачи данных. Участники партнерства не смогут применять протекционистские меры в сфере IT (к примеру, вводить ограничения на место нахождения серверов). Также им придется ввести уголовное наказание за хакерские нападения, сопровождающиеся кражей данных, в том числе коммерческих. Напомним, именно по подобным вопросам США больше всего расходятся с Китаем, свои подходы здесь и у российских властей.

 

 

Из-за этого, а также по целому ряду других понятных причин шансы на присоединение Китая и России к ТТП минимальны. Эксперты уже подсчитывают недополученную этими странами выгоду. По оценке Peterson Institute, для КНР она составит $60 млрд за десять лет. Для России, полагает завлабораторией международной торговли ИЭП имени Егора Гайдара Александр Кнобель, это «несколько миллиардов долларов». При этом прямые убытки (к примеру, от замещения российских товаров на рынках стран ТТП) с учетом того, что РФ экспортирует в основном нефть и газ, незначительны, указывает эксперт.

 

По словам министра торговли ЕЭК Андрея Слепнева, выгоды компаний из стран ЕАЭС будут зависеть «от возможности Вьетнама реализовать потенциал своего участия в TТП». Предполагается, что российские компании, организовав сборку во Вьетнаме (о планах создания таких производств заявляли ГАЗ, КамАЗ, УАЗ), с которым ЕАЭС подписал соглашение о создании ЗСТ, смогут поставлять продукцию на другие азиатские рынки. Что касается экспорта в другие страны ТТП, то здесь будут важны требования к правилам определения происхождения товаров. Они прописаны в особом приложении к тексту соглашения. К примеру, по сборке автомобилей прописаны требования о локальном производстве в странах ТТП минимум 30–55% компонентов.

 

Для вступления соглашения о ТТП в силу оно должно быть ратифицировано подписантами, на которых приходится 85% совокупного ВВП стран партнерства, прежде всего Конгрессом США. По словам Наталии Стапран, для США это важно успеть до президентских выборов. В целом процесс ратификации может занять до двух лет.

 

Татьяна Едовина

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Новости
Еще от Ъ-Online