Курсы валют
USD 63,3028 −0,0873
EUR 67,2086 −1,0372
USD 62, 4950 −0,0350
EUR 66,0 500 0,0350
USD 62,2169 0,0000
EUR 65,5740 0,0000
USD 63,1200 62,9400
EUR 67,1000 66,4000
покупка продажа
63,1200 62,9400
67,1000 66,4000
05.12 — 12.12
65,2000
69,3000
BRENT 54,36 0,11
Золото 1157,93 −0,12
ММВБ 2208,53 0,36
Главная Новости Финансовые блоги Что удерживает «свободное плавание» от перехода в «свободное падение»?
Что удерживает «свободное плавание» от перехода в «свободное падение»?

Что удерживает «свободное плавание» от перехода в «свободное падение»?

Источник: ЖЖ|
15:00 15 декабря 2015
На фоне решения ОПЕК в прошлую пятницу - отложить до июня 2016г. решение по приведению фактического уровня добычи членами организации в соответствие с заявленной квотой (31.3-31.7 м.б.д. против 30 соотв.) биржевая цена на Brent вчера на некоторое время проваливалась даже ниже «психологического рубежа» в 40 д/б. по наиболее близкому контракту.
Что удерживает «свободное плавание» от перехода в «свободное падение»?
Фото: depositphotos.com

Такого не было даже во время биржевой паники в «черный понедельник» 24 августа, а среднемесячная цена (Dated) Brent с поправкой на инфляцию доллара последний раз была ниже 40 равно 12 лет назад – в декабре 2003 г.

 

Наученный недавним турецким гамбитом и держащий нос по ветру агитпроп уже запустил на всякий случай вялую антисаудовскую риторику, чтобы избежать потом слишком резких разворотов и казусов типа «приветствуем дорогого товарища Тито и его фашистскую клику».

 

На этом фоне рубль, которому никак не удается пробить свой «психологический рубеж» в 70/долл., держится просто молодцом. Кто теперь вспоминает модные когда-то формулы «курс х цену нефти = чему-то постоянному», причем это «что-то» надо бы еще скорректировать на 15%-ную годовую инфляцию? Даже составленный «с запасом» бюджет недобирает при нынешнем соотношении цены нефти и курса около 13% плановых (50 х 60) нефтегазовых доходов. Этот недобор ему, правда, почти полностью компенсирует более сильное обесценение рубля, дающее дополнительные не нефтяные доходы, в частности – добавочный «импортный» НДС.

 

Утекать больше нечему

 

Объяснение устойчивости рубля в очередной раз дал вчера ЦБ, опубликовав оценки сальдо текущих операций (СТО) и чистого оттока капитала частного сектора (ЧОЧК) за 11 мес. Оба показателя (см. графики, где они представлены в сезонно скорректированном виде, что в свою очередь тоже вносит какие-то искажения, т.к. сезонность платежного баланса в этом году поменялась) значительно ниже, чем предполагалось, например, в летнем ДДКП, на котором я базировал крайний апдейт прогноза курса на конец года. ЦБ ожидал тогда СТО за год в 93 млрд. долл., и ЧОЧК – в 90 при среднегодовой цене Urals в 60д/б, а в стрессовом сценарии 40 д/б на 4-ый квартал, который приблизительно и реализовался – ещё больше.

 

Фактически СТО за 11 мес. оценивается лишь в 60.8 млрд. долл., а ЧОЧК - и того меньше в 53, т.е. почти вдвое ниже летнего прогноза. Более низкий счет текущих операций при прочих равных условиях (экспортной выручке, что для РФ тождественно цене нефти) означает более высокий импорт и, соответственно, более высокий курс рубля.

 

Валюта возвращается в «родную гавань»

 

Отчасти, правда, беспрецедентно низкий отток капитала в последние месяцы съедается операционным увеличением резервов ЦБ (в октябре – на 0.9, а в ноябре – на 4 млрд. долл., что лишь ненамного меньше притока валюты по СТО в прошлом месяце – 6 млрд.), без которого, рассуждая формально, курс рубля был бы ещё выше. Однако фактически всё увеличение резервов приходится на сокращение задолженности банков по предоставленной ранее из резервов ЦБ валютной ликвидности (в ноябре – на 3.13 млрд., за 9 дней декабря валютные займы у ЦБ сократились еще на 1 млрд. долл.). Так что фактически этот рост резервов предопределен, а нынешнее ослабление рубля в некотором смысле компенсирует его «отложенное (с помощью привлечения резервов ЦБ к выплате внешнего квази-государственного долга РФ) ослабление» в 1-ой половине года.

 

 

По номиналу, правда, международные резервы ЦБ сжимались и в октябре, и ноябре за счет курсовых и ценовых переоценок. В ноябре, в частности, РФ потеряла только на падении цены золота 3.7 млрд. долл. своих международных активов – больше чем размер украинского долга перед РФ, занимающий сейчас первые новостные строки, как что-то очень существенное. При этом скупка золота в резервы ЦБ продолжается с прежней интенсивностью (в ноябре - на 777 млн.долл.). Зачем российским властям эти деньги позапрошлого века, которые могли бы вернуть свою монетарную функцию, вероятно, лишь в результате 3-ей мировой войны - вместе с дубинками и пещерами, понять затруднительно. Нет, чтобы держать часть международной ликвидности в биткойне, если уж инструкторы в соответствующих школах внушили вождям стойкую ненависть к фиату (кроме, конечно, братско-китайского).

 

Нефть, новые санкции и ключевая ставка

 

С точки зрения влияния на завтрашнюю (11 дек.) денежно-кредитную политику, снижение цены нефти до уровня стрессового прогноза означает, как это неоднократно подчеркивал ЦБ в своих релизах, сужение «разрыва выпуска» (из-за перехода к более низкому «потенциалу») и, соответственно, сокращение возможностей амортизировать спад выпуска снижением ставки. В структуре российского ВВП попросту не остается почти ничего, что мог бы поддержать регулятор снижением ставки.

 

С другой стороны, наблюдаемая очередная волна ослабления рубля вполне прогнозируемо будет перенесена на цены, хотя и в несравненно меньшем масштабе, чем год назад. Однако практика показывает, что ЦБ значительно острее реагирует на инфляционные риски, связанные с курсовыми колебаниями, чем на другие «шоки предложения». Так, на введение продуктовых санкций в августе прошлого года, снизивших уровень жизни россиян, по оценке VTB Capital, на 2.5 проц. пункта за счет дополнительной инфляции, регулятор не среагировал на последующем заседании вообще никак, отписавшись какой-то чушью о денежной массе уровня «российских экспертов» из телевизора.

 

 

Посему, неизвестно, как оценит ЦБ указания на иные грядущие ценовые шоки, которые присутствуют в изобилии. Так, антитурецкие санкции, убрав 10-15% овощей и фруктов из «зимней» продовольственной корзины россиян, добавят к продовольственной инфляции, по оценке того же VTB Capital, 0.5 п. п. (с учетом более высокой стоимости альтернативной плодоовощной продукции и дополнительных транспортных расходов) и 0.2-0.3 п. п. Плюс к этому еще на 0.2 проц. пункта облегчат реальные доходы домохозяйств сборы с дальнобойщиков, после того, как будут перенесены на розничные цены.

 

С января 2016 г. к числу стран, чья еда для россиян становится не кошерной, добавляется Украина, а с 7 декабря Россельхознадзор объявил особый режим для еды, импортируемой из Беларуси в целях ограничения реэкспорта. (Btw - в том, что охота объявлена именно на качество питания россиян, мне кажется, есть что-то личное, возможно, какие-то детские фрустрации вроде запаха недоступного мяса на коммунальной кухне.)

 

С учетом этих изменений, у ЦБ практически нет другого выбора, как сохранить завтра ставку на текущем уровне. Возможно, задним числом, учитывая, что сжатие оттока капитала не будет вечным, и в январе-феврале он снова усилится, а мы сможем увидеть рубль между 70 и 80/долл., многие, как это водится, скажут, что следовало бы поднять ставку от 50 до 100 б.п. уже сейчас. Особенно, если 15-16 декабря реализуется вполне актуальный, по мнению Дж. Йеллен, вариант повышения ставки ФРС (это заседание более удобно для такого резонансного решения, поскольку в отличие от предыдущего и следующего, сопровождается заявлением председателя и публикацией прогнозов FOMC). Однако пока что у ЦБ недостаточно текущих данных для столь «ястребиного» решения. А прогнозы, как известно, вещь бесполезная для чего-либо, кроме PRа.

 

zhu-s.livejournal.com

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Еще от ЖЖ