Курсы валют
USD 63,3028 −0,0873
EUR 67,2086 −1,0372
USD 62, 4950 −0,0350
EUR 66,0 500 0,0350
USD 62,2169 0,0000
EUR 65,5740 0,0000
USD 63,1200 63,0000
EUR 67,1000 66,4000
покупка продажа
63,1200 63,0000
67,1000 66,4000
05.12 — 12.12
65,2000
69,3000
BRENT 54,36 0,11
Золото 1157,93 −0,12
ММВБ 2208,53 0,36
Главная Новости Аналитика Конфликт плохого с худшим: что ждет российские банки в 2016 году
Конфликт плохого с худшим: что ждет российские банки в 2016 году

Конфликт плохого с худшим: что ждет российские банки в 2016 году

Источник: Банки.ру|
11:30 15 января 2016
В 2016 году продолжится «зачистка» банковской системы, ухудшится положение банков, специализирующихся на розничном кредитовании, а небольшие финучреждения могут испытывать дефицит ликвидности.
Конфликт плохого с худшим: что ждет российские банки в 2016 году
Фото: Depositphotos.com

Зато для госбанков нынешний год может оказаться вполне удачным – как за счет расширения клиентской базы, так и благодаря притоку бюджетных средств.

 

Ровно год назад большинство участников банковского и финансового рынка выдохнули с облегчением: острая фаза кризиса, пришедшаяся на декабрь 2014 года, осталась позади. Радость оказалась преждевременной: многие из выживших тогда банков просто «оттянули» свою кончину на более поздний срок и ушли с рынка еще до конца 2015 года. Сложилось ощущение, что в острую кризисную фазу регулятор предоставил всем участникам некий карт-бланш, чтобы не увеличивать панику на рынке, однако в течение последующего года ЦБ уже не давал никому поблажек, постепенно «убирая» и тех, кто с таким трудом остался на плаву в декабре 2014 года. Этим текущий кризис, по сути, во многом отличается от предыдущих. Так, банки, столкнувшиеся с трудностями осенью 2008 года, впоследствии ускоренно восстанавливали объемы бизнеса. А вот для многих, кто пережил декабрь 2014 года, следующий год оказался последним. 93 банка лишились лицензий в 2015 году, что является рекордом для системы в последнее время. Основные проблемы и риски, с которыми банковский сектор борется последние полтора года, останутся главными вызовами и на ближайшую перспективу.

 

Несмотря на снижение ключевой ставки Банка России и стабильный приток бюджетной ликвидности в банковскую систему (в результате антикризисного расходования правительством средств Резервного и других фондов) в течение всего 2015 года, стоимость фондирования для многих участников рынка по-прежнему высокая, и потенциал дальнейшего снижения ставок в 2016 году остается ограниченным. Наиболее существенное сокращение инфляции Банк России ожидает уже в I квартале 2016 года (вследствие эффекта высокой базы годом ранее), поэтому надежды на очередное снижение ключевой ставки связаны во многом именно с этим периодом (заседания ЦБ по ставке состоятся 29 января и 18 марта). Тем не менее диапазон снижения ключевой ставки жестко ограничен инфляционными рисками, основанными, по мнению ЦБ, на ухудшении внешнеэкономической конъюнктуры, то есть прежде всего на падении цен на нефть. Иными словами, основные факторы, препятствующие более радикальному снижению ключевой ставки в 2016 году, находятся «вне юрисдикции» регулятора, которому при всем его желании помочь банкам и экономике остается только безучастно следить за стоимостью энергоносителей. В подобных условиях нельзя исключать ситуации, при которой ключевая ставка и, соответственно, стоимость фондирования для большинства участников рынка в ближайшем году могут так и остаться на двузначном уровне.

 

Падение доходов бюджета при текущих ценах на нефть вынудит правительство и в 2016 году активно расходовать средства Резервного и суверенных фондов. Эти ресурсы поступают в банковскую систему и формально сокращают ее зависимость и задолженность перед ЦБ. Однако, как показал 2015 год, такая ситуация далеко не всегда способствует снижению процентных ставок: бюджетная ликвидность оседает на счетах прежде всего у крупнейших участников рынка, а до остальных уже доходит в виде все тех же дорогих межбанковских кредитов. Более того, приток бюджетной ликвидности является для ЦБ одним из внутренних инфляционных рисков, на который регулятор реагирует снижением объемов предоставляемой по своим инструментам ликвидности. В результате небольшие игроки сталкиваются с тем, что, с одной стороны, до них не доходит бюджетная ликвидность, а с другой — Банк России начинает сокращать лимиты предоставляемых средств. Таким образом, в 2016 году мы можем стать свидетелями парадоксальной ситуации. На фоне низких цен на нефть и снижения доходов бюджета банковская система будет получать ликвидность от активного расходования антикризисных фондов, и задолженность сектора в целом перед ЦБ при этом снизится. Однако все это будет происходить без участия небольших банков, спрос которых на рублевую ликвидность останется повышенным и будет поддерживать процентные ставки на высоких уровнях.

 

Важно отметить, что даже в случае реализации позитивного сценария, при котором ключевая ставка окажется в 2016 году на однозначных уровнях, Банк России ожидает возобновления роста экономики не раньше 2017-го. В этих условиях процесс восстановления кредитования в ближайшем году будет зависеть даже не столько от стоимости доступного банкам фондирования и уровня кредитных ставок, сколько от самого желания банков кредитовать и принимать на себя риски в неутешительных экономических условиях.

 

С высокой вероятностью головной болью для многих финансовых институтов в 2016 году останется розничное кредитование. Примечательно, что именно данный сегмент после кризиса 2008–2009 годов стал ключевой точкой роста и восстановления банковских активов. Кредитовать население в то время «не брезгали» даже те игроки, которые исторически ориентировались исключительно на корпоративный сегмент. Активная поддержка государством всех секторов экономики сопровождалась тогда соответствующим ростом доходов населения, что и привлекало в розницу почти все категории банков.

 

Расплачиваться за бурный рост розничного кредитования многим приходится и по сей день, а для специализированных розничных игроков 2016 год может и вовсе оказаться решающим. Резкое снижение реальных доходов населения, с одной стороны, заставляет вести постоянную борьбу с ухудшением качества ссуд, а с другой — не позволяет, как в былые времена, «отбивать» расходы от «плохих» кредитов доходами от вновь выдаваемых. В результате если в зоне риска на российском рынке традиционно находились банки, грешившие кредитованием крупных корпоративных заемщиков, то предстоящий год может стать переломным непосредственно для игроков, ориентированных на розничную бизнес-модель.

 

Ответить на вопрос, в какой стадии находится процесс «расчистки» банковского сектора, вероятно, смогут лишь первые лица регулятора. Тем не менее заданные темпы отзывов лицензий в любом случае продолжат нервировать участников рынка и в 2016 году. Даже если сам по себе процесс «расчистки» не затрагивает прямые финансовые интересы того или иного участника рынка, клиента и контрагента, он непосредственно оказывает свое влияние на стоимость фондирования и распределение клиентских ресурсов. Риски очередного отзыва лицензии, витающие на рынке уже более двух лет, безусловно, закладываются участниками в ставки на межбанковском рынке, рынке РЕПО и корпоративных депозитов. А с учетом того, что диапазон ставок на рынке розничных депозитов в последнее время заметно сузился, зачастую и частным лицам становится гораздо спокойнее «пересидеть» в банке с государственным или крупным иностранным капиталом, а не гнаться за дополнительной прибылью в виде пары процентных пунктов в небольшом фининституте.

 

Не добавит клиентам и контрагентам настроения и относительно новый процесс, при котором ЦБ не отзывает лицензию сразу, а вводит временную администрацию и мораторий на выплаты кредиторам банка. Под действие такого механизма уже попали весьма крупные игроки, банкротство которых еще пару лет назад казалось событием из разряда фантастических. Данная тенденция может только набрать ход в текущем году.

 

Впрочем, весьма неблагоприятная картина, вырисовывающаяся в 2016 году, в очередной раз расширяет возможности госбанков. Последние смогут упрочить свои позиции в отдельных сегментах, видимо, даже не прилагая особых усилий и не используя в полной мере административный и финансовый ресурсы.

 

Безусловно, отечественные госбанки наряду с остальными участниками рынка продолжат страдать от спада в российской экономике и снижения доходов населения, теряя прибыль от кредитования. Нельзя забывать и то, что именно госбанки остаются основными «жертвами» западных санкций, отрезавших им доступ к дешевому внешнему финансированию. Наконец, ряд государственных игроков выступают заложниками ситуации, в которой им придется продолжать кредитовать и финансировать в кризисных условиях заведомо убыточные, но системно и социально значимые государственные и окологосударственные проекты и предприятия. Высока вероятность и того, что бюджеты долгосрочных проектов, кредитуемых госбанками, закладывались еще по «додевальвационному» курсу и не учитывали спасительную возможность импортозамещения.

 

Тем не менее крупнейшие игроки имеют возможность привлекать средства населения по ставке ниже стоимости фондирования в ЦБ (о чем свидетельствует динамика индикативной ставки по депозитам, рассчитываемой Банком России). Поэтому, когда первые представители госбанков жалуются на невозможность кредитования в связи с дороговизной пассивов, они все-таки немного лукавят, так как уже в конце 2015 года имели возможность привлекать средства населения по однозначным ставкам. В свою очередь, череда отзывов лицензий в банковском секторе и проблемы весьма крупных игроков только способствуют ускорению перетока клиентских ресурсов в крупнейшие и, главным образом, государственные банки. В результате данного процесса госбанкам в ближайшее время даже не потребуется прилагать особых усилий для расширения клиентской базы, тогда как кредитным организациям с частным капиталом останется только жертвовать стоимостью своих пассивов для удержания привлекательными ставками вкладчиков, кредиторов и контрагентов.

 

Несмотря на общее сокращение темпов экономики, именно госбанки сохраняют за собой определенные ниши, в которых все же можно даже в неблагоприятных условиях поддерживать кредитную активность. Заемщиками могут быть крупнейшие платежеспособные предприятия страны, экспортеры, розничные зарплатные клиенты, а также компании, вынужденные переориентироваться по известным причинам с внешнего финансирования на внутреннее. Кроме того, уже упоминавшийся приток бюджетной ликвидности, связанный с расходованием антикризисных фондов, также прежде всего будет улучшать ликвидную позицию именно госбанков, позволяя дополнительно зарабатывать на предоставлении этой ликвидности остальным участникам межбанковского рынка. Предпосылки для сохранения такой ситуации в 2016 году при текущих ценах на нефть остаются в силе.

 

Наконец, нельзя забывать и о том, что на руку госбанкам в обозримой перспективе будут играть постепенное сокращение количества региональных игроков (в том числе в результате все той же пресловутой «чистки» банковского сектора), а также снижение активности зарубежных банковских «дочек». В первом случае именно госбанки с их широкой федеральной сетью продаж имеют наилучшие возможности заполучить местных клиентов после ухода того или иного регионального фининститута. В свою очередь, обладая необходимыми финансовыми ресурсами и более гибкой политикой рисков, государственные банки смогут отлично заменить иностранных конкурентов там, где последние будут вынуждены сократить свое присутствие (например, в рознице) по причине более консервативных подходов к оценке рисков со стороны их материнских структур.

 

Однако, даже если в условиях кризиса кому-то и удастся выигрывать, в целом 2016 год будет весьма непростым для всей системы и ее участников – не только банков, но и их клиентов.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Банки.ру