Курсы валют
USD 57,5118 −0,0588
EUR 67,8927 −0,0406
USD 57,5 300 0,0150
EUR 67,7 675 −0,0125
USD 57,5 120 −0,0470
EUR 67,7 738 0,0282
USD 57,4000 57,6500
EUR 67,8000 67,9800
покупка продажа
57,4000 57,6500
67,8000 67,9800
23.10 — 30.10
57,0000
67,6000
BRENT 57,51 0,42
Золото 1278,92 −0,12
ММВБ 2071,83 0,04
Главная Новости Аналитика Массовые виды спирта
Что заменило россиянам водку

Что заменило россиянам водку

Источник: Ъ-Деньги |
Каждый седьмой россиянин пьет самогон — или дешевые аптечные настойки, медицинский спирт и паленую водку.
Что заменило россиянам водку
Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Есть, как обычно, две новости — плохая и хорошая. Начнем с хорошей: кажется, россияне бросают пить. В Москве, по данным Мосгорстата, продажи крепкого алкоголя только за год снизились на 23% (сравнивали январь 2016-го с январем 2015-го). Похожие показатели в Санкт-Петербурге, Ростове, Севастополе, многих других городах. Падение за год практически на четверть — показатель более чем существенный, а если взять временной отрезок подлиннее, выяснится, что еще в 2007 году российские заводы произвели и продали в два раза больше крепкого алкоголя, чем производят сейчас. Больше того, если в крупных городах просто фиксируется спад продаж, то в провинции, по данным региональных статистических ведомств, отмечаются такие невиданные прежде явления, как непьющие деревни и малые города.

 

А вот вторая новость. На ту же четверть выросли за последний год продажи сахара! И еще — существенно увеличился спрос на аптечные лосьоны. И это, как ни печально, не про варенье и уход за внешностью, а снова про алкоголизм. Эксперты подсчитали, что за последние четыре года хрупкий баланс между подакцизным алкоголем и контрафактом сместился в сторону последнего. Настойка боярышника, огуречный лосьон, самогон и домашние настойки на основе медицинского спирта в 2015 году заняли, по данным Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя (ЦИФРРА), в структуре потребления россиянами крепкого алкоголя 65%.

 

По сто огуречного — и чай

 

"Этого мало!" — веско заявил на прошлой неделе глава Крыма Сергей Аксенов: на заседании комиссии по выявлению контрафактного алкоголя на полуострове ему доложили, что за два месяца проверок изъяли 1747 бутылок контрафакта. И немедленно отправил помощника в магазин, чтобы от теории перейти к практике. Гонец принес четыре контрафактные бутылки. В сумме получилось уже 1751 — вроде как достаточно. Тогда перешли к оценке товара. Ни одна бутылка не потянула даже на "удовлетворительно", но хуже всех оказалась "бурда" из бутылки за 75 руб. "Чай со спиртом",— постановили собравшиеся. "Друзья мои, так не пойдет,— расходился Аксенов.— Это все рядом, в шаговой доступности! Эксперимент открыл истину".

 

 

К вечеру того же дня Аксенов совсем огорчился, и в своем фейсбуке предложил запретить в Крыму настойку боярышника.

 

Жители Крыма заметили изменения в ассортименте винно-водочных продаж с начала 2014 года. Как только по российским законам там усложнилась продажа алкоголя, он стал исчезать с прилавков магазинов и рынков: если раньше спиртное продавалось на севастопольском рынке "Чайка", то теперь в холодильниках вместо него минералка, а крепкие напитки надо еще поискать. Специализированные магазины, торговавшие алкоголем, закрываются, что создает ощущение меньшего количества спиртного в городе.

 

На самом деле вновь присоединившиеся просто перешли по опыту России на лосьоны и спиртосодержащие медицинские препараты.

 

Сергей Аксенов не зря негодовал: в Керчи местные СМИ пишут о неожиданной популярности настойки боярышника по 15 руб. за пузырек, а в Севастополе появились эти настойки в невероятном ассортименте — хоть со вкусом лимона, хоть красного перца. Так местные жители спасаются от высоких российских акцизов на алкоголь.

 

По оценкам экспертов, сейчас дешевыми суррогатами или просто нелегальной водкой заменяют крепкий алкоголь до 30 млн россиян — это, между прочим, каждый седьмой. "За прошлый год россиянами было выпито 150-180 млн литров аптечных настоек, порядка 400 млн литров спиртосодержащих жидкостей двойного назначения. Не менее 200 млн литров самогона. 100-150 млн литров кустарной водки. 200 млн литров заводской водки в нелегальной рознице",— перечисляет директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя Вадим Дробиз.

 

Минимальная цена самой простенькой поллитровки к 2015 году достигла 220 руб. (с февраля того же года, испугавшись статистики, акциз немного понизили, и стало 185 руб.), а 100-миллилитровый флакон 40-процентного спиртового лосьона стоит в аптеке 27 руб. С 2002 года различные спиртосодержащие лекарства удерживают лидерство по количеству продаж, а дешевые лосьоны стали главной продукцией для многих, в основном нелегальных, парфюмерных заводов.

 

 

Плюс к тому в интернете полно компаний, готовых прислать до 120 литров спирта класса экстра, люкс и других по цене от 120 до 200 руб. за литр, и никаких справок они не потребуют. В разговоре с "Деньгами" менеджер одного из магазинов пообещал быструю доставку и даже не поинтересовался, зачем нужен такой объем товара. Документы пообещали не спрашивать.

 

Активно растет и производство самогона. Согласно исследованиям департамента социологии и политологии Финансового университета при правительстве РФ, лидируют по самогоноварению Краснодар, Ростов-на-Дону, Воронеж, да и Москва им уже не сильно уступает. Обосновавшись на юге — например, в Краснодаре и Ростове-на-Дону у каждого десятого есть знакомый, делающий самогон,— постепенно самогоноварение распространяется на восток: гонят в Новосибирске, Перми, Омске, далее везде. "Если раньше большинство из тех, кто делал самогон, потребляли его сами, то сейчас все чаще продукция идет на продажу",— рассказывает руководитель департамента социологии Финансового университета Алексей Зубец.

 

Вытрезвитель

 

"Игорь Петрович, вы с 2009 года возглавляете службу. Да, многое сделано. Но в то же время нынешнее состояние алкогольного рынка критическое. Скажите, пожалуйста, чувствуете ли вы свою ответственность за это? Считаете ли эффективной свою личную работу и вашей команды? Не устали ли вы от этой должности?" — такого разноса, какой глава Росалкогольрегулирования Игорь Чуян получил в конце 2015 года от Валентины Матвиенко, давно уже не получал ни один российский чиновник. По мнению спикера Совфеда, кризис на рынке (низкая маржинальность, разорение многих региональных мелких заводов) связан с ростом теневого сектора и ответственность за это лежит именно на Росалкогольрегулировании. Эта структура была создана в 2008 году с задачами дуалистическими: с одной стороны, для борьбы с алкоголизмом, но с другой — для повышения доходов государства от водочной индустрии. Спикер Совета федерации известила собравшихся о том, что задачи эти решаются плохо, возможно, в связи с тем, что руководство РАР занято совсем не тем, и следует обратиться в антикоррупционный комитет с просьбой проверить "слухи об аффилированности г-на Чаяна с алкогольным бизнесом". В январе Росалкогольрегулирование было передано в ведомство Минфина, тогда же ФСБ совместно с ФНС, а также с задействованием БТР и спецназа устроили показательную проверку крупнейшего производителя водки и эксклюзивного дистрибутора "Росспиртпрома" — компании "Статус-групп".

 

Игорь Чуян работал в государственной компании "Росспиртпром" с 2002 по 2009 год, где вначале возглавлял департамент маркетинга, а потом и всю структуру. В ноябре 2014 года стало известно о сделке по приобретению "Росспиртпромом" восьми спиртовых заводов, принадлежащих предпринимателю Валерию Яковлеву, за 8-11 млрд руб., что дало госкомпании контроль над одной третью производства спирта в стране. Буквально через месяц "Росспиртпром" выкупил половину спиртзавода "Риал" Хадиса Абазехова в Кабардино-Балкарии.

 

Некоторые эксперты в конце 2015 года оценивали долю "Росспиртпрома" уже в 64% от всего производства спирта в стране, еще 20% принадлежало государству через другие структуры, и лишь 16% оставались в частных руках. Таким образом, в результате последних сделок "Росспиртпром" консолидировал в своих руках уже большую часть производства спирта и твердо заявляет о намерении ужесточить правила игры на рынке.

 

Помимо проверок в "Статус-групп" в январе силовики предприняли показательные рейды на несколько северокавказских заводов, уклонявшихся от уплаты акцизов. Регион был выбран неслучайно: из Северной Осетии и Кабардино-Балкарии действительно идет большая часть контрафактной продукции. По мнению ФНС, в Кабардино-Балкарии придумали инновационный способ ухода от налогов и сборов на алкоголь. В компаниях отражали в ЕГАИС большие суммы акциза, чем в декларациях, только в 2015 году задекларировав таким образом на 23,9 млрд руб. меньше акцизов, чем было зафиксировано в системе ЕГАИС. Иными словами, на акцизах там сэкономили очень сильно: было уплачено всего 1,871 млрд руб. Ущерб же составил 23 млрд руб.

 

В сильных руках

 

Передача Росалкогольрегулирования в ведение Минфина и последующие показательные рейды могут означать кардинальное изменение госполитики на алкогольном рынке.

 

Изначально, создав эту структуру в 2008 году, государство пошло по пути развития алкогольной отрасли, который можно условно назвать финским. Это достаточно жесткий сценарий, но не экстремальный: в отличие, например, от Исландии, в Финляндии нет госмонополии на производство алкоголя (только на продажу), при этом акцизы высокие, реклама запрещена, и время продажи алкоголя ограничено. Результат: в Северной Европе Финляндия остается одной из самых пьющих стран, больше, по данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), пьют только в Дании.

 

В России на протяжении последних семи лет "финский сценарий" реализовали практически один в один. С 2008 года начали повышать акцизы и подняли их почти в пять раз — со 110 руб. за 1 литр спирта до 500 руб. в 2015 году, ввели запрет на рекламу и начали антиалкогольную кампанию. С лета 2012 года действует запрет на рекламу алкоголя в интернете, на радио и телевидении, а с 2013-го — и в печатных СМИ. (Впрочем, в том или ином виде ограничения действовали для радио и ТВ задолго до этого.) С 2014 года, когда "Росспиртпром" начал скупку частных активов по производству спирта, чиновники заговорили о возможном введении госмонополии на продажу спирта. Например, об этом заявил в декабре прошлого года вице-премьер Александр Хлопонин. "Монополия на продажу спирта, мне кажется,— это очень важная проблема, которой государство должно заниматься в следующем году и поставить это под контроль",— заявил он журналистам.

 

Пока же комплекс мер, аналогичных финским, с точки зрения госдоходов привел в России к далеким от желаемых последствиям: объемы продаж начали падать, рынок наполовину ушел в тень. Конечно, госдоходы от акцизов на алкоголь за эти годы выросли почти в четыре раза: в 2014 году было собрано порядка 300 млрд руб. против 73,1 млрд руб. в 2008-м, и еще примерно 50 млрд руб. зарабатывает государство на НДС с него. Но уже в 2015 году эти показатели упали на 10%, а учитывая, что теневой рынок по объемам обогнал белый, ситуация не может не тревожить чиновников.

 

Сейчас помимо планов введения монополии на продажу спирта осторожно заговаривают о новых инициативах — о госмонополии на производство алкоголя, о запрете самогоноварения и пр. В самом начале марта зампред комитета Госдумы по труду, соцполитике и делам ветеранов Максим Щепинов (ЛДПР) предложил ввести монополию и на производство, и на продажу алкоголя. До этого "Справедливая Россия" пыталась провести в Госдуме законопроект, который касался монополии только на производство алкоголя. С такими же предложениями регулярно выступает КПРФ.

 

Министерства тоже не теряют время: Минпромторг, как выяснилось на прошлой неделе, хочет запретить продавать алкоголь тем ритейлерам, которые не пожелают вступить в некий создаваемый Российский национальный совет потребительского рынка (Совет рынка).

 

А чтобы монополия была полной, в прошлом году звучали предложения запретить россиянам производить самогон (подобный законопроект депутаты уже пытались провести в 2013 году, но тогда он не прошел). Сейчас самогоноварение частным лицам не запрещено, а за его продажу полагается только штраф.

 

Учитывая, что производство спирта уже почти полностью оказалось в руках государства, до монополии действительно недалеко. Очень часто в качестве полезного действия такой меры приводят доходы в бюджет от продажи алкоголя в СССР. "В СССР в 1970-1980-х алкоголь давал около 5-6% доходов в бюджет",— говорит директор ЦИФРРА Вадим Дробиз. Для сравнения: в этом году алкоголь принес лишь чуть больше 1% доходов в бюджет.

 

ИЛЬЯ ДАШКОВСКИЙ

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Ъ-Деньги