Курсы валют
USD 56,3554 −0,2364
EUR 70,6471 −0,0247
USD 56,3 975 0,0550
EUR 69,9 500 0,0025
USD 56, 2636 −0,0444
EUR 69,9917 −0,1009
USD 56,3500 56,5500
EUR 70,2000 70,4500
покупка продажа
56,3500 56,5500
70,2000 70,4500
19.02 — 26.02
58,0700
71,2400
BRENT 64,84 −0,09
Золото 1349,66 −0,04
ММВБ 2255,27 0,22
Главная Новости Аналитика ЦБ, Минфин и порочный круг российской экономики
ЦБ, Минфин и порочный круг российской экономики

ЦБ, Минфин и порочный круг российской экономики

Источник: Ведомости |

Низкий уровень задолженности дает России намного более широкое пространство для маневра, чем у многих других стран. У нас есть гигантский потенциал для снижения ставок – при условии, конечно, что столь же гигантский потенциал улучшения экономической политики будет также реализован.

 

После обвала курса рубля ЦБ отказался от прежней политики количественного смягчения, сократив рефинансирование банков под нерыночное обеспечение. Это позволило начать снижать ключевую ставку. В начале 2016 г. регулятор продолжил количественное ужесточение, но ликвидность на денежных рынках и процентные ставки в результате этого сильно не изменились. Значительно замедлить помесячную инфляцию эта политика пока не помогла, из-за чего ЦБ до середины 2016 г. и воздерживался от снижения ключевой ставки.

 

Как это ни парадоксально, тем самым ЦБ понизил значимость своей процентной политики. В 2015 г. на денежном рынке появился еще один важный участник, точнее регулятор, – Министерство финансов, – а в этом году его значимость только возросла. Минфин напрямую влияет на денежные рынки, финансируя дефицит бюджета из резервного фонда путем продажи резервных средств Центральному банку в обмен на рубли. Благодаря этому в систему поступает все больше дешевой ликвидности – фактически по нулевой ставке. В конце 2015 г. дефицит бюджета увеличился, что и привело к ускорению помесячной и годовой инфляции в IV квартале. В 2016 г. на фоне большего дефицита бюджета Минфин закачивает еще больше дешевых денег в систему. Это компенсирует «количественное ужесточение» ЦБ и ведет к некоторому ускорению темпов роста денежной массы.

 

Количественное смягчение со стороны Минфина, по сути, означает эмиссионное финансирование дефицита бюджета и при определенных условиях может создавать дополнительное давление на рубль. Ослабление рубля осенью 2015 г. отчасти способствовало и росту инфляции в конце года. Именно этот повышенный инфляционный фон был одним из аргументов ЦБ в пользу отказа от снижения ключевой ставки. Инфляционный фон остается повышенным и в 2016 г., поскольку дефицит бюджета увеличился.

 

В итоге экономика оказалась в порочном круге. Ставки высоки во всех сегментах денежного рынка, инфляция также относительно высока, явных признаков существенного роста экономики не наблюдается, и реальная налоговая база не растет, хотя номинальная база увеличивается на фоне инфляции. Минфин не хочет увеличить объем заимствований на внутреннем рынке для финансирования дефицита, поскольку процентные ставки высоки, и вместо этого предпочитает расходовать средства резервного фонда. Наличие в системе этой ликвидности поддерживает инфляцию на высоком уровне, что, в свою очередь, не позволяет ЦБ более активно понижать ключевую ставку.

 

Выходом из сложившейся ситуации может стать решительное снижение ключевой ставки. Ключевая ставка меньше 10% станет для Минфина стимулом к размещению большего количества облигаций. В этом случае меньшая часть бюджетного дефицита будет финансироваться из резервного фонда. Темпы инфляции начнут снижаться быстрее. Полностью прекратив рефинансирование банков под нерыночное обеспечение, ЦБ принудит их покупать облигации, что вызовет снижение процентных ставок и оживит рынок государственных облигаций.

 

Без существенного снижения стоимости заимствований для суверенного заемщика, что маловероятно без снижения ключевой ставки, вряд ли можно ожидать уменьшения процентных ставок в остальных сегментах денежного рынка, в том числе в потребительском кредитовании.

 

Лет 5–6 назад бурный и, к сожалению, чрезмерный рост потребительских кредитов был одним из факторов расширения внутреннего спроса и роста экономики. Когда объем потребительских кредитов начал приближаться к 10 трлн руб. (что не превышало 15% ВВП), на фоне высоких ставок по кредитам влияние процентного обслуживания на текущие доходы населения стало угнетающе действовать на внутренний спрос. К 2013 г. экономика подошла в состоянии, когда ежемесячный прирост потребительских кредитов стал примерно равняться процентному обслуживанию по этим кредитам. Фактически с тех пор потребительские кредиты перестали вносить вклад в экономический рост.

 

В отличие от западных стран, где объем долга в сравнении с ВВП несопоставимо выше российского, в России не стоит задача снижения общего объема кредитования. Наоборот, его нужно расширять, но на гораздо более низком уровне процентных ставок. Без снижения ставок при более умеренном, чем раньше, росте номинальных доходов населения вряд ли можно рассчитывать на устойчивое расширение потребительского спроса. А значит, и роста экономики в целом. В этом смысле все усилия по импортозамещению, если они не будут поддержаны со стороны расширяющегося внутреннего спроса, могут оказаться недостаточными для перехода к более устойчивой траектории экономического роста в стране.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Читать наВедомости
Рубрики
Аналитика
Еще от Ведомости