Курсы валют
USD 63,9242 −0,2286
EUR 67,7660 −0,7043
USD 63, 8200 0,0500
EUR 68,6 500 −0,0350
USD 63,6411 0,0000
EUR 68,2351 0,0000
USD 64,0000 63,8400
EUR 68,1100 68,2000
покупка продажа
64,0000 63,8400
68,1100 68,2000
05.12 — 12.12
65,2000
69,3000
BRENT 54,26 −0,07
Золото 1171,70 0,14
ММВБ 2158,33 −0,20
Главная Новости Инвестиции Санкции помогли российским нефтяникам вовремя повернуться на Восток — Citi
Санкции помогли российским нефтяникам вовремя повернуться на Восток

Санкции помогли российским нефтяникам вовремя повернуться на Восток

Источник: Ведомости|
07:35 30 сентября 2015
Азия — единственный регион, где еще есть дефицит энергоресурсов.
Санкции помогли российским нефтяникам вовремя повернуться на Восток
Фото: Reuters

Азия – единственный регион в мире, где еще наблюдается значительный дефицит энергоресурсов, но эта ситуация не продлится очень долго; поэтому битва, которую сейчас ведут производители энергоресурсов за азиатских клиентов, – естественный процесс, но борьба за долю азиатского рынка и, как следствие, наращивание нефтедобычи будут помогать сдерживать рост цен на нефть. Об этом в интервью «Ведомостям» заявил Сет Клейнман, управляющий директор по анализу нефтегазовых рынков Citigroup. И, как ни парадоксально, западные санкции оказались очень кстати для российских энергетиков, полагает он: начать активное сотрудничество с потребителями нефти и других ресурсов в Азии, к которому их подтолкнуло закрытие западных рынков, – это именно то, что им нужно было сделать.

Есть долгосрочные тренды, а внутри них есть циклы. Долгосрочный тренд на нефтяном рынке сейчас, безусловно, «медвежий», но в его рамках цены могут иногда повышаться. В целом же общий нисходящий тренд объясняется изменениями в спросе. Все сейчас смотрят на предложение: сланцевая нефтедобыча – это очень увлекательно, это новая технология, которая потенциально может быть применена в разных частях мира. Но люди уделяют недостаточно внимания изменению структуры спроса. Ведь в мире остался только один регион, испытывающий дефицит энергоресурсов, – Азия. А там все только и говорят, что о возобновляемой энергетике. То есть сокращение энергодефицита в Азии – лишь вопрос времени. Именно поэтому вам и приходится защищать долю рынка: нефть нужно добывать, и добывать сейчас – это правильная реакция на меняющуюся природу спроса, – сказал Клейнман «Ведомостям».

Если посмотреть на сальдо добычи и спроса на нефть по регионам (а также в целом по энергоресурсам, включая газ и уголь, – там ситуация такая же, как с нефтью), то выяснится, что на Ближнем Востоке и в Латинской Америке – профицит; в Европе, включая страны СНГ, дефицит исчез из-за снижения спроса, в Северной Америке значительный дефицит также сильно сократился благодаря сланцевой революции (см. график).

Все это означает, что Азия осталась единственным потребителем, за которого можно биться. Именно этим объясняется огромное количество сделок. Именно поэтому Ближний Восток пытается фактически продать себя, продать доступ к нефтедобыче азиатским компаниям и конгломератам, чтобы зафиксировать долю рынка, – сказал Клейнман.

 

http://cdn.vedomosti.ru/image/2015/7k/udn83/default-13dd.png

В пример он привел эмират Абу-Даби, который недавно продал 5% своих крупнейших месторождений на суше японской Inpex; та будет иметь доступ к нефти из них в течение 40 лет. А в октябре Япония впервые купит у Абу-Даби больше нефти, чем у Саудовской Аравии, добавил Клейнман. «Роснефть» купила индийский НПЗ; сам по себе этот бизнес нельзя назвать жутко привлекательным, но это способ зафиксировать долю рынка», – указывает аналитик. Этой же борьбой за азиатских клиентов он объясняет тот факт, что Россия недавно на месяц обогнала Саудовскую Аравию по поставкам нефти в Китай: «Все из кожи вон лезут, пытаясь протолкнуть свою нефть в Азию. И Россия сделала хороший рывок в этом соревновании, оказавшись дальше, чем могла бы оказаться в отсутствие санкций».

Думаю, что поворот на Восток «Роснефти» и других российских компаний объясняется прежде всего тем, что они думают, что их вытолкнули с Запада из-за санкций. Я знаю, что в России сильно возмущение санкциями, но, как это ни смешно, их стоит воспринимать с некоторой долей благодарности. Ибо я не уверен, что руководители компаний в России понимали, насколько это важно, что битва сейчас идет именно за долю азиатского рынка. И что Россия теперь в полной мере участвует в этой битве лишь потому, что санкции оттолкнули ее от Запада и развернули на Восток, – полагает Клейнман.

Прошлой осенью во время визита Владимира Путина в Пекин, когда Россия объявила о повороте на Восток, был подписан контракт о строительстве в Китай газопровода «Сила Сибири», условия которого страны не могли согласовать 10 лет. В начале сентября 2015 г., во время очередного визита Путина и руководителей российских компаний, «Роснефть» и китайская Sinopec подписали договор о сотрудничестве в освоении Русского и Юрубчено-Тохомского нефтяных месторождений, который подразумевает возможную покупку Sinopec крупной доли в компаниях – недропользователях этих месторождений.

 

А через несколько дней «Роснефть» сообщила о продаже 15% «Ванкорнефти» подразделению индийской ONGC. По словам президента «Роснефти» Игоря Сечина, сумма сделки близка к $1,3 млрд. Стать акционером «Ванкорнефти» российская компания зовет и китайцев: годом ранее она подписала меморандум о продаже CNPC 10% «Ванкорнефти», но переговоры об условиях сделки пока не завершены.

 

Энергетический бум в Азии не продлится долго по историческим меркам, полагает Клейнман. Идентифицировать долгосрочные тренды очень легко, утверждает он: стоимость солнечной энергии постоянно падает, а число электромобилей растет, азиатские страны пытаются активно развивать возобновляемую энергетику. «Определить точно, когда из-за этого наступит переломный момент для отрасли углеводородов в целом, весьма сложно. Может быть, в начале следующего десятилетия, может, в конце или, если вы слишком скептичны, в начале десятилетия, идущего за следующим», – говорит Клейнман. Нефтяная отрасль не должна самоуспокаиваться: она уже не обратила никакого внимания на сланцевый сектор, хотя тренд был абсолютно очевиден - добыча в США постоянно росла, а импорт нефти снижался и снижался.

В последние три года я провел значительную часть времени на Ближнем Востоке, в России, говоря: это [сланцевая революция] взаправду, это происходит, это новая реальность. В ответ я слышал насмешки, надо мной смеялись, некоторые топ-менеджеры в России, которых я не буду называть, даже кричали на меня, говоря, что это все глупости. Я не понимал, почему люди не видят того, что так очевидно. Мое внимание привлекло то, что добыча стала расти на 20 000-30 000 баррелей в день каждый месяц. Это происходило в реальности и полностью повторяло историю со сланцевым газом, которую упустили все. Я тоже ее не заметил, хотя торговал тогда природным газом. Я буквально не встречал никого, кто точно понимал, что происходит с добычей сланцевого газа и как сильно она изменит рынок. Все ждали, что этот сектор опрокинется, развалится, но этого так и не случилось, – рассказал Клейнман.

То же самое происходит и со сланцевой нефтью, уверен он: «Мы уже видели это кино, и я не понимаю, почему некоторым понадобилось отсмотреть две трети фильма, чтобы неожиданно осознать: да, мы действительно его уже видели. Теперь они это понимают. Если продолжать аналогию с фильмом: эффективность в секторе сланцевого газа продолжает повышаться, число буровых установок в США сократилось на 80% с максимума, а добыча все равно растет. Тем, кто считает, что в скором будущем цены на нефть вернутся к $100, следует пересмотреть кино про сланцевый газ, думаю, это будет для них весьма отрезвляюще».

 

Нефтяные компании в США сократили количество буровых установок с рекордных 1609 в октябре 2014 г. до 640 на прошлой неделе, по оценке компании Baker Hughes. Однако добыча, по данным Управления энергетической информации США, сейчас составляет 9,136 млн баррелей в день (причем в апреле она достигала 9,6 млн) против 8,9 млн баррелей в день год с лишним назад.

 

Многие эксперты в прошлом году, когда падали цены на нефть, заявляли, что значительная часть сланцевой добычи будет нерентабельной уже при $80-90 за баррель. Об этом, в частности, говорили генеральный секретарь ОПЕК Абдалла эль-Бадри и вице-президент «Лукойла» Леонид Федун. Ждать скорого и существенного восстановления цен не стоит, полагает Клейнман: «Сланцевая отрасль будет крайне асимметрично реагировать на изменение цен. Она будет медленно сокращать добычу и гораздо быстрее ее наращивать. То есть периоды, когда нефти будет не хватать, возможны – множество нефтяных проектов было отменено, компании по всему миру сокращают капиталовложения, в разных не входящих в ОПЕК странах в разное время добыча может сокращаться. Но если цены вырастут, сланцевые добытчики в США быстро введут в эксплуатацию новые буровые установки и нарастят добычу, снова опустив цены».

 

Некоторые сланцевые добытчики, не способные при столь низких ценах обслуживать набранные ранее долги, обанкротятся, уверен Клейнман, но это не сильно повлияет на общий расклад сил. «Проблема для рынка в целом заключается в том, что такие компании, находящиеся в действительно сложном финансовом положении, добывают очень немного – 2000-4000 баррелей в день. Здесь действует правило «30-70»: на 30% игроков, находящихся в хорошей финансовой форме, приходится 70% добычи. Некоторые из этих компаний утверждают, что зарабатывают 50% при нефти по $50 за баррель. Они не обанкротятся. В своих утверждениях они, может, не учитывают некоторые расходы, и их итоговая рентабельность будет ниже 50%, но все же достаточно высока. И проблема для всей нефтяной отрасли за пределами США заключается в том, что с каждым годом они работают все лучше, и лучше, и лучше».

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Еще от Ведомости