Курсы валют
USD 63,9114 0,0373
EUR 68,5002 −0,1900
USD 63, 7325 0,0525
EUR 68, 3775 0,0950
USD 63, 7167 0,0459
EUR 68, 3477 0,0606
USD 64,0000 63,8500
EUR 68,3000 68,5000
покупка продажа
64,0000 63,8500
68,3000 68,5000
05.12 — 12.12
63,0000
67,1000
BRENT 53,64 −0,67
Золото 1173,86 0,05
ММВБ 2154,47 −0,15
Главная Новости Аналитика «Без туристов от Египта одно название останется»
Без туристов от Египта одно название останется

Без туристов от Египта одно название останется

Источник: Ъ-Online|
13:00 12 ноября 2015
Жители курортов готовятся к безработице.
Без туристов от Египта одно название останется
Фото: Asmaa Waguih / Reuters

Как сообщал “Ъ”, приостановка авиасообщения с Египтом может продлиться «не месяц-другой, а годы». Свое решение о сроках приостановки полетов в эту страну должны вскоре вынести Британия и Германия. Больше всего пострадают в этой ситуации не перевозчики и турфирмы, а прежде всего сами египтяне. Отток туристов может привести к потере сотен тысяч рабочих мест, отсутствию инвестиций в отрасль, падению курса валюты и повышению цен.

 

 

«Завтра можно без хлеба остаться»

 

30-летний Амин живет и работает в Хургаде уже шесть лет, сам он родом из Каира. Его беременная жена Арина — гражданка России — не работает и воспитывает их трехлетнего сына. Несколько лет назад Амин получил бухгалтерское образование, отучился на курсах русского языка и устроился экскурсоводом. Ежемесячный доход Амина составляет примерно $600–700 — на семью из трех человек этих средств здесь вполне достаточно. «Раньше туристы больше ездили и больше тратили: ходили, как минимум, на две-три экскурсии. А сейчас хорошо, если хотя бы одну купят»,— расстраивается молодой египтянин.

 

В начале декабря Амина должны были повысить до должности отельного гида, который продает отдыхающим экскурсионные туры в гостиницах. По местным меркам очень хорошо оплачиваемая работа — от $1 тыс. до $1,5 тыс. в месяц. «Но кому теперь такая работа нужна, ведь отели скоро окажутся пустыми,— жалуется он.— Мы последние недели как на иголках сидим. Не сегодня завтра ведь можно без хлеба остаться». Амин думает отказаться от повышения и продолжать заниматься трансферами отдыхающих, сопровождать их в поездках и быть гидом. Но как он признается, возможно, в декабре у него и этой работы уже не будет, а работодатель отправит персонал в неоплачиваемый отпуск на несколько месяцев. «Я не знаю, что я буду делать. У меня ребенок маленький, и мы еще одного ждем»,— делится он переживаниями.

 

Хургада из маленького поселка британцев-нефтяников, а потом военного городка стала превращаться в туристический центр в конце 1970-х. В 1980-х египетские власти привлекли солидные иностранные и внутренние инвестиции, после чего город стал магнитом не только для отдыхающих, но и для самих египтян. Сюда на протяжении четырех десятилетий съезжаются работать со всех городов страны. Большинство жителей Хургады (население около 100 тыс. человек) заняты в сферах туризма, строительства и обслуживания. «В Шарм-эш-Шейхе получают в два-три раза больше, чем мы здесь,— говорит бывший работник отеля Мустафа.— Там всегда престижнее было отдыхать, еще со времен Мубарака (бывший президент, чья резиденция находилась в Шарм-эш-Шейхе,— “Ъ”). Туда чаще ездили, и ездили богатые туристы». Но у Хургады есть свои преимущества: здесь не так дорого, сюда приезжают, чтобы посетить древний Луксор и позаниматься дайвингом. И так сложилось, что именно этот город стал местом преимущественно для семейного отдыха. Россияне, британцы, немцы, итальянцы и украинцы — основные категории отдыхающих в Хургаде. Российских туристов здесь по сравнению с другими в два-три раза больше. «Фараон», «Дом хлопка Каркуша», «Египетский кожа» — всюду вывески на русском языке. На одной из линий порта «Марина» гуляют туристы из России. «Шиша, шиша! Сюда, друг!» — местные кальянщики и администраторы кафе не устают настойчиво зазывать к себе.

 

Никакой тревоги или беспокойства события последних недель у туристов здесь не вызывают. Многие вообще не следят за новостями, а так называемую эвакуацию воспринимают спокойно. Никто насильно туристов домой не отправляет: те, кто успел сюда приехать до отмены рейсов, проводят свое время так, как планировали.

 

 

«Тут революция опять начнется»

 

Египетские СМИ не муссируют информацию об отмене полетов, а Министерство туризма пока не сделало никаких серьезных заявлений. Тем не менее приостановка авиасообщения с Россией и странами ЕС — главная тема: таксисты, персонал отелей, гиды, мелкие бизнесмены, хозяева кафе и официанты только и говорят об оттоке туристов. 40-летний Раффа уже год ведет стройку своей гостиницы, о которой давно мечтал. К следующему сезону он собирался ее открыть, но уже сомневается в целесообразности. «Пока не поздно, попробую перестроить под что-то другое,— растерянно рассказывает Раффа.— Может, кафе. Или магазин. Хотя и это не пойдет. Что ни пробуй, тут все равно все на туристах зарабатывают». Экскурсовод Амин говорит, что местные отели, безусловно, понесут убытки, но их владельцы имеют приличные накопления, а вот простым людям типа горничных или водителей будет совсем тяжело.

 

Число занятых в сфере туризма в Египте более 3 млн человек — около 11,5% из общего числа работающих в стране. Вклад туротрасли в ВВП государства в 2014 году составил более $36 млрд — почти 13% от ВВП. Экономика некоторых городов, как, например, Хургады или Шарм-эш-Шейха, держится только на туризме. Персонал этих курортов — это «сборная» со всей страны. Люди приезжают на заработки из Каира, Александрии и других городов, остаются месяцами и годами и отправляют деньги родным.

 

Местные признаются, что только недавно оправились от революций, которые за последние пять лет дважды нанесли ощутимый удар по отрасли. А теперь со страхом ждут окончательного объявления о запрете полетов в Египет из России и стран ЕС. «Если иностранцы скажут, что надолго или вообще закрывают авиасообщение, то здесь будет настоящая катастрофа,— рассказывают Амин и его жена.— Один уборщик кормит в среднем пару семей. Куда он теперь пойдет? Тут революция опять начнется».

 

На текущей неделе уже случились резкие колебания курса египетского фунта к доллару. Здесь уверены, что динамика падения будет неизбежно сохраняться и дальше. Ведь сборы за визу — $25 с одного въезжающего — направляются в валютный резерв национального банка и поддерживают курс. Жена египтянина Арина объясняет, что для экономики их семьи это может стать настоящим ударом. «Аренда квартиры в недорогом районе, как наш,— $200, коммунальные услуги — мы еще по-божески платим — до $40,— перечисляет она.— Потом транспорт: проезд на маршрутке до 2 фунтов (египетских) за поездку, такси — $1–2, а если надо ехать в Каир, например, к родственникам,— еще $20. Телефонная связь — больше $20 в месяц за двоих».

 

Молодая семья живет в районе старого города — Дохаре. Монолитные четырех-пятиэтажные дома-коробки, ларьки с овощами, пара мечетей, новые и заброшенные строительные площадки — эти места находятся далеко от курортных линий. Здесь практически невозможно встретить туристов, только местных — чаще всего женщин в чадре в сопровождении своих мужей. Арина ходит за покупками в магазин один-два раза в неделю и почти всегда берет один и тот же набор продуктов на $25. Итого, если сложить все базовые затраты, расходы семьи составят $500–600 в месяц (при бюджете около $600–700). «Мы еще, считайте, нормально живем. Есть те, кому гораздо хуже,— добавляет Амин.— А если курс доллара вырастет, вот тогда серьезные проблемы начнутся и у нас». Приятель их семьи армянин из Донецкой области переехал в Хургаду год назад в надежде подзаработать. Сначала был аниматором в отелях, потом стал водителем. «Что от Египта останется без туристов? Одно название! — огорчается он.— Этот месяц еще кое-как будет доходный, а дальше не знаю, что будем делать». Одних только российских туристов в Египет до конца года должно было приехать более чем 1,5 млн.

 

Вечером центральная улица Хургады полупустая — непривычная картина для сезона. Египетские парни, торгующие сувенирами, громко хлопают и свистят в след туристке в коротких шортах. «Смотри, туристов уже аплодисментами встречают»,— замечает местная жительница. Экскурсовод Амин и его друг Раис — пограничник в аэропорту Хургады — встречаются после рабочего дня поужинать и поговорить о делах. Двухчасовой разговор заканчивается так:

 

— Амин, что делать будем?

 

— Работу новую искать.

 

Артем Галустян

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Ъ-Online