Курсы валют
USD 63,9242 −0,2286
EUR 67,7660 −0,7043
USD 63, 6575 0,0775
EUR 68, 1000 0,0900
USD 63, 6999 0,1181
EUR 68,0 611 0,0480
USD 64,0000 63,7900
EUR 68,0000 64,1000
покупка продажа
64,0000 63,7900
68,0000 64,1000
05.12 — 12.12
65,2000
69,3000
BRENT 54,82 −0,31
Золото 1166,66 0,08
ММВБ 2152,42 0,06
Главная Новости Аналитика Лапша на уши банкиров
Лапша на уши банкиров

Лапша на уши банкиров

Источник: Банки.ру|
17:00 6 декабря 2015
Бюро кредитных историй (БКИ) фиксируют рост мошеннических заявок на займы в банках и МФО. За девять месяцев этого года количество таких заявок выросло на 46%.
Лапша на уши банкиров
Фото: Fotolia/brunobarillari

По мнению БКИ, наибольший ущерб банкам наносят именно организованные группы мошенников, которые зачастую действуют в сговоре с сотрудниками банков.

 

«Ковровые бомбардировки»

 

Мошенничество со стороны заемщиков приобретает все большие масштабы. Как рассказали Банки.ру в Объединенном кредитном бюро (ОКБ), при падении общего числа заявок на кредиты в банковской системе с начала 2015 года на 30% количество подозрительных заявок выросло на 46%. Таким образом, доля мошеннических заявок на кредиты от общего потока входящих заявлений по итогам девяти месяцев 2015 года превысила 2% и удвоилась по сравнению с 2014 годом.

 

Как пояснил директор по развитию продуктов ОКБ Александр Ахломов, под «мошенничеством» кредитное бюро в большинстве случаев подразумевает принятое в банках определение — предоставление заведомо ложной информации с целью получения необоснованных преференций при взятии кредита. Банки передают в бюро кредитных историй информацию об отказах с подозрением на мошенничество. На основе данной информации БКИ и выстраивают свою статистику.

 

Условно ОКБ разделяет мошенничество на две группы – организованное и неорганизованное. Неорганизованное или индивидуальное, стихийное – это когда человек берет кредит для себя и не всегда преследует цель его не вернуть. Организованное – мошенничество, при котором часть заемщиков, которые не могут получить кредит в банках или микрофинансовых организациях, прибегают к помощи различного рода «посредников». Последние за вознаграждение помогают им подтвердить фиктивные доходы и занятость с целью получения кредита. Изначально одной из целей такой махинации являлся невозврат кредита. Количество таких заявок выросло за год почти в 2,5 раза.

 

По мнению Ахломова, наибольший ущерб финансовым организациям наносят именно организованные группы мошенников, которые зачастую действуют в сговоре с сотрудниками банков. Под этими группами редко скрываются легальные юридические лица. В большинстве случаев это организованные группы, которые изготавливают поддельные документы с целью подтверждения фиктивной занятости и дохода для клиента.

 

Большая часть выявленных случаев мошенничества связана с предоставлением заявителями недостоверных персональных или контактных данных – Ф. И. О., паспортных данных, адресов регистрации и телефонов, которые совпадают с уже выявленными ранее случаями мошенничества. По данным ОКБ, таких случаев примерно 37% от общего количества «подозрительных» заявок».

 

Примерно 25% случаев классифицируется как аномальное поведение заемщика и включают в себя резко возросшую активность заемщика по заявкам на кредиты или смену контактных данных в течение короткого промежутка времени, говорят в ОКБ. Часто аномальная активность клиента возникает после утери паспорта, когда мошенники действуют методом «ковровой бомбардировки», делая по 20–30 заявок на кредиты в разных банках по одному и тому же документу.

 

В 24% «поддельных» заявок указываются недостоверные данные о работодателе – несуществующая компания, несоответствие ее названия и контактных данных.

 

Еще один тип кредитного мошенничества, который выделяют в ОКБ, – использование адресов массовой регистрации или одного и того же номера домашнего или мобильного телефона у разных заявителей (14% всех «подозрительных» заявок).

 

Добропорядочный мошенник

 

Изменился и профиль самого мошенника.

Мы видим, что основным драйвером роста являются не организованные группы мошенников, а новая популяция заемщиков, которая прежде не воспринималась банками в качестве «плохих» клиентов, – рассуждает Александр Ахломов.

По сути, это означает, что добропорядочные клиенты все чаще становятся мошенниками.

В условиях падения реальных доходов и потери работы некоторые категории граждан начинают испытывать острую потребность в заемных средствах. Не имея возможности получить кредит в условиях ужесточения требований банков к заемщикам, заемщики идут на незначительные, с их точки зрения, махинации, сообщая о своем социальном статусе или уровне дохода, – считает собеседник Банки.ру.

Директор по маркетингу Национального бюро кредитных историй (НБКИ) Алексей Волков также отмечает рост заявок с подозрением на мошенничество в 2015 году. По его словам, одним из критериев того, что кредит выдан мошеннику, считается отсутствие платежа в первые периоды действия кредитного договора (first payment default – FPD). С начала 2015 года НБКИ отмечает рост доли FPD-кредитов в выдачах банков и микрофинансовых институтов. Пик таких кредитов, по данным экспертов НБКИ, пришелся на начало года. По сравнению с 2014 годом доля FPD-кредитов от количества действующих займов выросла на 0,5 процентного пункта и сейчас превышает 2%.

На фоне нестабильной ситуации в экономике всегда отмечается активизация кредитных мошенников. Так было в 2008 году, не стало исключением и начало 2015 года. Кредиторы, использующие специальный скоринг Fraud Score НБКИ и сервис противодействия мошенничеству на этапе рассмотрения кредитных заявок НБКИ-AFS, отмечают рост нагрузки на эти системы, – отмечает Волков.

Виновата экономика

 

Представители банков, опрошенные порталом Банки.ру, тенденцию к росту клиентского мошенничества подтверждают.

Можем подтвердить, что доля заявок с искаженными данными действительно выросла. При этом после отказа в одном банке клиенты часто пытаются подать заявку в другие – в итоге из-за частых повторных заявок статистика в целом ухудшается. Сами по себе такие клиенты могут быть платежеспособными на ту сумму кредита, которую они хотят, но ведут себя они как мошенники, – комментирует руководитель направления оперативного анализа и противодействия мошенничеству Хоум Кредит Банка Алексей Манеркин.

По его ощущениям, в POS-кредитовании проблема не столь актуальна, поскольку зачастую банки не требуют подтверждения дохода и занятости и в большинстве случаев принимают быстрое решение по кредитной заявке, основанное на кредитной истории клиента и скоринговых моделях. В cash-кредитовании многие банки ужесточили свои подходы в выдаче кредитов, в том числе ради более вдумчивой проверки занятости и доходов клиента. Так что, предполагает Манеркин, увеличение количества выявленных случаев указания недостоверных сведений о работодателе и доходах просто говорит о том, что банки стали серьезнее относиться к проверке своих клиентов.

В 2015 году Лето Банк действительно фиксирует небольшой рост доли кредитных заявок, которые на основании срабатываний внутренних и внешних антифрод-систем можно отнести к мошенническим, — сообщил заместитель президента – председателя правления, финансовый директор Лето Банка Александр Самохвалов.

Он также считает, что этот рост скорее обусловлен сложившейся экономической ситуацией в стране.

 

По словам начальника управления риск-менеджмента физических лиц Райффайзенбанка Станислава Тывеса, особенностью этого года можно назвать тот факт, что участились случаи мошеннических действий со стороны клиентов, которые ранее уже выплачивали кредиты в банке и оценивались как вполне благонадежные заемщики.

 

В ВТБ 24 не отмечают ни всплеска, ни снижения активности мошенников. Тем не менее, как указывает вице-президент, директор департамента андеррайтинга и контроля кредитных рисков ВТБ 24 Ольга Балаева, действия мошенников из года в год становятся все более изощренными. Но общая их суть сводится к «созданию клиента» – подделке паспорта, справок с места работы и другим махинациям с целью получения кредитных средств и дальнейшего их невозврата. В автокредитовании распространено оформление кредита на подставное лицо для дальнейшей перепродажи залогового автомобиля.

Профиль мошенников меняется за счет более тщательной подготовки перед визитом в банк, но говорить об увеличении количества серых фирм мы не готовы. При этом уже существующие «посреднические» фирмы пытаются активно привлекать бывших сотрудников банков для подготовки «клиента», – отмечает Балаева.

«Рост мошенничества мы ожидаем всегда»

 

Эксперты не исключают, что рост мошенничества в заявках на получение кредитов продолжится. «В ситуации снижения реальных располагаемых доходов населения можно ожидать роста «социального» мошенничества, то есть попыток получить кредит, приукрасив информацию о себе, для решения текущих финансовых проблем, без четкого понимания, как кредит будет выплачен», — считает руководитель направления аналитики по предотвращению мошенничества управления розничными рисками Альфа-Банка Павел Аксенов.

Рост мошенничества мы ожидаем всегда, это залог непрерывного развития антифродовых процедур. И такой подход оправдывает себя. С учетом снижения уровня занятости, которое произошло в 2015 году, вырастают риски привлечения к участию мошеннических схемах добропорядочных граждан, в том числе с хорошей кредитной историей, но «запутавшихся» в новых реалиях, — соглашается с ним Ольга Балаева.

Ситуация подталкивает банки и МФО к совершенствованию антифродовых процедур. Как рассказали в НБКИ, многие финансовые организации протестировали сервисы Social Attributes — получение данных о заемщике из открытых источников в виде числовых переменных для анализа, а также Social Link — получение всей доступной информации заемщике из открытых источников данных в едином интерфейсе. Летом 2015 года НБКИ расширило перечень инструментов по противодействию кредитному мошенничеству за счет технологий по работе с BigData.

 

В ОКБ рассказали о межбанковской системе по противодействию мошенничеству «Национальный Хантер», которой на сегодня пользуются, по данным бюро, более 40 крупнейших банков страны.

 

Микрофинансовые организации признаются, что тоже пытаются выстроить бизнес-модель таким образом, чтобы противодействовать мошенничеству. Бизнес-модель компании «Домашние деньги», в рамках которой агент посещает клиента на дому и осуществляет внешний скоринг, практически исключает внешнее мошенничество, заявляет главный исполнительный директор МФО «Домашние деньги» Андрей Бахвалов. Внутреннее мошенничество, по его словам, свела практически до нуля автоматизированная система Digital Cash.

 

Бизнес-процесс МФО «МигКредит» предполагает многоступенчатую проверку клиента, включая визуальную оценку и сверку документов при встрече с финансовым консультантом, пояснили в компании. Впрочем, если мошенничество все-таки принимает угрожающие масштабы, то и у банков, и у МФО всегда есть еще один вариант – обратиться в правоохранительные органы.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Банки.ру