Курсы валют
USD 63,9114 0,0373
EUR 68,5002 −0,1900
USD 63, 2275 −0,1375
EUR 68, 0750 −0,0750
USD 63,7 359 −0,0254
EUR 68, 5663 −0,0826
USD 63,6500 63,6900
EUR 68,4500 68,4000
покупка продажа
63,6500 63,6900
68,4500 68,4000
05.12 — 12.12
64,2500
68,2500
BRENT 53,01 −0,15
Золото 1176,73 0,01
ММВБ 2160,51 −0,11
Главная Новости Аналитика Не вынесет двоих: самые громкие бизнес-скандалы эпохи Владимира Путина
Не вынесет двоих: самые громкие бизнес-скандалы эпохи Владимира Путина

Не вынесет двоих: самые громкие бизнес-скандалы эпохи Владимира Путина

Источник: Forbes.ru|
22:00 15 декабря 2015
Соперничество в бизнесе — категория условная. Сегодня враги — завтра тактические союзники. Бывают конфликты-вспышки, случаются конфликты длиною в жизнь. Мы отобрали самые нашумевшие бизнес-стычки и битвы вокруг активов за время правления нынешнего президента. И можем лишь предполагать, какой на самом деле оказалась цена вопроса.
Не вынесет двоих: самые громкие бизнес-скандалы эпохи Владимира Путина
Фото: ABACA PRESS / ТАСС и Sasha Mordovets / Getty Images

Ходорковский VS Сечин

 

Сумма спора: $52 млрд (претензии бывших акционеров ЮКОСа к России)

 

Начало конфликта: 2003 год

 

Михаил Ходорковский был арестован по обвинению в хищениях и неуплате налогов 25 октября 2003 года и вышел из тюрьмы лишь в прошлом году. В 2004 году он занимал 16-е место в глобальном рейтинге Forbes и его состояние оценивалось в $15 млрд. Ключевым виновником в своем уголовном преследовании Ходорковский называл Игоря Сечина. «Путин легко поддается влияниям в эмоциональном плане. Если бы не Сечин, возможно, мой конфликт с президентом развивался бы в плоскости политического противостояния. Но тот повлиял на настроения президента и перевел наше противостояние в уголовную сферу», — говорил Ходорковский. В интервью The Times он уточнил, что первое дело ЮКОСа Сечин инициировал «из жадности», а второе — «из трусости». Сечин в интервью Der Spiegel назвал мифом предположение о том, что он мог быть организатором разгрома ЮКОСа, и обвинил бывших топ-менеджеров компании в подготовке реванша: «Сегодня ЮКОС представляется многими как невинная жертва злого агрессора. Это вздор». Активы ЮКОСа, поглощенные «Роснефтью», превратили последнюю в крупнейшую нефтяную компанию России, Сечин возглавил совет директоров «Роснефти» в 2004 году.

 

Итог: финансовый конфликт Menatep с «Роснефтью» исчерпан. В этом году компании сообщили, что заключили мировое соглашение. Тем не менее решения ЕСПЧ и Гаагского арбитража предполагают, что Россия должна выплатить бывшим акционерам ЮКОСа около $52 млрд.

 

Фридман VS Дадли

 

Фото Олега Королева для Forbes и Андрея Махонна / Коммерсантъ

 

Сумма спора: $28 млрд (стоимость 50% доли ТНК-BP в момент сделки в 2013 году)

 

Начало конфликта: 2008 год

 

ТНК-BP была создана в 2003 году британской BP и российской ТНК в пропорции 50 на 50, она производила 17% нефти в стране. За Россию выступал консорциум AAR, в его названии зашифрованы «Альфа-Групп» Михаила Фридмана, Access Industries Леонарда Блаватника и «Ренова» Виктора Вексельберга. Главой ТНК-BP был назначен американец Роберт Дадли. Спор между акционерами начался после снятия моратория на продажу акций. В начале 2008 года AAR сообщил о спорах по совместным проектам в мире, а также о «засилье иностранцев из BP». Тогда же у 147 иностранных сотрудников ТНК-ВР начались проблемы с визами, Дадли пришлось покинуть страну. Российская сторона добилась назначения на этот пост Михаила Фридмана и рассчитывала на выход британцев. В ходе конфликта совет директоров ТНК-BP покинули независимые директора — экс-канцлер Германии Герхард Шредер и бывший топ-менеджер Rio Tinto Джеймс Лэнг. В 2011 году состав участников конфликта вокруг компании изменился. «Перспективная арктическая сделка» между «Роснефтью» и британской компанией, которую готовил Игорь Сечин, сорвалась, так как AAR оспорил ее в Стокгольмском арбитраже. BP в ответ подала иск против «Реновы», которая имела активы в других странах СНГ и якобы нарушала акционерное соглашение.

 

Итог: выходом стала сделка 2013 года, тогда «Роснефть» за 50% заплатила BP $16,65 млрд и 12,84% собственных акций, а за долю ААR — $27,73 млрд. Таким образом, общая сумма сделки составила $54,5 млрд.

 

Потанин VS Дерипаска

 

Фото Александра Корнюхина и Артема Голощапова для Forbes

 

Сумма спора: $9,4 млрд (стоимость 25% «Норникеля» в июле 2008 года)

 

Начало конфликта: 2008 год

 

Противостояние миллиардеров началось после того, как в 2007 году давние партнеры по ГМК «Норникель» Владимир Потанин и Михаил Прохоров объявили о разделе имущества. Потанин предлагал купить пакет Прохорова с дисконтом, но тот требовал повысить цену на 25%. Прохоров нашел партнера в лице Олега Дерипаски и весной 2008 года за 25% «Норникеля» получил от него $5 млрд и пакет акций Rusal. Следующие пять лет Дерипаска и Потанин провели в непрекращающейся «никелевой войне» с многочисленными судебными исками по всему миру. В 2010 году в совет директоров ГМК не попал экс-глава президентской администрации Александр Волошин, Rusal тогда обвинил менеджмент Потанина в манипуляциях при голосовании. К 2012 году борьба утомила миллиардеров. Помирить «Интеррос» с Rusal удалось тестю Дерипаски, экс-главе администрации президента Валентину Юмашеву и миллиардеру, совладельцу «Евраза» Роману Абрамовичу.

 

Итог: «Интеррос» и Rusal продали Абрамовичу и его партнеру по «Евразу» Александру Абрамову 5,87% акций за $1,87 млрд. В результате самый большой пакет (30,3%) остался у «Интерроса», Rusal сохранил за собой 27,82% акций. После подписания соглашения громких конфликтов между совладельцами «Норникеля» не возникало.

 

Абрамович VS Березовский

 

Фото REUTERS и Simon Leigh для Forbes

 

Сумма спора: $5,5 млрд (сумма иска Березовского к Абрамовичу)

 

Начало конфликта: 2007 год

 

Березовский подал иск к Абрамовичу в Высокий суд Лондона в 2007 году, он требовал от бывшего партнера $5 млрд за долю в «Сибнефти» и $564 млн — за долю в «Русале» (у Березовского и Бадри Патаркацишвили якобы были права на 43% акций «Сибнефти» и 25% акций «Русала»). Березовский считал, что понес потери от навязанных ему сделок с Абрамовичем, после того как в 2000 году он покинул Россию. Процесс между олигархами, начавшийся в октябре 2011 года, превратился в международное политическое шоу, широко освещавшееся СМИ. Во время процесса мир узнал о понятии «крыша» и деталях российской приватизации. К примеру, Абрамович рассказал о том, что в 1995 году победу на залоговом аукционе по продаже «Сибнефти» ему обеспечили Березовский и Патаркацишвили, а $100,3 млн, выплаченные государству, составили собственные деньги «дочек» «Сибнефти».

 

Итог: судья Элизабет Глостер отклонила иск Березовского к Абрамовичу, объявив, что Березовский не выглядел объективным свидетелем и ему не удалось сформировать «высокую степень доверия» к своим показаниям. После оглашения вердикта Березовский заявил журналистам, что его вера в британское правосудие подорвана. 23 марта 2013 года Березовский был найден мертвым в своем особняке в Великобритании. Расследование установило, что причиной смерти стало самоубийство.

 

Керимов VS Лукашенко

 

Фото Дмитрия Лебедева / Коммерсантъ и Михаила Метцеля / ТАСС

 

Сумма спора: $4,4 млрд (оценка стоимости доли Керимова в «Уралкалии» при продаже Прохорову)

 

Начало конфликта: 2013 год

 

В 2012 году президент Белоруссии Александр Лукашенко рассказал, что с подачи Сулеймана Керимова Михаил Гуцериев предложил Лукашенко продать «Беларуськалий» за $15 млрд, пять из которых предназначались лично президенту. «Я бы Керимова и других владельцев закрыл бы в одну камеру, и они бы как миленькие продали бы все активы по самой высокой цене», — говорил Лукашенко. Позже он рассказал, что обсуждал эту ситуацию с Владимиром Путиным. Отношения между Россией и Белоруссией серьезно накалились летом 2013 года после того, как «Уралкалий» вышел из партнерства с «Беларуськалием» по продаже калия на экспорт через совместного трейдера БКК, что стало триггером к обвалу мировых цен на удобрения с $900 до $200. В августе 2013 года в рамках следственных мероприятий глава «Уралкалия» Владислав Баумгертнер был задержан в Минске после встречи с премьер-министром Белоруссии Михаилом Мясниковичем. Баумгертнер подозревался в хищениях $100 млн. Заочно белорусский суд арестовал и Керимова, запрос на его международный розыск был направлен в Интерпол.

 

Выход Керимова из капитала «Уралкалия», как утверждали источники, близкие к компании, якобы был условием Лукашенко для освобождения гендиректора «Уралкалия» Владислава Баумгертнера.

 

Итог: фонд Керимова Suleyman Kerimov Foundation в декабре 2013 года продал принадлежавшие ему 21,75% акций «Уралкалия» группе «Онэксим» Михаила Прохорова.

 

Бородин VS Костин

 

Фото Дмитрия Азарова / Коммерсантъ и Сергея Субботина / РИА Новости

 

Сумма спора: $3 млрд (оценка стоимости 51% в Банке Москвы на момент сделки в 2011 году)

 

Начало конфликта: 2010 год

 

Бородин возглавлял Банк Москвы с момента создания в 1995 году. После ухода в 2010 году мэра Москвы Юрия Лужкова и назначения Сергея Собянина новый мэр согласился с предложением президента ВТБ Андрея Костина продать долю правительства Москвы в банке (46,48%) за 103 млрд рублей. Договориться о продаже пакета Бородина Костин не сумел. Весной 2011 года Бородин по решению суда и в рамках жесткого конфликта с ВТБ покинул пост главы банка. Андрей Костин обвинил Банк Москвы в «беспределе», а Бородин в ответ заявил, что посредником в сделке по покупке его пакета акций был сын спецпредставителя президента Игоря Юсуфова Виталий. Юсуфов-младший, с его слов, проводил сделку в интересах президента Дмитрия Медведева. В результате конфликта компании, аффилированные с Бородиным, перестали платить по кредитам, а спасением банка пришлось заниматься государству, которое выделило группе ВТБ 400 млрд рублей. Против Бородина было заведено уголовное дело по факту мошенничества со средствами из городского бюджета на 12,76 млрд рублей, его объявили в розыск по линии Интерпола. Бородин в интервью WSJ заявил, что банку не нужна была помощь государства и проблемы были созданы искусственно.

 

Итог: объявленный в международный розыск экс-глава Банка Москвы Андрей Бородин получил политическое  убежище в Великобритании. Он также получил долю от продажи своего пакета акций Банка Москвы. Forbes оценивает его состояние в $0,8 млрд.

 

Махлай VS Мазепин

 

Фото DR и FOOMEDIA / ТАСС

 

Сумма спора: $0,75 млрд (оценка состояния Владимира Махлая весной 2015 года, по данным Forbes)

 

Начало конфликта: 2005 год

 

Один из крупнейших в мире заводов по производству аммиака «Тольяттиазот» Владимира Махлая и его сына Сергея весной 2005 года столкнулся с «Реновой» Виктора Вексельберга (им принадлежало около 10% акций компании). Но справиться с цепкими тольяттинцами «Ренова» не смогла, несмотря на то что в деятельность предприятия вмешивались правоохранительные органы (свою причастность «Ренова» опровергала). После выемок документов и заведения уголовного дела из-за налоговых схем летом 2005 года семья Махлай и топ-менеджеры ТОАЗ покинули страну. Сначала Владимир Махлай перебрался в Швейцарию, потом в Лондон. В декабре 2005 года его объявили в международный розыск по линии Интерпола. Следственный комитет стал требовать экстрадиции Махлая из Великобритании. Но Вестминстерский магистратный суд ему отказал. Махлай сохранил контроль над предприятием и вел дела по телемосту из Тольятти. «Ренова» продала свой пакет акций владельцу «Уралхима» Дмитрию Мазепину, но он продолжил преследование семьи Махлай. В 2012 году по заявлению «Уралхима» было возбуждено новое уголовное дело, а суд заочно арестовал Сергея и Владимира Махлай. Масла в огонь подлили сюжеты Аркадия Мамонтова на канале «Россия 1», который связал семью Махлай с акционером группы «Приват» Игорем Коломойским, финансировавшим вооруженные соединения на Донбассе.

 

Итог: доля семьи Махлай (более 70%), несмотря на арест акций, оказалась у фонда  экс-главы Республики Калмыкия Кирсана Илюмжинова.

 

Чемезов VS Брешт

 

Фото Григория Сысоева / РИА Новости и Юрия Ичкова для Forbes

 

Сумма спора: $0,68 млрд (сумма, полученная Брештом за пакет «ВСМПО-Ависма»)

 

Начало конфликта: 2005 год

 

В 2003 году крупнейшим в мире производителем титана «ВСМПО-Ависма» заинтересовался Виктор Вексельберг, но его атаки основные акционеры предприятия Вячеслав Брешт и Владислав Тетюхин отбили. Однако еще одну атаку — госкорпорации «Ростех» бывшего разведчика Сергея Чемезова — они отразить не смогли. В ноябре 2005-го на заводе появилась бригада Генпрокуратуры в сопровождении бойцов ОМОНа — компанию проверяли на незаконные хищения в процессе приватизации. «ВСМПО-Ависма» предъявили претензии и налоговики — обнаружилась недоимка за 2005 год, 2 млрд рублей. Владельцев предприятия стали приглашать «на разговор» в «Рособоронэкспорт» и администрацию президента, по их признанию, предлагая передать предприятие государству. Осознав, что битва проиграна, Брешт улетел во Франкфурт-на-Майне и уже оттуда диктовал условия своей капитуляции. Разговор был жесткий — угрозы звучали уже с обеих сторон. «Брешт обложился юристами и обещал сделать скандал публичным, что после «дела ЮКОСа» не лучшим образом скажется на имидже России», — говорил Forbes знакомый Брешта. Получив $680 млн за 31% ВСМПО, бизнесмен перебрался в Израиль.

 

Итог: Вячеслав Брешт живет в Тель-Авиве, ходит в оперу, принимает гостей из России. Его состояние, по оценке Forbes, приближается к $1 млрд.

 

Малофеев VS Костин

 

Фото Романа Шеломенцева для Forbes и Игоря Русака / РИА Новости

 

Сумма спора: $0,59 млрд (общая задолженность Малофеева и связанных с ним структур по кредитам ВТБ)

 

Начало конфликта: 2007 год

 

Конфликт Андрея Костина и Константина Малофеева протекал в рамках уголовного дела о мошенничестве в отношении кредита, выданного группой ВТБ. В 2007 году группа ВТБ выдала «Русагропрому» кредит в размере более $225 млн на приобретение у Nutritek International акций ряда российских молокозаводов, стоимость которых, как позже выяснил ВТБ, была завышена в пять раз. Совладельцем Nutritek с 2005 года являлся фонд Marshall Capital Константина Малофеева. Кредит ВТБ не погашался, а позже «Русагропром» объявил дефолт. ВТБ пытался взыскать средства с Marshall Capital Partners и Малофеева в Высоком суде Лондона, но тот постановил, что спор вне его юрисдикции. Тем не менее суд арестовал активы Marshall Capital — 10% акций «Ростелекома». Арест с них был снят в феврале 2013 года. Малофеев подал к ВТБ ответный иск в лондонский арбитраж на $600 млн. Бизнесмен требовал возмещения упущенной выгоды — из-за ареста акций по иску ВТБ он не смог участвовать в создании холдинга Garsdale Алишера Усманова. В этом году следственный департамент МВД провел обыски в загородном коттедже Малофеева.

 

Итог: взаимные претензии ВТБ и Малофеева были сняты в этом году, уголовное дело было прекращено, последний согласился вернуть $100 млн. По данным газеты «Коммерсантъ», общая задолженность по кредиту составила $596 млн, однако банк предоставил 83%-ный дисконт — предположительно, из-за позиции Малофеева по Украине, в частности поддержки жителей Донбасса.

 

Абызов VS Вексельберг

 

Фото Sasha Mordovets / Getty Images и Юрия Чичикова для Forbes

 

Сумма спора: $0,5 млрд (требования по иску Абызова к Вексельбергу)

 

Начало конфликта: 2013 год

 

Владелец алюминиевого холдинга СУАЛ Виктор Вексельберг с 1990-х дружил с Михаилом Абызовым, который работал в РАО ЕЭС, отвечал за платежи по электроэнергии и мог отключать потребителей за долги. Добрые отношения привели к тому, что в 2007 году Вексельберг и Абызов устно договорились, что поделят 85% одного из лидеров энергорынка компании КЭС в соотношении 51% и 49%. Свои инвестиции Абызов оформил в виде займов на $380 млн. Трения начались из-за готовящейся сделки Вексельберга по продаже КЭС «Газпром энергохолдингу» («дочка» «Газпрома»). В рамках сделки в 2011 году весь КЭС оценивался в $4 млрд. Менеджмент «Газпрома» хотел, чтобы Вексельберг решил проблему с Абызовым — компания не собиралась вести переговоры сразу с несколькими акционерами. В сентябре 2011-го Вексельберг и Абызов договорились, что Абызов получит опцион на продажу своей доли за $451 млн и сможет «выйти». Несмотря на предварительные договоренности, сделка с «Газпромом» сорвалась. А Абызов предъявил структурам Вексельберга опцион к исполнению. В декабре 2013 года компании Вексельберга пытались оспорить позицию Абызова. Через полгода последовал встречный иск лично к Вексельбергу на $500 млн.

 

Итог: суд согласился привлечь в качестве ответчика лично Вексельберга. Дело продолжается, но Абызов надеется, что сторонам удастся договориться во внесудебном порядке.

 

Греф VS Кехман

 

Фото Артема Голощапова для Forbes и Евгения Павленко / Коммерсантъ

 

Сумма спора: $0,08 млрд (сумма претензий Сбербанка к структурам Кехмана в октябре 2015 года)

 

Начало конфликта: 2012 год

 

Владимир Кехман занимался торговлей фруктами, и с 2000-го его компания JFC стала одним из крупнейших российских импортеров фруктов. Кехмана подвели вложения в непрофильные бизнесы. В феврале 2012 года группа компаний, принадлежащих Владимиру Кехману, по версии следствия, инициировала процедуру собственного банкротства. По данным «Коммерсанта», JFC задолжала Сбербанку 4,5 млрд рублей. Кехману было предъявлено обвинение в мошенничестве. Основатель JFC воспринял следственные действия как личный вызов со стороны Грефа, якобы тот звонил министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву. В своих многочисленных интервью он заявил, что Греф обещал ему «выпустить кишки», называл его «орудием дьявола», которое пытается его уничтожить за «преданность Богу и его Святой церкви».

 

Глава Сбербанка Герман Греф сказал, что поведение Кехмана выходит за грани добра и зла.

 

Итог: в конце марта 2015 года Кехман был назначен директором Новосибирского театра оперы и балета. Это случилось после скандала вокруг оперы «Тангейзер» (РПЦ обвинила оперу в богохульстве, потребовав убрать ее из репертуара), а руководитель театра Борис Мездрич лишился поста. В интервью МК Кехман связал трения с Грефом и театральный скандал, перейдя на личности и позволив себе двусмысленные выпады в адрес оппонента. Спор Грефа с Кехманом продолжается. В октябре арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области принял к производству заявление Сбербанка с требованием признать Владимира Кехмана банкротом.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Аналитика
Еще от Forbes.ru