Курсы валют
USD 58,8987 0,1905
EUR 69,4298 0,0250
USD 58,8 000 −0,0300
EUR 69,1 700 0,0100
USD 58, 8071 0,0120
EUR 69, 2582 0,0972
USD 58,7700 59,0400
EUR 69,4100 69,5000
покупка продажа
58,7700 59,0400
69,4100 69,5000
18.12 — 25.12
59,1000
70,0000
BRENT 63,25 0,00
Золото 1254,87 0,00
ММВБ 2143,99 0,22
Главная Новости Местами возможен спад
Эксперты не нашли оснований для роста экономики РФ

Эксперты не нашли оснований для роста экономики РФ

Источник: Ъ-Газета |

Новый прогноз группы экспертов—авторов совместного мониторинга Института экономической политики (ИЭП), РАНХиГС и Всероссийской академии внешней торговли (ВАВТ), опубликованный вчера, оказался более негативным, чем его предыдущая версия. Напомним, Минэкономики в прошлую пятницу в бюллетене «Картина экономики» сделало предположение о том, что майский всплеск промпроизводства, динамики ВВП и ряда показателей, связанных с инвестициями (при некотором ухудшении ситуации в июне и ожидаемых довольно позитивных результатах июля), дают основания предположить, что экономическое положение в РФ к концу 2017 года значительно улучшится (см. “Ъ”. от 31 июля) — доклад де-факто оппонирует этой точке зрения.

 

У прогнозов ИЭП в сравнении с ЦБ и Минэкономики есть качественное отличие. На прошлой неделе глава Минэкономики Максим Орешкин заявлял, что расширение санкций США в отношении России не потребует корректировки макропрогноза (см. “Ъ” от 27 июля) — прогноз Минэкономики, предполагающий рост ВВП по итогам 2017 года выше 2%, был опубликован позже, то есть можно считать, что оптимизм ведомства Максима Орешкина учитывает возможность санкций. Банк России в пятницу в комментарии к решению по ключевой ставке не поддержал точку зрения Минэкономики, хотя также отметил ускорение восстановительных трендов с учетом роста внешнеполитических рисков. Аналитики группы ИЭП—РАНХиГС—ВАВТ, однако, отмечают: предыдущие оценки чиновников и экспертов исходят из сохранения, но не усиления санкций США против РФ. «После принятия в США нового санкционного пакета придется исходить не только из конъюнктурного усиления санкций, но и приобретения ими институционального характера»,— сказано в докладе. Именно эта неопределенность и влияние ее на инвестиционные процессы в РФ пока и учтены в прогнозе — это первая макромодель, в которой санкции выступают фактором, к которому экономика не адаптируется, как в 2015–2016 годах.

 

При этом, кроме фактора санкций, краткосрочной неопределенности, по мнению авторов, добавляют «негативный характер прогнозов в аграрном секторе, испытавшем влияние непогоды»,— и цены на нефть. Хотя авторы доклада не сомневаются в реальности нынешнего экономического роста, они замечают: первое полугодие дало разнонаправленные сигналы в отношении ближайших перспектив. Если в Минэкономики настаивают на ускорении динамики ВВП и инвестиций уже во втором квартале до 2,7% и 5–6%, то оценки ИЭП, РАНХиГС и ВАВТ заметно скромнее — 1,3% и 1,6% прироста соответственно. Разница между 5–6% и 1,5% прироста инвестиций очень существенна — фактически в ИЭП полагают, что увеличение инвестиций будет сопоставимо с ростом ВВП, что «позволит лишь компенсировать выбытие части основных фондов вследствие естественной амортизации», то есть будущий рост будет сопровождаться деградацией производственной базы. В будущий сильный приток капитала через ПИИ (прямые иностранные инвестиции) авторы явно не верят, считая приток второго квартала 2017 года следствием реинвестирования прибылей (акционерами-нерезидентами).

 

Прогноз ИЭП—РАНХиГС—ВАВТ содержит два сценария. Первый — основной (инерционный): цена Urals — $50 за баррель в 2017 году и $55 — в 2018–2019 годах, рост ВВП по годам трехлетки на 1,3%, 1,4% и 1,2% соответственно. Второй сценарий — консервативный и по набору «входящих» аналогичен «входящим» Минэкономики: нефть по $45,6, $40,8 и $41,6 за баррель. Во втором случае прогнозируемый авторами модели рост ВВП составит в 2017–2019 годах 0,9%, 0,8% и 0,7% ВВП соответственно. Оба сценария исходят из того, что ЦБ удержит инфляцию в пределах четырехпроцентной цели. Консервативный вариант предполагает повышенное давление на цены со стороны курса, в результате чего инфляционная цель достигается ЦБ за счет более высоких процентных ставок и жесткой денежной политики.

 

При плавающем рубле среднегодовой номинальный курс в базовом сценарии окажется на уровне 58,4, 59,4 и 58,8 руб. за доллар в 2017–2019 годах, в консервативном варианте — 59,6, 66,5 и 64,8 руб. за доллар соответственно. Даже в случае реализации консервативного прогноза эксперты не считают вероятным устойчивое снижение курса до 70 руб. за доллар, что создает риски недобора нефтегазовых доходов бюджета на протяжении всего прогнозного периода. При этом текущие уровни рубля к доллару США в ИЭП полагают (по состоянию на второй квартал) завышенными на 2,5–3,5%, однако тезис Минэкономики о том, что рубль в третьем-четвертом квартале ослабнет до 64 руб. за доллар, видимо, не поддерживают. При этом предполагается, что 2018 год будет годом ослабления или по крайней мере неукрепления реального курса рубля. Все это, констатируют эксперты, создает риски недобора доходов федеральным бюджетом — напомним, программа Минфина по госдолгу до 2020 года и без того является напряженной, ее увеличение грозит ростом ставок по ОФЗ.

 

Модель ИЭП—РАНХиГС—ВАВТ предполагает и значимое усиление волатильности курса в 2018 году и в том, и в другом сценарии — судя по всему, это результат расчетов платежного баланса. Несмотря на то что авторы не акцентируют этот момент, модель также предполагает довольно резкий рост номинальных и реальных ставок по кредитам в консервативном сценарии (при дешевой нефти) — до 16,4% годовых. «Подстройка» платежного баланса под цены в $40 за баррель ожидается довольно болезненной, при этом в случае плавно растущих нефтяных цен ставки кредита вместе с инфляцией стабилизируются до 2019 года практически на текущем уровне, чуть выше 10% годовых. Как следует из модели экспертов ИЭП, нынешний уровень кредитных ставок — 9,8% годовых, реальная ставка 5,6% является уже минимальной, в дальнейшем номинальные средние ставки будут немного расти. Это прямо противоречит мнению и ЦБ, и Минэкономики о наличии возможностей для дальнейшего снижения ключевой ставки.

 

Наконец, реальные располагаемые доходы при плавно растущих ценах на нефть в основном сценарии вырастут на 0,4%, 1,6% и 1,5%, в консервативном — сократятся в 2017 году на 0,2%, увеличившись на 1% и 0,4% в 2018 и 2019 годах. В отдельном разделе мониторинга обсуждается парадокс нынешней статистики доходов — рост номинальной зарплаты при сокращении реальных располагаемых доходов. Предположения ИЭП, объясняющие происходящее,— сокращение зарплат в неформальном секторе и сокращение самого сектора. При этом одно из наблюдений авторов выглядит очень настораживающе: более существенный рост выдачи новых кредитов физлицам наблюдается в регионах с высоким уровнем бедности. Возможно, снижающаяся в 2017 году норма сбережений — свидетельство не выхода из кризиса, а затяжного падения доходов населения.

Поделитесь с друзьями
Оставить комментарий
Рубрики
Новости
Еще от Ъ-Газета